0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Авиационная ракета «Meteor» (Европа)

Европейская ракета Метеор класса воздух — воздух

Европейская ракета Метеор класса воздух — воздух, большой дальности можно отнести к числу наиболее амбициозных и длительных европейских проектов авиационного вооружения. То, что борьба за господство в воздухе начинается с самых больших дальностей, не новость. Это относится и к воздушному бою, начинающемуся задолго до рубежа прямой видимости целей. «Метеор» — попытка решить задачу борьбы с одиночными и групповыми воздушными целями на больших дальностях максимально быстро, в сложной обстановке, в условиях активного противодействия, различными типами истребителей.

Ракета Meteor воздушного боя большой дальности

В 1984 году шведская SAAB начала разработку сверхзвуковой ракеты воздушного боя большой и средней дальности Rb74. Интерес к проекту со стороны шведских ВВС вскоре угас — возможно, по финансовым причинам, но новая ракета заинтересовала британскую компанию ВАЕ. Британские ВВС искали перспективную замену ракете «Скайфлэш», и в 1995 году был объявлен конкурс на разработку ракеты BVRAAM (Beyond Visual Range Air to Air Missile — класса «воздух — воздух» для действия за пределами дальности прямой видимости).

Основными соперниками выступили проект «Метеор» компании ВАЕ (MBD) и FMRAAM компаний «Хьюз» и «Рейтеон» (развитие ракеты AMRAAM). В мае 2000 года британское министерство обороны объявило о выборе проекта «Метеор». Этому предшествовал целый ряд уточнений и пересмотров условий, тем более что проект привлек и других заказчиков. В 2001 году был составлен межправительственный контракт, в который вошли Великобритания, Испания, Италия, Франция, ФРГ и вернувшаяся в проект Швеция. Головным разработчиком стала образованная незадолго до того многонациональная корпорация MBDA (включившая и бывшую ВАЕ). Контракт был подписан в декабре 2002 года. Субподрядчиками выступили шведская «SAAB Бофос Динамике», германские «Байерн Хими Протак», «Литеф rM6X»,TDW, французская «Талес Эйрборн Системз», испанская «Инмисе Системас» и др. Первый опытный пуск ракеты в воздухе проведен в декабре 2005 года с самолета «Грипен». В ходе разработки использовались решения и схемы, полученные при создании ракет других типов — MICA-RF и «Дстеря/PAAMS. Несмотря на такой задел и солидный состав участников, изначальный срок поступления ракеты на вооружение — 2008 год — выдержать не удалось. Не удалось это сделать и в 2010-м, так что сроки поставки серийных ракет сдвинулись на 2014-2015-й и даже 2018 год.

Ракеты «Метеор» и MICA на парижском авиасалоне в Ле-Бурже. Франция, 2001 год

Европейская ракета Метеор класса воздух — воздух, предназначена для поражения существующих и перспективных воздушных целей за пределами дальности видимости на различных высотах, в том числе — на фоне земли, в любое время суток, со стороны передней или задней полусферы, при активном радиоэлектронном противодействии противника. Идея заключалась в совмещении высокой маршевой скорости, сокращающей время полета до цели, автономной системы наведения с радиокоррекцией на среднем участке траектории и «интеллектуального» самонаведения на конечном участке. Как и любой комплекс управляемого вооружения, «Метеор» применяется в рамках общей системы средств разведки, навигации, управления войсками и оружием и должна быть совместима с имеющимися и перспективными информационно-управляющими системами. Носителями ракеты могут выступать истребители

Всерьез рассматривались возможности выполнения на основе «Метеора» зенитной управляемой и авиационной противорадиолокационной ракет. Маршевая скорость полета более 4 М — приближается к гиперзвуковой — позволила достичь большой дальности пуска (по рекламным заявлениям MBDA — до 150 км) при сокращении времени полета и снижении возможности перехвата ракеты противником.

Испытательный пуск ракеты Meteor с борта многоцелевого шведского истребителя Gripen

Ракета выполнена по нормальной аэродинамической схеме с расположенными в хвостовой части крестообразными рулями и прямоугольными воздухозаборниками, установленными на корпусе так, что образуют обратное поперечное V. Система наведения — комбинированная. В головной части под обтекателем установлена активная радиолокационная головка самонаведения (ГСН), позади нее размещен блок командно-инерциальной системы наведения. Программа полета вводится перед пуском. Особенностью системы наведения «Метеор» является наличие канала радиосвязи для коррекции работы командно- инерциальной системы с целью уточнения наведения ракеты или компенсации ошибок инерциальной системы, накапливающихся за время полета (антенна цифрового радиоканала установлена позади обтекателя).

Ракета «Метеор» на Международной авиа и аэрокосмической выставке в Берлине (ILA), 2010 год фото

Сигналы коррекции могут поступать с самолета-носителя или, например, с самолета системы AWACS. Имеется также канал передачи на самолет-носитель телеметрической информации о состоянии систем ракеты. На конечном участке траектории включается в работу ГСН. Самонаведение производится по модифицированной схеме пропорционального наведения. Для обеспечения наведения на цель с любого ракурса и на низколетящую цель (на фоне подстилающей поверхности) ГСН, кроме стандартного режима высокой частоты повторения импульсов, имеет режим средней частоты повторения. Сложные алгоритмы обработки сигнала позволяют ГСН отслеживать и поражать цели в составе группы, «отсекать» пассивные и активные помехи, в том числе — от средств противодействия противника. Управление полетом осуществляется поворотом рулей, снабженных аэродинамическим приводом.

европейская ракета класса воздух-воздух тактико технические характеристики

Европейская ракета Метеор класса воздух — воздух, имеет комбинированную двигательную установку. Маршевым служит прямоточный воздушно-реактивный двигатель (ПВРД) с регулируемой по модулю тягой. ПВРД снабжен газогенератором с зарядом твердого тяжелого боросодержащего, обедненного кислородом топлива. Образуемый газ воспламеняется в канале ПВРД, смешиваясь с потоком воздуха увеличенного давления. Регулировка тяги ПВРД достигается изменением площади сечения сопла газогенератора. Для разгона до скорости, необходимой для запуска ПВРД (около 2 М), служит твердотопливный ускоритель, выполненный на основе заряда малодымного смесевого топлива и размещенный в едином корпусе с ПВРД. Осколочно-фугасная боевая часть оснащена контактным и неконтактным взрывателями. Неконтактный радиолокационный взрыватель определяет дальность до цели и обеспечивает подрыв на оптимальном расстоянии для нанесения цели максимального поражения. Его четыре антенны симметрично расположены вокруг головной части. Питание электрической сети ракеты — от термических батарей. Плотная компоновка систем и фактический отказ от крыла способствовали уменьшению габаритов и массы ракеты. Ракета может маневрировать в полете с перегрузками до 10-11g.

Читать еще:  Противолодочный ракетный комплекс BA-111 «Шквал» (СССР)

Авиационная ракета большой дальности Meteor

Авиационная управляемая ракета (УР) большой дальности Meteor предназначена для поражения существующих и перспективных воздушных целей вне прямой видимости, днем и ночью, в переднюю и заднюю полусферы, на фоне земли и при активном радиоэлектронном противодействии.

Головным разработчиком ракеты является компания MBDA (Великобритания), контракт на разработку был подписан 23 декабря 2002г. В проекте принимают участие компании Saab Bofors Dynamics, Bayern-Chemie Protac, Inmize, TDW, LiteF GmbH.

Meteor разрабатывается по заказу шести европейских государств — Франции, Германии, Италии, Испании, Швеции и Великобритании.

Разработчиками УР Meteor позиционируется как ракета завоевания превосходства в воздушном бою и может применяться основными европейскими истребителями EF-2000 Typhoon, JAS-39 Gripen (см.фото) и Rafale (см.фото). Ракетами Meteor будут оснащаться перспективные истребители F-35 Lightning II и Eurofighter (см.фото).

Поставка первых УР Meteor запланирована на 2012 год. Общий объем закупок ракет европейскими заказчиками оценивается в 8 тыс. единиц. В ВВС Великобритании начальная готовность к боевому применению запланирована на 2014-2015 гг. Агентство по материальному обеспечению армии (FMV) Швеции сообщило, что ракеты Meteor пополнят номенклатуру вооружений шведских истребителей до конца 2013 года. Германия запланировала покупку 600 ракет на сумму 544 млн.евро.

Совершенствование УР Meteor и наращивание ее боевых возможностей продолжается. Проводятся исследования и опытно-конструкторские работы по использованию её в качестве средства поражения в составе зенитных комплексов MEADS и SLAMRAAM. ВВС Великобритании выражают заинтересованность в разработке на базе УР Meteor новой противорадиолокационной ракеты дальнего действия для замены AGM-88 HARM.

Ракета (см. схему), выполнена по нормальной аэродинамической схеме и отличается большим значением поперечного V-крыла (составляет 45°). Для аэродинамического управления и стабилизации используется крестообразное хвостовое оперение.

Двигательная установка комбинированная с интегральной компоновкой, состоит из маршевого прямоточного воздушно-реактивного двигателя (ПВРД) с регулируемой по модулю тягой и стартового ускорителя, которые размещаются в едином корпусе. Стартовый ускоритель оснащен зарядом малодымного смесевого топлива и после отделения ракеты от самолета-носителя обеспечивает ее разгон до скорости запуска маршевого ПВРД.

Заряд газогенератора маршевого ПВРД выполнен на основе тяжелого борсодержащего топлива с объёмной теплотой сгорания более 5х10 4 МДж/м 3 . Расход и состав генерируемого газа может изменяться в достаточно широких пределах в соответствии с условиями полета и режимом работы прямоточного контура для всех условий боевого применения ракеты. Глубина регулирования расхода генерируемого газа ПВРД составляет более 10:1 и обеспечивается специальным клапаном в сопле газогенератора.

Камера сгорания и газогенератор двигателя изготовлены из жаропрочной стали. Воздухозаборники, расположенные на внешней стороне корпуса ракеты, изготовлены из титана. Двигатель разработан фирмой Bayern-Chemie Protac.

Использование ПВРД обеспечивает увеличение среднетраекторной скорости полета ракеты и дальности стрельбы. По рекламным материалам максимальная дальность полета ракеты достигает 150км.

Боевая часть осколочно-фугасная массой 25кг, оснащается радиолокационным неконтактным и контактным взрывателями. Взрыватель имеет четыре антенны, расположенные в носовой части, и при обнаружении цели обеспечивает подрыв БЧ на расстоянии оптимальном для нанесения максимального повреждения. Взрыватель разработан шведской компанией Saab Bofors Dynamics

Для управления ракетой используется комбинированная система управления: командно-инерциальная система на начальном участке траектории и система самонаведения на конечном участке.

Ракета оснащается каналом двусторонней асинхронной линии передачи данных данных и способна принимать команды управления от самолета-носителя и взаимодействующих авиационных средств, включая самолеты системы AWACS. Передача этих команд корректирует ракету, обновляя информацию о положении цели, компенсирует ошибки прицеливания, а также дрейф инерциальной системы управления, возрастающий с течением времени. По обратному каналу передачи данных в реальном масштабе времени на носитель поступает телеметрическая информация от бортовых систем ракеты.

Ракета Meteor оснащена активной радиолокационной головкой самонаведения, которая разработана на основе технологий, применяемых на ракетах Aster и MICA. Для выполнения требований по всеракурсному применению и поражению низколетящих целей в дополнение к стандартному режиму высокой частоты повторения в АРГС ракеты дополнительно введен режим средней частоты повторения. Благодаря использованию сложных алгоритмов обработки сигнала Meteor может отслеживать и поражать цели в составе группы, а также в условиях сильных помех и применения контрмер. Для решения задачи вывода ракеты в район цели и наведения на конечном участке траектории используется модифицированный метод пропорционального наведения.

В соответствии с концепцией Integrated Logistics Support УР Meteor поставляется заказчику в специальном контейнере, оснащенном системой диагоностики, и в процессе хранения не требует специального контрольно-поверочного оборудования. При обнаружении неисправности ракета в контейнере возвращается на завод-изготовитель.

Авиационная ракета «Meteor» (Европа)

«Метеоры» использовались во многих экспериментальных программах. В августе 1945 г. один из первых опытных самолетов побывал на авианосце «Преториа Кэстл». Летать не летал, но немного порулил по палубе. В начале 1948 г. два F.3 облегчили до предела и снабдили посадочным крюком. Двигатели «Дервент» I заменили на «Дервент» 5, что также дало возможность убрать носовой балласт. С апреля по июнь 1948 г. эти самолеты выполнили 32 посадки на палубу авианосца «Илластриэс». Но морская авиация «Метеорами» не заинтересовалась, предпочитая более легкие машины. Лишь закупив Т.7, морские летчики попытались имитировать на нем посадку на палубу. Самолет лишь касался настила колесами и опять уходил вверх. В качестве учебного пособия использовали авианосец «Арк Ройял».

С «Метеорами» проводили эксперименты по дозаправке в воздухе. В 1949 г. заборной штангой оснастили один F.3. Он успешно принимал керосин от танкера — переделанного бомбардировщика «Ланкастер». Затем таким же образом доработали F.4 и несколько F.8. Заправляли их американские КС-50, а позднее — специально модернизированные «Канберры». На серийных «Метеорах» оборудование для дозаправки не устанавливалось.

А сколько разных силовых установок перебывало на «Метеорах»! Множество разных ТРД, самым мощным из которых был «Сапфир» (тяга 3450 кг). Для него пришлось значительно усиливать весь планер и ставить новое, более высокое, шасси. Двигатели были не только английские, но и иностранные. В 1952 г. один самолет продали во Францию для испытаний ТРД «Атар 101 В21». Испытывали в полете ПВРД «Сор», установленные на концах крыла, ЖРД «Скример», располагавшийся в хвостовой части фюзеляжа. На последнем двигателе, опробовавшемся в 1954 г., уйму неприятностей доставлял жидкий кислород, хранившийся в баке-криостате. На одном из опытных самолетов отрабатывали один из первых английских ТВД RB.50 «Трент». В 1960 г., когда карьера «Метеора» заканчивалась, специалисты «Глостер» работали над проектом летающего стенда для испытания подвешенных ТРД RB.108.

Читать еще:  Противобортовая мина DM12 (Германия)

Среди систем вооружения, испытывавшихся на «Метеорах», следует упомянуть ракеты воздушного боя «Ред Дин» с тепловой системой самонаведения. Большинство же английских и американских зенитных ракет «Метеоры» опробовали «на своей шкуре уже в качестве мишеней. Использовали эти машины и в чисто научных целях, например, при исследованиях в области аэродинамики. В 1948 г. на одном из F.3 смонтировали систему отсоса пограничного слоя, а в 1954-55 годах летал F.8, в котором пилот не сидел, а лежал на животе.

Желание положить летчика в самолете появилось у авиаконструкторов, когда сами конструкторы таковыми еще не являлись: пилот на самолете братьев Райт находился именно в столь неестественном для «классической» авиации положении. Об экспериментах Нортропа наш журнал уже писал. С появлением реактивных самолетов желание конструкторов «уложить» летчика только усилилось. Основных причин тому две. Во-первых, перегрузки, как установили медики, человек переносит лежа лучше, чем сидя. Во-вторых, поперечное сечение лежачего пилота явно меньше миделя пилота сидячего. Первый фактор мог повлиять на улучшение маневренности реактивного самолета, второй — на увеличение максимальной скорости полета. Практически в одно время реактивные самолеты с положением летчика, близком к горизонтальному, появились в Германии, Великобритании, США и Франции. Автор статьи не ставит перед собой задачу подробного рассказа об этих машинах, опять же речь идет «еще раз о «Метеоре».

К сожалению, в печати, особенно периодической, редко можно встретить воспоминания летчиков, посвященные именно полетам и оценкам того или иного типа самолетов. В этой связи стоит лишний раз отметить превосходные очерки Ильи Борисовича Качоровского. Между тем, в западной периодике рубрики типа «взгляд из кабины» встречаются достаточно часто. Ниже приведен сокращенный перевод статьи «Handling the Prone-pilot Meteor» («Управление «Метеором» с лежачим положение пилота»). Статья написана С.М. Лэмбертом и опубликована в журнале «Флайт» от 30 марта 1956 г.

«Большинство органов управления расположено на плоской панели непосредственно перед ложем пилота. Органы управления закрылками, уборкой-выпуском шасси, воздушными тормозами, двигателями — та кие же как на обычном «Метеоре». Управление чрезмерно жесткое и требует приложения значительных усилий. Из-за «лежачего» положения летчика расстояние между приборной доской и глазами пилота значительно меньше, по сравнению с «нормальной» кабиной. Считывание показаний приборов вызывает некоторые затруднения. В целом, приборная доска изменениям подверглась мало. Передняя кабина не герметизирована и полностью отделена от задней. Лететь в передней кабине холодно, однако не так как в передней кабине двухместного «Метеора» Mk7. Горячий воздух от системы охлаждения подведен по воздуховодам к козырьку фонаря кабины для предотвращения его обледенения. В полете бьющие прямо в глаза струи сжатого воздуха вызывают сильное раздражение, поэтому подачу воздуха приходится периодически отключать. Аварийное покидание самолета из передней кабины производится через люк в полу.

На первый взгляд кабина кажется тесной, а площадь лобового остекления экстремально малой, но это особенность компоновки. Перевод летчика из сидячего в «лежачее» положение как раз и направлен на снижение аэродинамического сопротивления, а крупноразмерный фонарь кабины вполне может свести на нет выигрыш в аэродинамике. Вообще говоря, кабина сильно напоминает постель. Перед полетом я облачился в самый легкий комбинезон. Взобравшись по лесенке, стал осторожно залезать в нее. Сначала пристроил ноги на педалях, затем улегся на ложе и попробовал дотянуться руками до органов управления. Обустройство в непривычной кабине заняло некоторое время. Освоившись, я натянул обычный летный шлем, пристроил кислородную маску, подключил штуцер подачи кислорода, потом не без труда застегнул привязные ремни. Парашют был закреплен на мне чуть ниже спины, чтобы он не давил в полете на тело (предусмотрена разгрузочная система -специальный тросик, который оттягивает парашют вверх-назад). Место в задней, «нормальной» кабине занял пилот Р.С. Уэмбик. Все манипуляции по включению радиосвязной аппаратуры, электросистемы, запуску двигателей выполнял Уэмбик.

Подбородок сильно затруднял мне считывание показаний приборов, приходилось все время «бегать глазами». В целом обзор приборной доски можно считать удовлетворительным, обзор вперед, особенно вниз-вперед, через окно в полу кабине — превосходным, зато обзор вправо-влево и назад практически отсутствует. Если исхитриться и повернуть голову, то что-то справа или слева еще можно разглядеть, но увидеть, что происходит в задней полусфере, абсолютно невозможно.

Уэмбик передал мне управление после того как мы вырулили на старт. На рулежке меня не покидало ощущение будто я лежу на трамплине. К счастью, «прогулка» прошла гладко. «Метеор» вообще нельзя назвать простым на рулении самолетом по причине низкой приемистости двигателей и замедленной реакции тормозов колес. Я нашел, что управлять педалями руля направления в лежачем положении не сложнее, чем в сидячем. Очень необычен вид на бетонку.

Первые аномалии лежачей кабины проявились на взлете. Ручку управления пришлось сильно укоротить, из-за чего стало сложно «поймать» нейтральное положение рулей. Управление тягой двигателей проблем не вызывало, но на полной тяге ускорение стремилось «стащить» меня с «кровати» назад.

Мне удавалось выдерживать самолет при разбеге на середине взлетно-посадочной полосы. Носовое колесо я оторвал на скорости 80 миль/ч (129 км/ч), колеса основных опор оторвались от земли, когда скорость достигла 120 миль/ч (193 км/ч). В полете первым делом я ощутил сверхчувствительность самолета к отклонению элеронов. Мне не удавалось поймать ручкой нейтральное положение, поэтому самолет очень резво входил то в левый, то в правый крен. Первые несколько минут полета я удерживал самолет в положении, близком к горизонтальному, затем перевел машину в набор высоты. Положение головы сначала было вполне комфортным, но болтанка при полете на малой высоте вызывала постоянные толчки подбородком. В лежачем положении вибрация самолета воспринимается всем телом. Из-за плохого обзора вбок сложно выполнять развороты, приходится давать крен в 45╟.

Мы поднялись над верхней кромкой тумана, затем пробили облачность и увидели солнце на высоте 5000 футов (примерно 1500 м). Набрав 10 000 футов, я выровнял самолет, после чего взял курс на запад. Разворот я выполнил относительно плавно, с перегрузкой не более 4G, причем потемнения в глазах не наблюдалось вообще. Давлением в результате перегрузки сильно сжало грудную клетку, но в других частях тела оно было значительно слабее, чем если бы я находился в обычной кабине. По привычке я захотел оглянуться назад, контролируя разворот самолета. Мускулы пришлось напрячь так сильно, что потом несколько дней у меня жутко болели плечи и шея, Я повторил разворот с большей перегрузкой, давление на верхнюю часть тела создавало очень сильный дискомфорт. «Метеор» с «лежачим» пилотом имел большую скорость крена, чем серийный вариант. Я воспользовался этим; честно говоря, я мало думал о том, что сзади меня сидит Уэмбик. Что ж -он был хорошим «пациентом».

Читать еще:  Неуправляемая ракета AIR-2 «Genie» (США)

Выполнив ряд вращений, я пришел к выводу, что в лежачем положении маневрировать проще, чем в сидячем. Управление более легкое, чем на «Метеоре» Mk 8, а чувствительность рулей, особенно элеронов, — выше. В полете наблюдалось рысканье по курсу — возможно из-за непривычного расположения педалей, мне не всегда удавалось парировать возмущения или ставить руль направления в нейтральное положение. Вообще-то, «Метеор» отличается устойчивостью по каналу курса.

На высоте 20 000 футов я обнаружил «Метеор» Mk.8, который являлся нашим партнером по воздушному бою. Истребитель находился на самом краю моего поля зрения. Я атаковал его с правого борта, отвернул от него на дистанции 3000 ярдов (274 м). Разворачиваясь, я не предполагал, что условный противник последует за мной. Так и вышло — у меня появилась возможность повторить атаку с пологого пикирования. «Противник» выпустил аэродинамические тормоза, я сбросить скорость не успел, поэтому пронесся над ним. Из-за ограниченного сектора обзора в лежачем положении вести воздушные бои возможно только постоянно удерживая его в поле зрения.

Я набрал скорость 0,8М, высота оставалась прежней — 20 000 футов. Потом решил сбросить скорость, выпустив аэродинамические тормоза и убрав секторы газа. Как и следовало ожидать, самолет реагировал на мои действия неохотно. Признаки сваливания появились, когда скорость уменьшилась до 115 миль/ч (185 км/ ч).

Следующий этап полета — выполнение элементов высшего пилотажа. С вращением по крену я уже разобрался, теперь предстояло опробовать самолет на петле. На пикировании я разогнал машину до скорости 380 миль/ч (612 км/ч). Для выполнения петли на «Метеоре» достаточно несколько меньшей скорости, но влияние длинного носа на изменение момента самолета относительно поперечной оси пока полностью не исследовано, и я решил не рисковать потерей скорости в верхней точке. В набор высоты перешел с перегрузкой 4G. На грудную клетку вновь навалилась адская сила, однако помутнения в глазах вновь не отмечалось. «Метеор» довольно медленно перевалил верхнюю точку петли. Радиус петли составил порядка 5000 футов. Особенностью выполнения петли в лежачем положении является крайне узкий сектор обзора, из-за чего трудно контролировать положение горизонта. С другой стороны, я не отметил ни малейшего намека на возможность потери сознания от перегрузки. Петлю я завершил на высоте 14 000 футов и скорости 410 миль/ч (660 км/ч). Максимальная достигнутая перегрузка составила 6G — предельное значение для «Метеора». Никакого помутнения в глазах у меня не было.

Последним я выполнил боевой разворот. В верхней точке, при действии отрицательной перегрузки у меня создалось стойкое физическое ощущение, что самолет меня придавил. Наверное, то же самое ощущает казак, когда скачет, перегнувшись из седла под брюхо коню.

Полет продолжался уже 30 мин. -пора возвращаться, у меня сильно замерзли ноги. Я пошел на снижение. При заходе на посадку я отклонил щитки на одну треть от максимального положения. Скорость составляла 200 миль/ч (322 км/ ч). На скорости 175 миль/ч (282 км/ч) выпустил аэродинамические тормоза и шасси. Я отчетливо видел посадочную полосу через окно в полу кабины, но потерял ее при развороте. Вновь увидел -когда курсовой угол к посадочной глиссаде составлял примерно 50 градусов. На скорости 150 миль/ч (241 км/ч) я полностью отклонил закрылки. Выдерживать направление на последнем отрезке глиссады было очень сложно. Крайне необычно собственными глазами наблюдать из кабины, как касается полосы носовая опора шасси. Посадка прошла нормально. Я не уверен, что все сделал правильно в этом полете. Чтобы полюбить полеты в лежачем положении, надо очень сильно постараться.

Необычный «Метеор» был не первым реактивным самолетом с лежачим положением пилота. В конце 40-х г.г. американская фирма Стэнли Авиэйшн Корпорейшн модернизировав «prone-pilot aircraft» истребитель F-80E «Шутинг Стар». К носовой части фюзеляжа стандартного «Шутинга» был пристроен отсек, в котором лежа лицом вперед располагался второй (или первый?) летчик. Лэмберт отмечал в своих заметках сложности управления самолетом. Инженеры фирмы Стэнли предвидели эти сложности и подошли к решению проблемы более основательно, чем их английские коллеги. На модернизированном F-80E были установлены две боковые рукоятки с тремя степенями свободы. Этими органами приводились в движение все управляющие аэродинамические поверхности самолета. Не исключено, что доработанный «Шутинг Стар» стал первым в мире самолетом с боковыми ручками управления. С точки зрения системы управления он представляет интерес даже больший: горизонтальное положение летчика на его рабочем месте в авиации не прижились, а вот боковые рукоятки вовсю «обживают» кабины самолетов. На модернизированном F-80E на рубеже 40-50 гг. много летали летчики фирмы Стэнли и ВВС США. Большинство пилотов положительно отзывалось об управляемости самолета, но указывали на дискомфорт пилотирования в горизонтальном положении и ограниченный обзор из кабины. Самолет использовался главным образом по программе испытаний в интересах лаборатории авиационной медицины: изучалось воздействие отрицательных перегрузок и больших ускорений на человека, находящегося в полете в положении лежа, и его способность пилотировать самолет в этом положении.

Во Франции в начале 50-х годов проходили испытания оснащенные ПВРД самолеты «Ледюк». Летчика разместили на «Ледюке» внутри осесимметричного центрального тела воздухозаборника двигателя. Собственно, самолет и являлся летающим двигателем с рудиментарными крыльями и хвостовым оперением.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector