0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зенитный ракетный комплекс Nike Ajax (США)

Зенитный ракетный комплекс Nike Ajax (США)

ВОЕННОЕ ПРАВО

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Развитие зенитно-ракетных систем ПВО армии США

Основным потенциальным противником Советского Союза в период холодной войны и гонки вооружений являлись США и их союзники. Именно они и навязывали разработку и принятие на вооружение обычных и ракетно-ядерных средств. Большое значение в этом процессе отводилось системам ПВО и их развитию.

В 1953 году в США был принят на вооружение зенитный ракетный комплекс MIM-3 Nike Ajax. Комплекс разрабатывался с 1946 года, как средство для эффективного уничтожения авиации противника. Радиолокационная система была одноканальная в отличие от системы С-25, но оказалась дешевле и прикрывала больше объектов.

Комплекс состоял из двух радаров, один из которых отслеживал неприятельскую цель, а второй направлял ракету на саму цель. Боевые возможности с С-25 были примерно одинаковыми, хотя американская система была проще и к моменту появления у нас комплексов С-75, в Америке были сотни комплексов MIM-3.

ЗРК «Nike-Ajax» использовал командную систему наведения, основанную на использовании двух радаров. Обнаружение целей производилось отдельной радиолокационной станцией LOPAR (сокр. англ. Low-Power Acquisition Radar), данные с которой использовались для наведения на цель радара слежения за целью TTR (англ. Target Tracking Radar). Запущенная ракета непрерывно отслеживалась лучом ещё одной РЛС — MTR (англ. Missile Tracking Radar).

На смену MIM-3 в США приняли на вооружение в 1958 году MIM-14 Nike-Hercules.

Это был первый в мире зенитно-ракетный комплекс большого радиуса действия — до 140 км с высотой поражения 45 км. Эти ракеты были предназначены не только для поражения авиации противника, но и для перехвата баллистических ракет и поражения наземных целей.

Принятый на вооружение ранее стационарный ЗРК MIM-3 «Найк Аякс» имел ряд недостатков. Эти ЗРК предназначались в качестве средства объектовой ПВО для защиты крупных городов и стратегических военных баз. По своим возможностям по перехвату воздушных целей, ракеты «Найк Аякса» (дальность около 48 км, высота до 21 км, при скорости цели до 2,3 М) примерно соответствовали характеристикам гораздо более массового советского ЗРК С-75, который изначально имел возможность смены позиций.

Уникальной особенностью зенитной ракеты «Найк-Аякс» было наличие трёх осколочно-фугасных боевых частей. Первая, массой 5,44 кг, размещалась в носовой секции, вторая — 81,2 кг — в средней, и третья — 55,3 кг — в хвостовой. Предполагалось, что это достаточно спорное техническое решение позволит увеличить вероятность поражения цели, за счёт более протяжённого облака осколков.

Большие проблемы вызывали эксплуатация и обслуживания «жидкостных» ракет комплекса «Найк-Аякс» из-за использования взрывоопасных и токсичных компонентов топлива и окислителя. Это привело к форсированию работ по «твёрдотопливной» ракете и стало одной из причин снятия с вооружения ЗРК «Найк-Аякс» в середине 60-х годов.

Этот комплекс оставался самым совершенным вплоть до появления советского С-200. Большой радиус поражения и наличие боевой части с ядерным зарядом давали возможность поражать все на тот момент имеющиеся воздушные и наземные цели вероятных противников.

MIM-14 превосходит С-75 по основным параметрам, но в плане мобильности уступал последнему.

В США в 1960 году принимается на вооружение зенитно-ракетный комплекс MIM-23 Hawk. Первоначально он разрабатывался для уничтожения самолетов противника, но в дальнейшем был модернизирован для поражения ракет.

Комплекса был первоначально разработан для уничтожения самолетов а впоследствии адаптирован к перехвату ракет в полете. Находился на вооружении армии США до 2002 года, то есть более 40 лет. За это время прошёл обширную программу модернизации которая позволила поддерживать комплекс на уровне требований времени. Первоначально имела диапазон — 15 миль (25 км), Потолок — 45000 футов (13700 м). После модернизации: максимальная дальность перехвата целей 40 км (минимальная — 2.5 км), максимальная высота перехвата 17.7 км (минимальная — 30-60 метров)

Он был немного лучше советской системы С-125 по своим характеристикам, так как мог поражать цели на высотах от 60 до 11000 метров на расстоянии от 2 до 25 км в самых своих первых модификациях. В дальнейшем он много раз модернизировался вплоть до 1995 года.

Этот комплекс в боевых действиях применялся иностранными государствами за пределами территории США. Например, в ходе Октябрьской войны 1973 года было выпущено 57 ракет из данного комплекса, но ни одна не попала в цель.

Зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) дальнего действия можно считать «Найк Геркулес», однако в США разрабатывалась и еще более совершенная система, с большим радиусом поражения.

Интересным проектом был Boeing CIM-10 Bomarc. Этот комплекс разрабатывался с 1949 по 1957 годы. Был принят на вооружение в 1959 году. В настоящее время он считается самым дальнобойным ЗРК.

Оснащенный двумя прямоточными двигателями, CIM-10 Bomarc напоминал скорее беспилотный самолет, чем ракету. Он был полностью интегрирован в систему SAGE — используя ее радары как средство обнаружения. Компьютеры SAGE, отслеживая радарами Среднеканадской и “Pinetree”-линии перемещения бомбардировщиков противника в небе над континентом, использовали Bomarc как оружие с минимальным временем реакции.

Развивающая скорость до 3 МаХа ракета шла по сигналам маяков SAGE, получая инструкции для автопилота от компьютера. Достигнув рассчетного района расположения цели, “Bomarc” включал бортовую АРЛ ГСН и осуществлял поиск цели, и найдя — сближался, и атаковал. Ряд версий ракеты нес ядерную боеголовку, что делало “Bomarc” оптимальным оружием поражения прорывающихся бомбардировщиков и крылатых ракет.

Читать еще:  Баллистическая ракета средней дальности MGM-31C Pershing II (США)

Дальность поражения Bomarc-A составляла 450 км, а модификация 1961 года Bomarc-B до 800 км со скоростью ракеты почти 4000 км/ч.

Но, учитывая, что у СССР быстро рос арсенал стратегических ракет, а данная система могла поражать только самолеты и бомбардировщики, то 1972 году система была снята с вооружения.

С-25 ”Беркут” vs MIM-3 ”Nike-Ajax”: триумф советской партократии?

К концу 1940-ых – началу 1950-ых, стало ясно, что обычная зенитная артиллерия уже не удовлетворяет требованиям защиты от воздушного нападения. Появление скоростных высоколетящих бомбардировщиков, способных забираться на высоты до 15-18 км и достигать скорости до 600-1000 км/ч привело к тому, что даже самые совершенные зенитные установки – вроде советской 130-миллиметровой КС-30 и американской 120-миллиметровой M1 стали практически бесполезны. Производство таких орудий стоило чрезвычайно дорого, а эффективность ведения огня (с огромным расходом отнюдь не дешевых боеприпасов!) была очень сомнительна.

Выходом из положения стали зенитные ракеты. Это отлично понимали военные как в США так и в СССР. Управляемые зенитные снаряды, помимо того что имели гораздо большую высоту, дальность и точность поражения, еще и прозаически стоили дешевле, чем огромные запасы боеприпасов для крупнокалиберных зенитных пушек.

В США работы над управляемыми зенитными ракетами начались в ходе проекта ”Nike” еще в 1946 году. Созданный корпорацией ” Western Electric ” зенитно-ракетный комплекс MIM -3 ” Nike — Ajax ” успешно прошел испытания в 1951 году, и начал развертываться в 1952. Официально он был принят на вооружение в 1953.

MIM-3 ” Nike — Ajax ” был довольно простым зенитно-ракетным комплексом с радиокомандным наведением. Цель отслеживалась радаром T T R ( Target Tracking Radar – радар сопровождения цели), запущенная ракета – радаром MTR ( Missile Tracking Radar – радар сопровождения ракеты), счетно-решающее устройство суммировало данные и по радиоканалу передавало ракете на борт инструкции, куда лететь, чтобы встретиться с целью.

Даже по меркам времени, “Nike-Ajax” был весьма прост. Комплекс был одноканальным – не более одной цели могло сопровождаться и обстреливаться одновременно. Более того, поначалу даже отсутствовала связь между отдельными батареями одного комплекса: в результате, одна и та же цель могла быть взята на сопровождение несколькими установками. Проблему пришлось решать в экстренном порядке, введя систему AN/FSG-1 Missile Master которая осуществляла обмен информацией между счетно-решающими устройствами находящихся рядом батарей.

И тем не менее… при всей технической простоте, если не сказать, примитивности, у MIM-3 ” Nike — Ajax ” было несомненное достоинство: он был достаточно дешев для массового развертывания. И развертывался он действительно массово…

С 1952 по 1958 год, на территории США было развернуто свыше 200 батарей ЗРК MIM-3 ” Nike — Ajax ” в составе примерно 40 ”оборонительных районов”. Ракеты развертывались кольцами вокруг крупных городов, стратегических военных баз, промышленных объектов. Фактически, к 1958 году ВСЕ заслуживающие защиты объекты в США были прикрыты от прорывающихся неприятельских бомбардировщиков зенитными ракетами.

Что же происходило в СССР?

Советский Союз начал работы над собственным зенитно-ракетным комплексом несколько позже. Тут, видимо, сказались упорные попытки скопировать трофейный немецкий ”Вассерфаль”. Под именем Р-101 эта ракета была доведена до относительного совершенства, после чего стало окончательно ясно, что боеспособной она все равно не является.

В 1950 году, Третье Главное Управление при Совете Министров СССР (!) начало работу над первой отечественной зенитно-ракетной системой. Разрабатываемый комплекс, под индексом ”Система-25” или проект ”Беркут” должен был быть создан в самые кратчайшие сроки. Согласно резолюции Сталина от 9 августа 1950 года, ” Мы должны получить ракету для ПВО в течение года ”.

Проект предусматривал создание настоящего технического шедевра. В отличие от американского ”собрата”, система С-25 “Беркут” была многоканальной: т.е. один пусковой комплекс мог одновременно сопровождать радаром и обстреливать несколько целей. В соответствии с указаниями Сталина, система должна была обеспечивать оборону Москвы от одновременного налета до 1000 самолетов…

Секундочку. Секундочку. Москвы? Не Советского Союза?

Нет, именно Москвы. Система С-25 создавалась целиком и полностью для защиты Москвы. В ее рамках предполагалось (и было развернуто с 1954 по 1956 год) создать два непрерывных кольца противовоздушной обороны:

— внешнее, на удалении в 85-90 км от города.

— внутреннее, на удалении в 45-50 км от города.

Оба кольца представляли собой сплошной ”забор” из пусковых комплексов. При дальности действия комплекса в 35-40 километров, пусковые комплексы располагались через 10-15 километров друг от друга, т.е. обеспечивая двойное перекрытие каждого участка.

Каждый пусковой комплекс представлял собой отдельную военную базу, имевшую собственные средства обнаружения, сопровождения и наведения ракет. Комплекс был 20-канальным, что означало, что одновременно КАЖДАЯ пусковая установка комплекса может сопровождать до 20 воздушных целей. При этом, обеспечивалась возможность обстрела каждой отдельной цели 2-3 ракетами (т.е. в арсенал каждого пускового комплекса входили до 60 ракет)

Строительство этой эпохальной системы ПВО продолжалось с 1954 по 1956 год. Это была самая совершенная объектовая система ПВО в мире. Ни до ни после, никогда более не прилагались такие усилия для защиты от воздушного нападения всего лишь ОДНОГО, пускай стратегически и важного объекта…

И вот тут-то и зарылась алмазная собака.

Ничуть не умаляя значимости Москвы, я все же хочу поинтересоваться: а что, остальные города СССР в защите вообще не нуждаются? Неужели Москва настолько стратегически важна, что ее сохранение важнее защиты Ленинграда, Киева, Минска, Челябинска, Новосибирска, Казани, Самары, Курска, Сталинграда ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ?

Ежу понятно, что строительство столь огромной и сложной системы противовоздушной обороны вокруг Москвы требовало вложения гигантских ресурсов и средств. Всего в ”кольцах ПВО” Москвы были развернуты ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ракетных батарей. Т.е. ¼ от общего числа батарей MIM-3 ” Nike — Ajax ”, прикрывавших более 40 объектов на территории США (включая вполне сопоставимые по значимости с Москвой Нью-Йорк и Чикаго)

Читать еще:  Противоракетный комплекс Arrow 2 (Израиль)

При этом еще надо учитывать, что многоканальные пусковые комплексы ЗРК С-25 ”Беркут” были ГОРАЗДО сложнее и дороже (но и эффективнее) одноканальных пусковых комплексов MIM-3 ” Nike — Ajax ”.

Ну и стоило это того?

Да, волей Сталина и последующей волей Хрущева Москва получила практически непроницаемую по тем временам систему противовоздушной обороны (ненадолго, т.к. уже в 1958 обедню советских зенитчиков испортила GAM-63 ” Rascal ”). Но ценой было то, что до 1957 года ни один другой город в СССР больше не получил средств зенитно-ракетной обороны вообще. Затраты ресурсов на систему ПВО Москвы были огромны, и все усилия отдавались именно ей.

Кроме того, была ли актуальна задача одновременной обороны от налета 1000 (. ) самолетов в 1950-ых годах?

Вполне понятно, что такое тактико-техническое требование родилось на основании опыта Второй Мировой Войны, с налетами сотен ”летающих крепостей” на города Германии. Проблема была в том, что к 1950-ым эта доктрина уже давным-давно устарела. Американцы собирали огромные армады бомберов не потому, что им это так нравилось, а лишь потому, что только атакуя в большом количестве бомбардировщики могли сбросить достаточно много бомб. Платой за это было то, что огромные армады бомберов легко обнаруживались немецкими радарами, и немцы бросали против них все истребители, которые могли собрать. Т.е. каждый отдельный налет принимал характер масштабной воздушной баталии.

Появление в 1945 атомного оружия сделало огромные ”бэттлбоксы” мгновенно устаревшими. Теперь те же разрушения мог проделать всего один прорвавшийся к цели бомбардировщик. Одиночный же бомбардировщик куда как труднее засекался радарами: т.е. мог приблизиться к цели, не растревожив все ”осиное гнездо перехватчиков”.

Возможна ли была ситуация одновременного удара по Москве силами тысячи бомбардировщиков в 1950-ых? Практически нет. Прорыв такой армады был бы совершенно бессмысленным мероприятием: огромный флот бомбардировщиков был бы обнаружен заблаговременно, и советское командование бросило бы на перехват все истребители, которые бы только нашлись в европейской части СССР!

Вполне естественно, что ситуация одновременного прорыва к Москве сотен американских бомбардировщиков могла наступить только в одном случае: если все советские истребительные силы в европейской части СССР полностью подавлены. Но в подобной ситуации (в общем-то полного разгрома) уже нужно выбрасывать белый флаг, а не строить из себя отважных героев Столичной Пустоши.

Что самое забавное, ВВС СССР это отлично понимали. И вовсе не пытались в своих планах стратегических ударов по Западной Европе, оперировать ”бэтлбоксами” Ту-4. Невозможно предполагать, что Сталин совершенно не знал о существенном прогрессе в развитии тактики бомбардировщиков…

А теперь немного математики:

Два кольца системы С-25, составлявших ПВО Москвы, включали, общим счетом, 56 пусковых комплексов – 22 на внутреннем кольце, и 34 на внешнем. Комплексы располагались на расстоянии 10-15 км друг от друга (при дальнобойности в 35-40 км), что объяснялось желанием еще больше эшелонировать эту и так чрезмерно усложненную систему ПВО.

Достаточно легко просчитать, что, если не заморачиваться вопросом тройного эшелонирования, то расстояние между комплексами можно увеличить до 25 км. Дальность в 35-40 км все равно гарантирует, что в случае выхода из строя одиночного комплекса, ”непростреливаемым” пространство не будет.

Формирование оборонительного периметра радиусом 25 км (т.е. длина окружности – 157 км) потребовало бы при таком расположении всего лишь 6 комплексов.

Что означают эти подсчеты? Они означают всего лишь, что при одном только отказе от внешнего кольца ПВО Москвы, можно было бы оснастить адекватной противовоздушной защитой еще ПЯТЬ советских городов. При этом задействованные ресурсы оставались точно теми же.

Была бы адекватна такая защита? Да, более чем. Учитывая, что каждый отдельный комплекс мог обстреливать одновременно (!) до 20 целей, наводя на каждую по 2-3 ракеты, противовоздушная оборона была бы более чем адекватна задаче защиты промышленных районов Урала и Сибири от налетов небольших групп бомбардировщиков. В то время как в реале, даже сравнительно важные промышленные центры СССР до 1958-1959 года не имели попросту никакой адекватной зенитной защиты (в 1957 году было выпущено только 30 батарей ЗРК С-75).

При этом, Москва бы оставалась прикрытой 22 батареями ”внутреннего кольца”, что обеспечивало ей более чем адекватную противовоздушную оборону.

Из выложенного материала абсолютно ясно, что СССР в области ЗРК первого поколения свернул куда-то явно не туда. В то время как американцы, затратив сопоставимые ресурсы, развернули систему ПВО множества городов и стратегических объектов – товарищ Сталин и товарищ Хрущев вбухали бездну средств и ресурсов в создание ПВО одной-единственной Москвы. Самой совершенной объектовой ПВО в мире, не спорю. Но – одного-единственного объекта

Проста арифметика показывает, что частичное перераспределение ресурсов, затраченных на комплекс С-25 в реале, позволило бы оснастить весьма совершенной по меркам времени ПВО как минимум шесть советских городов (Москву, и еще пять)

Так зачем им это понадобилось?

Я предлагаю такую версию событий:

И Сталин и Хрущев не были дураками и отлично понимали в общем-то бесполезность С-25. Будь в том исключительно их воля, они бы отказались от этого громоздкого комплекса вокруг Москвы в пользу создания системы ПВО других стратегических городов.

Но помимо Сталина и Хрущева, существовала еще чрезвычайно многочисленная партийная советская номенклатура. Тысячи и тысячи чиновников высшего и среднего партийного звена, массово сосредоточенные в Москве.

Эта партноменклатура хотела безопасности. Гарантированной безопасности, любой ценой. Они отлично понимали, что защитить Москву ценой оставления без защиты других городов СССР – просто абсурд. Но это их НЕ ВОЛНОВАЛО.

Читать еще:  Корабельный зенитный ракетный комплекс Masurca Mk2 Mod2 (Франция)

Целью советской номенклатуры было выжить, а не победить в возможной мировой войне. Если бы ход мировой войны начал складываться неблагоприятно, “патриоты” из ЦК КПСС совершенно не погнушались бы капитулировать. Но… для того, чтобы капитулировать, эти самые ”патриоты” должны были бы к моменту капитуляции оставаться в живых.

Для этого – для того, чтобы при любом ходе конфликта остаться целыми и невредимыми – партийная верхушка и вынудила Сталина пойти на бессмысленное в военном плане создание гигантской сверхэффективной системы ПВО Москвы. По сути дела, система С-25 гарантировала, что на дачи и квартиры высших и средних чинов партии атомные бомбы не упадут. Или, во всяком случае, не упадут достаточно долго, чтобы пресловутые члены партии не сумели бы рассредоточиться по небольшим деревням и поселкам где-нибудь в Сибири, в безопасности и покое.

Вывод парадоксальный. Самая совершенная система объектовой ПВО мира – создана по воле перетрусивших бюрократов? Но… придется признать, что иного разумного ответа попросту нет.

Зенитная управляемая ракета (ЗУР) «Найк»

Трудно назвать систему вооружения, которая в 1950-е привлекала бы такой интерес, как «Найк». Интерес вполне заслуженный — впервые была реализована ракетная система ПВО страны.

Работы над управляемым ракетным зенитным вооружением в США развернули в конце Второй мировой войны. В 1945 году Министерство армии заключило контракт с «Белл Телефон Лэбораториз» на проведение совместно с Артиллерийско-технической службой научно-исследовательских работ.

ОТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ

Исследования показали, что борьба с бомбардировщиками, летящими на высоте до 20 000 м на скоростях до 800 км/ч, требует: сверхзвуковых управляемых ракет, радиолокаторов для слежения за целью и ракетой, высокопроизводительного (по тем временам) аналогового счетно-решающего устройства. Программа разработки принципиально новой системы ПВО для замены 90- и 120-мм зенитных артиллерийских батарей получила название «Найк». Пуски опытных зенитных ракет начались осенью 1946 года. Появление у СССР стратегических бомбардировщиков с ядерным вооружением заставило ускорить работы. В опытно-конструкторские работы включились компании «Дуглас Эйркрафт», «Вестерн Электрик», «Дженерал Электрик». Всего же в программе «Найк», по подсчетам специалистов, было задействовано до тысячи различных фирм. В ходе испытаний ракеты «Найк» перехватили бомбардировщик-мишень QB-17 и крылатую ракету «Матадор». В 1953 году принят зенитный ракетный комплекс «Найк-Аякс» (Nike-Ajax — по именам богини победы и героя из греческой мифологии), первоначально получивший индекс SAM-A-7, впоследствии — MIM-3. Первое подразделение «Найк» сформировано в январе 1954 года в Форт Мид. В мае того же года первая батарея «Найк-Аякс» установлена на позицию в зоне ПВО Вашингтон-Балтимор. К 1958 году в 40 зонах ПВО на территории США установлено около 200 батарей «Найк-Аякс». Комплексы «Найк-Аякс» развертывались также в Греции, Италии, Нидерландах, Турции, ФРГ.

СОСТАВ И РАБОТА КОМПЛЕКСА

Комплекс включал три РЛС, систему управления, дистанционно управляемые пусковые установки, двухступенчатые зенитные управляемые ракеты (ЗУР). Необычной выглядела «трехсекционная» осколочно-фугасная боевая часть общей массой 136-140 кг — по одной секции в носовой, средней и хвостовой частях ракеты — так рассчитывали увеличить зону поражения. Стационарные батареи комплекса размещали вокруг крупных городов, военных баз, промышленных центров. Батарея состояла из стартовой позиции и «позиции наведения» с тремя импульсными РЛС — обнаружения цели, сопровождения цели и сопровождения ракеты. Стартовая позиция включала две-три огневые площадки по две пусковые установки (четыре направляющих на каждой), два-три хранилища ЗУР и пункт управления пуском. Из хранилища ЗУР подавалась на тележке по рельсовому пути на пусковую установку, устанавливалась на направляющую, которая затем поднималась в стартовое положение. Первоначальные данные о целях передавались командованием ПВО (введение на вооружение «Найк-Аякс» естественно совпало с развертыванием «линий дальнего радиолокационного обнаружения»). По мере приближения цели РЛС обнаружения «передавала» ее РЛС сопровождения цели. После выдачи сигнала о вхождении цели в зону поражения производился пуск ЗУР. Текущие координаты ракеты и цели передавались на счетно-решающее устройство, по данным которого вырабатывались команды коррекции траектории, передававшиеся на ракету командным передатчиком-Так ракета направлялась в упрежденную точку встречи с целью. Боевая часть также подрывалась по радиосигналу с земли. Такой существенный недостаток, как отсутствие оперативной связи между отдельными батареями, устранили введением узла управления AN/FSG-1 «Миссайл Мастер».

СИЛАЧ «ГЕРКУЛЕС»

С появлением более скоростных и высотных бомбардировщиков возможности «Найк-Аякс» по высоте и дальности поражения стали недостаточны. С 1952 года развернулись работы над комплексом, позже названным «Найк-Геркулес».

Основными исполнителями стали «Вестерн Электрик» и «Дуглас Эйркрафт», субподрядчиками — «Дженерал Электрик», AAI, «Рейтон» и др. Работы затянулись в связи с переходом на более надежный твердотопливный маршевый двигатель, допускавший длительное хранение готовой к пуску ракеты. В аппаратуре электровакуумные приборы заменяли полупроводниковыми, в систему управления ввели РЛС большей дальности и лучшей помехозащищенности и цифровой компьютер. Обновленный комплекс получил индекс SAM-A-25 (с 1963 года — MIM-14) и стал первым ЗРК большой дальности. В июне 1958 года на дежурство поставили первое подразделение «Найк-Геркулес» в зоне ПВО Чикаго. Появление быстро разворачиваемой РЛС дальнего обнаружения (HIPAR) позволило сформировать передвижной вариант «Найк-Геркулес» для войсковой ПВО. Между тем США теперь приходилось считаться и с советскими межконтинентальными ракетами — перехват их боеголовок представлял собой куда более трудную задачу.

Начатая в 1957 году разработка комплекса «Найк-Зевс» потребовала и новой ракеты, и нового комплекса РЛС. К 1964 году, когда производство MIM-14 прекратили, насчитывалось 174 батареи «Найк-Геркулес» и более 25 000 ЗУР, однако с того времени их количество начали сокращать.

В США последние «Найк-Геркулес» сняли с дежурства к 1974 году, в Европе — в середине 1980-х годов, когда их уже могли заменить комплексами «Пэтриот».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector