0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зенитный ракетный комплекс R-60 Pracka (Югославия)

Зенитный ракетный комплекс R-60 Pracka (Югославия)

Вспомним облик мушкетеров в любой из бесчисленных экранизаций бессмертного романа Дюма — усы, ботфорты, широкополые шляпы, плащи и шпаги, в крайнем случае — пистолеты — но, как правило, никаких мушкетов! Солидное стрелковое оружие очистило поля сражений от бронированной конницы, но оказалось не сподручным в непредсказуемых обстоятельствах внезапно возникавших кровопролитных стычек. Наряду с мушкетами, фузеями, штуцерами, винтовками и карабинами на протяжении веков непрерывно совершенствовалось и портативное оружие ближнего боя — пистолеты и, позднее, револьверы.

Хотя впервые управляемые ракеты «воздух-воздух» были применены чан-кайшистами в боях над Тайваньским проливом, по-настоящему массовым их применение стало в ходе Вьетнамской войны. Однако и в Индокитае ракетное оружие все-таки не стало решающей силой в воздушных боях.

В условиях плотной насыщенности воздушного пространства авиацией обеих сторон почти на всех направлениях, задача определения государственной принадлежности конкретного самолета при помощи бортовых радиотехнических систем опознавания «свой-чужой» стала практически неразрешимой. Достоверное визуальное опознавание осуществлялось на дальности, в лучшем случае, в несколько километров, зачастую меньшей ближней границы зон пуска американских ракет средней дальности «Сперроу».

Даже ракеты малой дальности противодействующих сторон — «Сайдуиндер» и советская К-13А — оказались малопригодны в условиях маневренного боя, по западной терминологии, «собачей свалки». Ограничение по перегрузке носителя при пуске ракет величиной порядка двух единиц не позволяло полностью реализовать маневренные возможности истребителей. Да и после старта ракеты не отличались особой верткостью в полете и не могли настигнуть энергично маневрирующие цели. Для большинства ракет сектор возможных пусков ограничивался задней полусферой цели.

К этому времени для перехватчиков советских Войск ПВО страны уже были созданы первые образцы всеракурсных ракет с радиолокационными ГСН, но эти носители не участвовали в локальных войнах того времени. Кроме того, перед пуском требовалось ввести в аппаратуру ракеты уставку, указывающую на атаку цели в заднюю, либо в переднюю полусферу. В ходе маневренного боя взаимное положение противников менялось очень быстро. Так как атакованная в заднюю полусферу цель могла развернуться навстречу ракете. Для оружия маневренного боя требовалось обеспечить автоматическую перестройку параметров автопилота в полете. Кроме того, процесс захвата цели на сопровождение тепловой ГСН ракеты К-13 был довольно длительным, углы захвата — небольшими, что требовало достаточно точного выведения оси ракеты, а заодно и носителя в направлении цели и удержания ее в этом положении. В конкретных условиях Вьетнамской войны беспомощность ракетного оружия грозила преждевременным завершением жизненного пути пилотов, легкомысленно лишенных пушечного вооружения «чистых ракетоносцев» из семейств МиГ-21ПФ и «Фантомов».

В результате, к концу шестидесятых годов в США, СССР и Франции практически одновременно сформировалось представление о необходимости разработки малогабаритных ракет, специально предназначенных для применения в ближнем маневренном бою. От них не требовалась большая дальность пусков, что позволяло выполнить ракеты в малых массах и габаритах, разместив на борту носителя не два -четыре «изделия», а многократно больший ракетный боекомплект. Таким образом, как по зоне поражения, так и по возможности неоднократной атаки цели в тактическом отношении новые ракеты были ближе не к своим предшественницам, а к традиционному пушечному вооружению. В нашей стране большой вклад в выработку концепции ракеты ближнего воздушного боя внесли ученые НИИ-2 Минавиапрома (ныне — ГосНИИАС), в особенности Р.Д. Кузьминский и В.Ф. Левитин.

К этому времени в нашей стране уже была создана относительно миниатюрная зенитная ракета 9М31 для самоходного комплекса ПВО Сухопутных войск «Стрела-1». Ракета была в полтора раза короче и почти втрое легче К-13А, что в значительной мере достигалось за счет применения легкой боевой части, без малого вчетверо меньшей по массе. Разработку новой ракеты «воздух-воздух» ближнего действия К-60 предполагалось провести на базе 9М31.

Однако по ряду свойств 9М31 явно не отвечала требованиям к эффективному авиационному вооружению. Эта зенитная ракета оснащалась фотоконтрастной головкой самонаведения, успешно работающей только по целям в верхней полусфере. Кроме того, ближний воздушный бой крайне затруднял прицеливание корпусом ракеты — в этих условиях ГСН должна была наводиться в соответствии с целеуказанием от бортовых систем носителя. Энергетика двигателя ракеты 9М31 обеспечивала поражение только околозвуковых целей.

Читать еще:  Самоходная гаубица FH-77B (Швеция)

Что не менее важно, разработку К-60 поручили не создателям ракеты 9М31 — коллективу КБТМ Миноборонпрома во главе с А.Э. Нудельманом, а ПКПК (бывшему ОКБ-4) Минавиапрома. Наряду с главным конструктором М.Р. Бисноватом и его первым заместителем В.И. Елагиным разработкой руководили А.Л. Кегелес, Г. Н. Смольский и И.Н. Карабанов. В результате, несмотря на все преимущества унификации, к концу разработки К-60 унаследовала от «Стрелы-1» только калибр — 120мм и размерности боевой части, а ее стартовая масса в полтора раза превысила массу 9М31.

При выборе основных технических решений по ракете К-60 ее разработчики, до того успешно создавшие относительно крупные ракеты средней и большой дальности К-8 и К-80, не могли не учитывать опыта работ своих коллег по ракетам семейства К-13, хотя в итоге К-60 имела ряд принципиальных отличий от ракеты «Вымпела».

Как и на К-13, первым отсеком К-60 являлась тепловая ГСН. Конструкторы киевского «Арсенала» во главе с С.П Алексеенко создали головку самонаведения «Комар» (ОГС-60ТИ) с малоинерциальным гиростабилизатором, который обеспечивал отработку углов целеуказания до 12° по информации, поступающей от бортовой прицельной системы самолета. В целях повышения эффективности аэродинамических рулей на больших углах атаки для спрямления набегающего воздушного потока применили небольшие дестабилизаторы, закрепленные на наружной поверхности корпуса ГСН.

Малая мощность боевой части определила ряд компоновочных решений по ракете. Неконтактный подрыв обеспечивал нанесение ущерба цели в пределах радиуса поражения — 2,5 м, но уверенное немедленное сбитие достигалось при прямом попадании. Наибольший ущерб наносился при проникновении боевой части во внутренние объемы цели. Поэтому на К-60 боевую часть стержневого типа выдвинули как можно дальше вперед, во второй отсек, расположенный непосредственно позади головки самонаведения. При малой массе и относительно большом калибре боевую часть выполнили с внутренним каналом большого диаметра. В третьем отсеке последовательно размещаются предохранительно-исполнительный механизм, рулевой привод, аппаратура автопилота, необходимость применения которой определялась намного более жесткими требованиями по маневренности в сравнении с К-13. На наружной поверхности передней части отсека установлены попарно кинематически связанные аэродинамические рули, а ближе к хвосту — антенны радиовзрывателя. В начале четвертого отсека находится радиовзрыватель, а за ним располагается источник электропитания — два электрогенератора, работающих от турбины, приводимой в движение продуктами сгорания порохового аккумулятора давления.

Пятый отсек представляет собой твердотопливный двигатель ПРД-259 с переменной по времени диаграммой тяги. На корпусе двигателя крепятся треугольные крылья большой стреловидности. Малое удлинение крыльев при достаточной для требуемой маневренности площади обеспечивает компактность размещения на носителе, что необходимо для увеличения боекомплекта. Вдоль задних кромок крыльев размещаются роллероны.

Зенитный ракетный комплекс R-60 Pracka (Югославия)

Начало воздушной кампании НАТО против Югославии в 1999 году подтолкнуло инженеров этой страны к созданию в срочном порядке двухступенчатых зенитных ракет путем добавления к российским ракетам «воздух-воздух» с ИК наведением ускорителей собственной разработки. Эти зенитные ракеты применялись в боевых действиях и, как минимум, одна из этих систем могла быть использована против самолетов НАТО.

Первые примеры использования УРВВ в роли ЗУР в Югославии относятся к середине 1990-х, когда армия боснийских сербов создала ЗРК на шасси грузовика TAM-150 с двумя направляющими для ракет Р-13 (AA-2 ‘Atoll’ по западной классификации) с ИК наведением. Эта кустарная модификация проводилась без формальных НИОКР и, похоже, никогда не имела официального обозначения.

Еще более простая система, известная как Pracka («Праща») представляла собой ракету Р-60 (AA-8 ‘Aphid’ по западной классификации) на импровизированной пусковой установке на базе лафета буксируемой зенитной пушки типа M55 калибра 20мм. Реальная боевая эффективность такой системы могла оказаться даже ниже чем у пращи, учитывая такой очевидный недостаток, как очень ограниченная дальность пуска.

По мнению редакции английского журнала Jane’s Missile and Rockets, ЗРК, использовавшие двухступенчатые ракеты, были разработаны в срочном порядке Военно-техническим институтом VTI (Vojno-Tehnicki Institut) и Воздушно-опытным центром VTO (Vazduhoplovno-Opitni Centar) уже в ходе авиационной кампании НАТО в 1999 году. Эти системы получили обозначения RL-2 и RL-4.

Читать еще:  Реактивная система залпового огня 9К57 «Ураган» (СССР)

Прототипы обеих систем создавались на базе шасси самоходной зенитной установки с 30-мм двуствольной пушкой чешского производства типа M53/59, более 100 которых состояло на вооружении в Югославии.

Система RL-2 оснащалась ракетой Р-60МК с первой ступенью в виде ускорителя аналогичного калибра. Ускоритель, по-видимому, был создан комбинацией двигателя ракеты РСЗО и больших хвостовых стабилизаторов установленных крестообразно. Ускоритель RL-2 имеет длину около 2,25 метра и калибр порядка 120-130 мм. Возможно, основой для него послужила ракета 128-мм РСЗО местного производства.

Демонтировав пушки, магазины и связанное с ними оборудование установки M53/59, техники установили две направляющие для новых ракет. Основой для направляющих послужили авиационные пусковые установки типа АПУ-60-1ДБ1 (изделие П-62-1ДБ1).

Ракета RL-4 была создана на базе российской ракеты Р-73 (западное обозначение — AA-11 Archer), также оснащенной ускорителем. Ракета монтировалась на одинарной направляющей также на шасси M53/59. В этом случае направляющая делалась на базе авиационной пусковой установки типа АПУ-73 (изделие П-72). Ускоритель для RL-4 имеет длину 1,25-1,3 метра и калибр 195-230 мм. Калибр ускорителя заметно меньше, чем у 262-мм ракет РСЗО местного производства, которые было бы логично рассматривать как подходящую основу для ускорителя. Один из источников сообщил JMR, что ускорители для RL-2 и RL-4 вероятно создавались на базе российских 57-мм авиационных НАР типа С-5. Для RL-2 это не так, но наличие в торце хвостовой части ускорителя RL-4 шести сопел увеличивает шансы, что он был сделан из шести ракет VRZ-57 (местная копия С-5) в едином корпусе.

Примерно на середине каждого ускорителя есть маленький синий логотип. Один из источников сообщил JMR, что это может быть логотип завода Vazduhoplovni Zavod Moma Stanojlovic (иногда его называют VZ Moma) — авиационно-ремонтного предприятия, расположенного на авиабазе Батайница. Это предприятие занимается обслуживанием и ремонтом всех состоящих на вооружении ракет «воздух-воздух», а также обслуживанием и ремонтом самолетов МиГ-21, вертолетов Ми-8, SA341/SA342 Gazelle, Alouette, Canadair, Ми-2 и Utva 75. На VZ Moma производятся и некоторые запасные части для авиатехники.

Неочевидной деталью конструкции RL-4 является нечто похожее на большую канистру серого цвета под направляющей. На первый взгляд, она могла бы послужить внешней емкостью для охладителя ГСН Р-73, но однако это не очень похоже на правду — так как единственное соединение канистры с направляющей похоже на кабель заземления. Столь же неправдоподобной выглядит и возможность того, что он запитывает систему пневматический привод подъемника направляющей.

Первые сообщения о созданном сербами ЗРК на базе M53/59 появились в конце 1999 года. В них описывалась система, включающая две ракеты типа Р-73 (без ускорителей), смонтированных на рельсовых направляющих. Непонятно — была ли это третья импровизированная конструкция ЗРК (возможно, имеющая обозначение R-1 или R-3), или автор сообщений перепутал RL-4 с одной направляющей и RL-2 с двумя. Не названный сербский источник в беседе с представителем JMR заявлял о том, что этот ЗРК оказался успешным. Он добавил: «Очень жаль, что мы не можем переделать больше ракет!». Ракеты Р-73 значительно превосходят Р-60 по чувствительности ГСН и досягаемости по дальности и высоте, представляя значительную угрозу самолетам НАТО.

Чтобы ракеты Р-60 и Р-73 могли работать в роли второй ступени ракет, необходимо было внести некоторые изменения. Требовалось заменить нормальный метод запуска двигателя по команде от блока системы наведения на запуск, инициируемый отделением ускорителя. В ракете RL-2 ускоритель отделен от Р-60 цилиндрическим отсеком с отверстиями. Из одного из них выходит кабель, соединяющий ускоритель с ракетой Р-60. Этот кабель не имеет никаких креплений к корпусу ракеты и больше похож на импровизацию, чем на инженерную деталь. В RL-4 отклоняемое сопло Р-73 окружено решетчатой структурой, соединяющей ракету с ускорителем.

Возможно, в конструкцию трехступенчатых предохранителей ракет никаких изменений вносить не понадобилось. Первые две ступени — электрическая и механическая, — срабатывают в момент отделения ракеты от направляющей так же, как и при пуске с самолета. Последняя, третья ступень срабатывает вероятно от ускорения ракеты (возможно в этом помогает ускоритель) или на определенной высоте, достаточной чтобы предотвратить преждевременное срабатывание дистанционного взрывателя. Автопилот ракеты оставлен без изменений — должно быть, он успешно справляется с помехами, которые могут возникать в момент пуска.

Читать еще:  100-мм нарезная танковая пушка С-84СА (СССР)

Пусковая установка сохранила от зенитной пушки одну деталь — кресло наводчика на левой стороне. Это место защищено броней спереди, сзади и с боков.

У JMR нет информации о том, используется ли в этих системах оборудование для определения дальности или целеуказания, а также о внешнем виде панели управления ракетами. Как минимум, должна быть звуковая индикация захвата с изменением тональности звука по мере того, как ГСН приближается к пределам по углу отклонения и скорости слежения за целью.

Для RL-2 возможно имеется переключатель, позволяющий применять ракеты по одиночке или залпом.

Вряд ли RL-2 и RL-4 имеют большие шансы проводить успешные стрельбы по внезапно появившимся целям — эти ЗРК должны зависеть от КП ПВО или передового пункта наблюдения, чтобы иметь хотя бы некоторое представление о направлении на цель и примерном времени ее появления.

Оба прототипа были созданы персоналом мастерских VTO и VTI и у JMR нет информации о том, сколько пробных запусков было проведено (и проводились ли они вообще). Прототипы оставались на службе в течение всей бомбардировочной кампании НАТО в 1999 году. Неофициальные отчеты предполагают, что RL-4 могла применяться в боевых действиях, но нет никаких подтверждений того, что ракеты RL-2 запускались по самолетам НАТО. После завершения конфликта обе системы были сняты с вооружения и возвращены в VTI.

В варианте «воздух-воздух» Р-60 имеет минимальную дальность пуска — 150 метров, а максимальную — 10 км. В случае, когда такие параметры как дальность до цели оцениваются «на глаз» и не дополняются поисковым оборудованием самолета, руководство по МиГ-29 рекомендует пуски по целям вдогон проводить на дальностях от 0,3 до 1,5 км, а в лоб — от 1,5 до 12 км (по не маневрирующим целям) или до 5 км (по маневрирующим).

Для эффективного применения ракет RL-2/Р-60 в лоб по целям, идущим на форсаже, система наведения должна переключаться в режим ‘high-gain’. При пуске в режиме «воздух-воздух» это обычно делается СУО самолета.

Согласно данным VTI, максимальная дальность RL-2 составляет 7,5 км (скорость и направление движения цели не указываются). В варианте Р-73М1 ракета AA-11 имеет минимальную дальность 300 метров, а максимальную — до 20 км. VTI указывает для RL-4 дальность 8,6 км.

Секретные ЗРК Югославии (Yugoslavia’s secret SAMs)
Сеймур Джонсон (Seymour Johnson) (перевод Юрия Голдаева)
Jane’s Missile and Rockets, May 01, 2005

bmpd

2 мая 2020 года президент Сербии Александар Вучич в сопровождении министра обороны Сербии Александра Вулина и начальника Генерального штаба вооруженных сил Сербии генерала Милана Мойсиловича посетили расположение 3-го [зенитного] ракетного дивизиона 250-й ракетной бригады ВВС и ПВО Сербии в Яково в пригороде Белграда. Данный восстановленный в составе бригады дивизион получил шесть поставленных в конце февраля 2020 года Сербии боевых машин российского зенитного ракетно-пушечного комплекса 96К6 «Панцирь-С1».

Одна из поступивших на вооружение 3-го [зенитного] ракетного дивизиона 250-й ракетной бригады ВВС и ПВО Сербии боевых машин российского зенитного ракетно-пушечного комплекса 96К6 «Панцирь-С1». Яково (Белград), 02.05.2020 (с) министерство обороны Сербии

3-й ракетный дивизион, входивший в состав 250-й ракетной бригады ПВО, отличился тем, что в ходе военной операции НАТО против Югославии в 1999 году, используя зенитные ракетные системы С-125М1, сбил американские малозаметный ударный самолет Lockheed Martin F-117A и истребитель Lockheed Martin F-16CJ. После реорганизации 2007 года в составе сербской 250-й ракетной бригады ПВО оставались только 1-й и 2-й ракетные дивизионы, оснащенные модернизированными ЗРК С-125М1Т, и 230-й, 240-й и 310-й самоходные ракетные дивизионы, оснащенные ЗРК 2К12М «Куб-М». Теперь 2-й ракетный дивизион в составе бригады переименован в «почетный» 3-й ракетный дивизион, получивший на вооружение шесть боевых машин ЗРПК 96К6 «Панцирь-С1».

Контракт на поставку Сербии комплекта огневой батареи (шесть боевых машин) ЗРПК «Панцирь-С1» был заключен российской стороной в 2019 году.

Поступившие на вооружение 3-го [зенитного] ракетного дивизиона 250-й ракетной бригады ВВС и ПВО Сербии боевые машины российского зенитного ракетно-пушечного комплекса 96К6 «Панцирь-С1». Яково (Белград), 02.05.2020 (с) министерство обороны Сербии

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector