0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Межконтинентальная крылатая ракета SM-62 Snark (США)

Стратегическая крылатая ракета наземного базирования SM-62A Snark

За несколько недель до конца Второй Мировой Войны, в августе 1945 года, штаб ВВС Армии США (до 1947 года ВВС США не являлись отдельным видом вооруженных сил страны) объявил о приеме предложений по разработке нового вида вооружений — дозвуковой крылатой ракеты, способной достичь дальности не менее 8000 км. Наилучшее предложение было представлено компанией «Northrop Aircraft», которая в марте 1946 года получила контракт на проведение исследований на предмет разработки дозвуковой крылатой ракеты, способной доставить ядерную боевую часть массой не менее 2300 кг на дальность в диапазоне от 2400 до 8000 км. Президент компании Дж. Нортроп лично присвоил новой ракете имя «Snark» в честь одного из литературных героев писателя Л. Кэрролла — полузмеи/полуакулы (snake/shark=»Snark»).

Однако новое изделие едва не приказало долго жить, еще не сойдя с чертежных досок проектантов — в декабре 1946 года, на волне сокращения оборонного бюджета, программа разработки КР едва не была закрыта. Программу спасли лишь гарантии, лично предоставленные Дж. Нортропом руководству ВВС Армии — президент компании пообещал, что ракета будет разработана всего лишь за 2,5 года при цене, не превышающей 80000$ за штуку, если заказ на изготовление со стороны правительства будет не менее 5000 штук (данное обещание, конечно, так и не было выполнено обеими сторонами). Основным подрядчиком по разработке собственно ракеты являлась компания «Northrop Aircraft». На начальном этапе основным подрядчиком по разработке маршевого турбореактивного двигателя выступила фирма «Allison». Система управления разрабатывалась совместно компанией «Northrop Aircraft» и корпорацией «General Electric». Руководство ВВС Армии планировало, что новая ракета будет эффективным беспилотным средством для уничтожения объектов ПВО СССР (прежде всего, РЛС) и обеспечит эффективное преодоление рубежей ПВО стратегическими бомбардировщиками.

Прототип новой крылатой ракеты «Snark» получил фирменное обозначение N-25. Ракета имела «самолетную» компоновку с развитым стреловидным горизонтальным оперением и килем, имела размах крыльев 13,1 м при длине корпуса 15,8 м и взлетной массе 12,7 т, была оснащена ТРД J-33. Первый полет планировалось провести в 1949 году с авиабазы Холломэн (штат Нью-Мексико), однако в силу целого ряда технических проблем он состоялся лишь в апреле 1951 года. Старт был проведен с использованием специальной разгонной катапульты. Еще до того, как «Snark» впервые оторвался от земли, ВВС ужесточили требования к новой машине. В июне 1950 года ВВС выдали компании «Northrop Aircraft» требования следующего порядка: обеспечить для КР возможность короткого сверхзвукового броска на большой высоте; увеличить массу боевой части до 3200 кг; увеличить точность до достижения КВО не более 500 м на максимальной дальности.

Для удовлетворения возросших требований со стороны ВВС Дж. Нортроп приказал начать разработку усовершенствованной версии КР, получившей обозначение N-69A «Super Snark». Новая ракета имела взлетную массу 22,2 т, длину 20,4 м, более мощный двигатель «Allison» J71 (он же был установлен и на модификациях N-69B и N-69C). В 1952 году ВВС приказали свернуть испытательную активность на авиабазе Холломэн и перенести ее на авиабазу Патрик, штат Флорида, где размещался Атлантический Ракетный Полигон ВВС («Air Force Atlantic Missile Range»). Однако, несмотря на данный приказ, вплоть до 1957 года полностью развернуть испытания на новом месте не удавалось (хотя первый пуск по программе состоялся на новом месте в августе 1953 года) из-за постоянных срывов сроков ввода в строй важных испытательных стендов. Испытательная программа срывалась не только по вине ВВС — в мае 1955 года на очередном испытательном этапе обнаружилось, что ракета не в состоянии с требуемой точностью выполнить «нырок» с дальнейшим поражением цели с помощью неотделяемой БЧ. Подрядчик был вынужден вносить многочисленные изменения в конструкцию ракеты — теперь БЧ была размешена в отделяемой носовой части, а основной корпус КР после отделения БЧ подрывался с помощью системы самоуничтожения (таким образом планировалось создать значительное количество ложных целей, что затруднило бы перехват отделившейся БЧ). Модифицированная ракета с отделяемой БЧ N-69C вышла на испытания в сентябре 1955 года. В ноябре 1955 года на испытания вышла модификация N-69D — данная модификация была оснащена ТРД J57 корпорации «Pratt & Whitney» и астроинерциальной системой управления (дальность стрельбы увеличена за счет оснащения КР подвесными сбрасываемыми топливными баками). Отработка астроинерциальной системы началась еще в январе 1948 года на земле, а в 1951-1958 г.г. продолжилась в воздухе — на бомбардировщиках B-29 и B-45. В октябре 1957 года приступили к испытательным пускам предсерийных прототипов N-69E КР «Snark». В декабре 1957 года на авиабазе Патрик, Флорида, была активирована 556-я стратегическая ракетная эскадрилья, призванная готовить персонал для будущих штатных подразделений.

Испытания КР «Snark» шли с большими проблемами — количество разбившихся и упокоившихся на дне Атлантики ракет было так велико, что местные острословы окрестили воды вблизи авиабазы Патрик «зараженными с помощью Snark». Апофеозом, привлекшим пристальное внимание прессы, стало крушение одной из ракет, сбившейся с курса, в тропических лесах Бразилии в декабре 1956 года. Естественно, что такая полоса неудач настораживала САК ВВС, которое должно было стать основным эксплуатантом новой техники. Эксперты САК указывали, что новая ракета чрезвычайно уязвима как на земле, так и в полете. В свою очередь, создатели пытались защитить свое детище — в период 1955-1958 гг. Дж. Нортроп провел в авиационной прессе агрессивную компанию в защиту КР «Snark». Основными аргументами были следующие — отсутствие необходимости в большом количестве дорогостоящих воздушных танкеров, необходимых для стратегических бомбардировщиков, равно и как отсутствие необходимости в большом количестве подготовленных экипажей. Кроме того, «Snark» был значительно меньше в размерах и дешевле, нежели новейший тогда стратегический бомбардировщик Boeing B-52 «Stratofortress».

Однако к 1958 году стало ясно, что основным конкурентом «Snark» выступает как раз не стратегический бомбардировщик, а новый вид оружия — межконтинентальная баллистическая ракета. К концу 1958 года окончательно стало понятно, что поступление МБР на вооружение совсем не за горами, поэтому высшее руководство ВВС выражало сомнение в обоснованности дальнейших финансовых расходов на программу «Snark». Руководство ВВС укрепилось в своей уверенности после того, как в июне 1958 года к испытательным пускам КР «Snark» приступили экипажи САК ВВС из состава 556-й стратегической ракетной эскадрильи — ракета продемонстрировала крайне неудовлетворительные показатели по точности стрельбы и надежности.

Читать еще:  Авиационная управляемая ракета C-201 (Китай)

Тем не менее, логика холодной войны диктовала свои законы — еще в марте 1957 года было объявлено, что первым (в дальнейшем оказалось, что единственным) позиционным районом базирования для КР «Snark» станет авиабаза Прескью Айзл (штат Мэн), строительные работы на которой начались еще в мае 1956 года (основной подрядчик — компания J.R. Cianchete Construction). Позиционный район был максимально приближен к потенциальным целям в Европейской части СССР. В марте 1958 года корпорация «Northrop Aircraft» поставила в ВВС первую серийную ракету «Snark», получившую обозначение SM-62A. Первый успешный запуск серийной КР состоялся в апреле 1959 года.

В январе 1959 года на авиабазе Прескью Айзл было активировано 702-е стратегическое ракетное крыло. Первая КР «Snark» прибыла на базу в мае 1959 года и встала на боевое дежурство в марте 1960 года. 556-я стратегическая ракетная эскадрилья, которая должна была войти в состав 702-го стратегического ракетного крыла с перемещением с авиабазы Патрик на авиабазу Прескью Айзл, была деактивирована в июле 1959 года. НИОКР по программе «Snark» были полностью закончены в декабре 1960 года. Полностью боеготовой база была объявлена в феврале 1961 года — на боевом дежурстве могло находиться максимально не более 12 КР. Однако успехи в разработке и постановке на боевое дежурство МБР первого поколения ( «Atlas» и «Titan-I» ) вкупе с успешными НИОКР, направленными на создание значительно более совершенных МБР второго поколения ( «Titan-II» и «Minuteman IA/B» ), вынудили американское руководство вынести окончательный приговор КР «Snark». Уже в марте 1961 года Президент США Дж. Ф. Кеннеди приказал снять КР «Snark» с вооружения «в силу устаревания и минимального военного значения». К концу июня 1961 года все ракеты «Snark» были сняты с боевого дежурства и вооружения. 702-е стратегическое ракетное крыло было деактивировано тогда же. Несмотря на то, что процесс разработки и испытаний ракеты занял около 15 лет, на вооружении она простояла чуть более года. Учитывая затраченные на проект немалые силы и финансовые средства, программу «Snark» нельзя назвать удачной.

КР «Snark» представляла собой моноплан с высокорасположенным стреловидным крылом (см.схему). Хвостовое горизонтальное оперение отсутствует. Органы управления — двухсекционные элевоны на крыльях и относительно небольшой руль направления на вертикальном хвостовом оперении. Фюзеляж КР функционально делился на несколько частей и был выполнен из алюминиевых сплавов с включением стальных элементов. В носовой части размещалось боевое оснащение — термоядерная боевая часть W-39 мощностью 4 Мт, которой было достаточно для гарантированного уничтожения площадных военно-политических целей на территории СССР. БЧ боевая часть традиционно разрабатывалась Комиссией по атомной энергии («Atomic Energy Commission»). Данная боевая часть была выполнена на базе термоядерной свободнопадающей бомбы стратегического назначения B-39. БЧ была выполнена отделяющейся от основной части корпуса. Для поражения цели был предусмотрен следующий маневр — КР, совершавшая полет на высоте 15,8 км (крейсерский потолок полета) со скоростью 0,9 М, на расстоянии 80,5 км от цели начинала ускоряться до скорости 0,94 М с набором высоты до 18,3 км. После завершения разгона происходил полет к цели, недалеко от которой происходило отделение ГЧ с помощью пироболтов и раскрытие на корпусе ГЧ специальных стабилизирующих поверхностей, после чего ГЧ устремлялась к цели по баллистической траектории (см.фото). Основная часть фюзеляжа разрушалась затем специальными маломощными зарядами с целью создания ложных целей для РЛС и ракетных комплексов ПВО. В носовой же части фюзеляжа находилась и аппаратура для проверки автоматики подрыва боезаряда. Во время полета данная аппаратура проверяла автоматику подрыва по специальной тестовой программе дважды.

В центральной части фюзеляжа находились внутрифюзеляжные топливные баки, содержавшие стандартное для ВВС США того времени горючее — авиационный керосин JP-4. Помимо фюзеляжных топливных баков, горючее находилось и в двух сбрасываемых подкрыльевых топливных баках общей емкостью 2245 л. Баки, размещавшиеся на специальных малогабаритных подкрыльевых узлах подвески, находились под углами 4.5° к вертикальной плоскости и 2° к горизонтальной плоскости. В хвостовой части размещалась силовая установка — турбореактивный двигатель J57-P-17 корпорации «Pratt & Whitney». Двигатель размещался в специальном обтекателе в нижнем отсеке хвостовой части. Обтекатель был снабжен воздухозаборником и выхлопным соплом для обеспечения работы двигателя. На начальном этапе полета включались и два твердотопливных ускорителя, установленных на специальных подвесных узлах в хвостовой части. Ускорители были разработаны Аллеганской баллистической лабораторией («Allegany Ballistics Laboratory»). Ускорители работали 4 секунды, после чего сбрасывались с целью уменьшения массы ракеты и снижения ее аэродинамического сопротивления. В хвостовой части же размещалась и астроинерциальная система управления. Астроблок включал в себя три телескопа, прикрытых двумя заслонками. В случае прохождения полета по штатной программе астроблок включался в работу дважды. Допустимое в ходе полета отклонение ракеты от курса составляло 120,7 км в сторону от траектории полета. При таком отклонении система управления могла справиться с задачей возвращения ракеты на прежний курс. В ходе полета при необходимости система управления могла выдавать запрограммированные заранее команды на выполнение противозенитных маневров уклонения — до 8 отклонений на 90° от прежнего направления полета включительно. Для охлаждения находившейся в хвостовом отсеке электроники в нижней части вертикального оперения был предусмотрен небольшой воздухозаборник.

Стартовый комплекс ракет «Snark» на авиабазе Прескью Айзл (см.схему) включал в себя 6 одноэтажных ангаров, где ракеты, закрепленные на подвижных пусковых установках (см.схему), хранились, проверялись и готовились к запуску. В каждом здании одновременно хранилось не более 5 КР. Ракета №1 хранилась в 15-и минутной готовности к запуску. Ракеты №№2 и 3 — в 30-и минутной и 180-и минутной готовностях к запуску, соответственно. Ракеты №№4 и 5 могли быть подготовлены к запуску не более чем за 3 и 5 суток, соответственно. Каждый ангар имел размер 128*24 м. Ангары находились на расстоянии 137 м каждый друг от друга. Перед каждым ангаром находились две пусковых площадки диаметром по 48,8 м, выполненных из железобетона толщиной 25-30 см. Таким образом, одновременно на боевом дежурстве могло находиться не более 12 ракет. Описанная методика базирования имела немало критиков, поскольку даже по меркам второй половины 50-х годов не обеспечивала должной выживаемости стратегической системе.

Кроме ангаров и стартовых площадок, на базе были размещены: электростанция/водонасосная станция (49*31 м); испытательная лаборатория для ТРД (30*19 м); двухэтажное здание командного пункта/наблюдательного пункта (13*12 м); топливохранилище, вмещавшее свыше 57 000 литров керосина.

SM-62 Snark

Нортроп SM-62 «Снарк» (англ. Northrop SM-62 Snark , с 1947 по 1951 годы обозначалась SSM-A-3, с 1951 по 1955 — B-62) — американская стратегическая межконтинентальная крылатая ракета (КР). Единственная когда-либо принятая на вооружение межконтинентальная крылатая ракета. Состояла на вооружении ВВС США с 1958 по 1961 год (фактически, боевое дежурство несла лишь в 1961 году) и вскоре была списана из-за морального устаревания.

Читать еще:  Баллистическая ракета воздушного базирования GAM-87 «Skybolt» (США)

Содержание

История

Работа над программой крылатых ракет большой дальности началась в 1946 году. В разработке находились два проекта, названные в честь персонажей Льюиса Кэррола [прим. 1] — дозвуковой самолет-снаряд MX775A «Снарк» (англ. Snark ) и сверхзвуковой MX775B «Буджум» (англ. Boojum ). Малый интерес со стороны ВВС к программе, обусловленный недоверием руководства к беспилотным бомбардировщикам, едва не привел к закрытию ее в том же году, но благодаря вмешательству Джона Нортропа и будущего первого начальника ВВС Карла Спаатца (англ. Carl Andrew Spaatz ) программа была спасена.

Несмотря на их вмешательство, финансирование осуществлялось по остаточному принципу до 1955 года, когда президент Эйзенхауэр издал распоряжение о высшем приотитете работ над МБР и стратегическими ракетными программами.

К этому моменту заложенные в проект требования уже считались устаревшими, но тем не менее программа продолжалась. Первые летные испытания у островов Вознесения, начавшиеся в 1957, дали крайне неудовлетворительный результат. Круговое вероятное отклонение (КВО) ракеты оказалось равным почти 31,5 км, что было чересчур даже для ядерной боевой части. Проблему удалось решить применив систему астрокоррекции, что позволило свести КВО к вполне допустимым 7 км. [прим. 2]

Техническая надежность системы также была низкой. Необходимость поддержания траектории полета с заданной точностью на всем протяжении длительного, 12-часового трансполярного перелета от пунктов базирования на территории США к объектам на территории СССР привела к усложнению и как результат, низкой надёжности навигационной системы. На испытаниях, система управления часто проявляла тенденцию увода ракеты от заданного курса [прим. 3] .

Техническое описание

Межконтинентальная крылатая ракета «Снарк» была выполнена по классической монопланной схеме с высокорасположенным крылом. Его длина составляла 20,47 метра при размахе крыла 12,88 метров и стартовой массе 21 839 кг (27 200 кг с учетом массы стартовых ускорителей).

Двигательная установка снаряда состояла из турбореактивного двигателя J-57 (англ. Pratt & Whitney J57 ) компании Пратт-Уитни и двух твердотопливных стартовых ускорителей компании Аэроджет-Дженерал, необходимых для старта без разгонной катапульты или длительного разбега.

Радиус действия ракеты составлял около 10 180 км при средней скорости 1050 км/ч. Потолок достигал 17 000 метров, что было уже недостаточно по меркам времени чтобы являться неуязвимым для средств ПВО и перехватчиков. Теоретическое КВО составляло около 2,4 км, но на практике таких результатов редко удавалось добиться. При необходимости, система управления могла выполнить противозенитный маневр на угол до 90 градусов с последующим возвращением на курс. Запоминающее устройство ракеты могло хранить в памяти до 8 заранее запрограммированных маневров.

Система управления ракеты была основана на астрокоррекции, с предельным отклонением от курса до 120 км. Комплекс управления состоял из 3 телескопов, фиксируемых на соответствующих звездах. Эта часть конструкции была одной из самых сложных и ненадежных, и подавляющее большинство отказов ракет было связано именно с блоком астровизирования. Существовала резервная система радиокомандного управления, применяемая лишь на небольших расстояниях.

Носовая часть ракеты была отделяемой (для проведения атаки цели на сверхзвуковой скорости) и снаряженной 4-мегатонной боевой частью W39 [en] . При приближении к рассчётной цели на 80 км, ракета переходила в режим разгона на высоте до 18 км, и вблизи цели отделяла носовую часть при помощи пиропатронов. Основной корпус ракеты при этом разрушался, создавая облако радиоконтрастных осколков, маскирующих полет боевой части от средств обнаружения. Мощность боевой части в определенной мере компенсировала низкое КВО ракеты.

Старт ракеты осуществлялся с бустера, с легкой подвижной платформы. В этом было одно из немногих преимуществ «Снарка» над МБР, обретшими мобильность много позже. Система управления снаряда могла вывести его на цель даже при весьма сильном отклонении от точки старта.

Интересной особенностью ракеты являлась возможность (при условии отмены боевого задания) приведения ее к аэродрому и приземления для повторного использования. Из-за отсутствия шасси, для посадки ракеты подходили только очень ровные аэродромы — такие как летное поле Skid Strip [en] на Базе ВВС США на мысе Канаверал.

Предполагаемое применение

Основным назначением для ракеты «Снарк» должны были быть трансполярные атаки объектов второстепенной важности в глубине территории СССР. В отличие от пилотируемых бомбардировщиков B-47 и B-52 SM-62 не нуждался в летающих танкерах, был менее зависим от погодных условий. Также он был гораздо дешевле и в силу малых размеров значительно сложнее обнаруживался радарами даже при сплошном радарном покрытии. В подобном рассмотрении, применение его в качестве вспомогательного средства для ударов по второстепеным объектам было оправдано, с учетом недостатков радарного покрытия Сибири в середине 1950-х.

В то же время, «Снарк» был более уязвим в случае обнаружения противником. Его скорость уступала скорости современных истребителей, а отсутствие пилота и оборонительного вооружения не позволяло избегать их атаки. Значительную угрозу также представляли комплексы ПВО С-25 и С-75

Развертывание

Затянувшаяся разработка привела к тому, что в 1958 году было развернуто одно крыло стратегических ВВС, вооруженное «Снарк». Первая ракета была поставлена на вооружение 702-го стратегического ракетного крыла [en] в штате Мэн в январе 1958 года, но только в 1961 крыло обрело боевой статус.

В распоряжении крыла имелось 10 стоявших на дежурстве ракет «Снарк», размещавшихся в 2-х ангарах в 3-х степенях готовности. 1-я ракета должна была быть готова к полету в 15-минутной готовности, ракеты 2 и 3 — в 30-минутной и 180-минутной, ракеты 4 и 5 — в 3-хдневной и 8-мидневной готовности. Таким образом к немедленному запуску были готовы лишь 3 ракеты. Принятая схема размещения ракет в железобетонных ангарах считалась устаревшей и не отвечала требованиям защиты от средств ядерного удара.

25 мая 1959 года база была официально поставлена на боевое дежурство. В феврале 1961 она приобрела боевой режим готовности.

В июне 1961 президент Кеннеди закрыл программу «Снарк» как анахроничную.

«Буря» против «Навахо»

1 сентября 1957 года на полигоне в Астраханской области впервые стартовала советская межконтинентальная крылатая ракета «Буря». Она была сконструирована как ответ на планы США по созданию «неуязвимых» носителей ядерного оружия и до сих пор остаётся уникальным «изделием». Впрочем, именно высокие требования к таким ракетам в конечном итоге погубили их: они появились слишком рано и не соответствовали научно-техническому уровню своего времени.

Проект «Навахо»

После окончания Второй мировой войны американские специалисты занялись тщательным изучением опыта немецких ракетчиков. Среди прочего они обратили внимание на проекты различных крылатых ракет, теоретически способных достичь большей дальности полёта за счёт планирования в плотных слоях атмосферы.

Читать еще:  Противотанковая ручная граната РКГ-3 (СССР)

При конструировании таких летательных аппаратов необходимо было соединить достижения как ракетных, так и авиационных специалистов, что оказалось весьма кстати. Дело в том, что завершение боевых действий в Европе и на Тихом океане привело к обвальному уменьшению заказов на самолёты. Для американских авиафирм, успевших привыкнуть к устойчивому росту, наступили тяжёлые времена: речь шла о закрытии значительной части производства и массовых увольнениях. Например, персонал «Норт Америкэн Авиэйшн» (North American Aviation Inc., NAA) предполагалось сократить с 100 000 до 6500 человек — в 15 раз! Спасением стал официальный запрос, который 31 октября 1945 года Минобороны направило семнадцати крупнейшим авиастроительным компаниям. Им предлагалось заняться разработкой средства доставки ядерного боезаряда на «очень большую дальность», причём в данном случае военные особого интереса к ракетам не проявляли, сделав ставку на тяжёлые пилотируемые бомбардировщики.

Чтобы сориентироваться в массе новых технологий, порождённых войной, в NAA была создана Лаборатория аэрофизики под руководством специалиста по турбореактивным двигателям Уильяма Боллея. Наиболее перспективной идеей инженерам показалась крылатая ракета, стартующая вертикально, а на заключительном нисходящем участке траектории использующая планирование. В марте 1946 года компания получила контракт на разработку аэробаллистической ракеты МХ-770 с дальностью полёта до 800 км.

Из-за отсутствия собственного задела инженеры NAA начали эксперименты с ракетными ускорителями, имевшимися в продаже. Кроме того, Боллей предложил восстановить и испытать двигательную установку немецкой ракеты А-4 (V-2), получив необходимые детали у правительственных служб. С исходного двигателя, названного Mark I, планировалось снять «мерки» по американским стандартам и на их основе сделать уже свой вариант — Mark II.

Два немецких двигателя (Model 39) прибыли к специалистам в конце 1946 года, а в марте следующего года компания арендовала большой участок земли в гористом районе Сайми-Хиллз северо-западнее Лос-Анджелеса — здесь началось строительство базы для испытаний с восемнадцатью стендами.

Когда инженеры компании разобрали и внимательно изучили немецкий двигатель, они пришли к выводу, что перед ними «инженерное безумие», которое не имеет перспектив развития. Но поскольку ничего похожего по уровню тяги у американцев не было, им пришлось пользоваться немецкими агрегатами.

В качестве основы Боллей выбрал модификацию двигателя, которую немецкие ракетчики не сумели довести до готового изделия, и которую он обозначил как Mark III. Ему разрешили привлечь к работам немецких двигателистов: Вальтера Риделя, Ганса Хютера, Рудольфа Байхеля и Конрада Данненберга. При продувках в аэродинамических трубах обнаружилась новая проблема: оказалось, что предложенная форма ракеты со стреловидным крылом неустойчива на околозвуковых скоростях. Пришлось менять всю конфигурацию МХ-770.

Работы начального периода сводились к накоплению данных по сверхзвуковой аэродинамике, двигательным установкам и системам навигации. Для этого в 1947 году была создана серия из семи небольших экспериментальных ракет NATIV (North American Test Instrumented Vehicle). С помощью двигателя, работавшего на азотной кислоте и анилине, ракета поднималась на высоту около 15 км и направлялась по траектории, имитировавшей этапы полёта будущей МХ-770.

Пуски экспериментальных ракет начались 26 мая 1948 года, однако завершились без особого успеха: три из шести остались на стартовом столе, две — улетели, но не выполнили задачу; только одна NATIV разогналась до скорости, вдвое превышавшей звуковую, и достигла высоты 18 км.

В то же самое время проект пришлось вновь пересмотреть. Представители ВВС потребовали увеличить дальность полёта крылатой ракеты до 1600 км, поэтому немецкая модификация была отвергнута в пользу аппарата с маршевым прямоточным воздушно-реактивным двигателем. То есть ракетный агрегат использовался лишь для старта и разгона до сверхзвуковой скорости, на которой запускается «прямоточник». Такой выбор означал, что меняется всё: навигация, двигательная установка и аэродинамика. Весь аппарат «подрос» на треть по размерам и массе, а двигатель Mark III перепроектировали, увеличив тягу.

Для большей дальности инерциальная система навигации не годилась, давая отклонение на 1,6 км за каждый час полёта, поэтому инженеры приступили к проектированию новой навигационной платформы, объединявшей инерционную систему со следящим астродатчиком, который корректировал вероятное отклонение. Кроме того, было предложено отделять в полёте стартовый ускоритель от маршевой ступени.

В июле 1948 года значительно разросшаяся Лаборатория аэрофизики вместе с электромеханическим отделением NAA переехала в Дауни (восточная часть Лос-Анджелеса). Именно здесь были построены крылатые ракеты, а много позже изготавливался командный модуль лунного корабля «Аполлон» (Apollo) и проектировался орбитальный корабль «Спейс Шаттл» (Space Shuttle).

В мае 1949 года проект обрёл законченный вид летательного аппарата дальнего действия. Аппарат получил обозначение XSSM-A-2 и название «Навахо» (Navaho): двухступенчатая ракета с тандемным расположением ступеней, причём снизу находился ускоритель (бустер) с ракетным двигателем, а сверху — маршевая крылатая ступень с прямоточным воздушно-реактивным двигателем.

В августе Советский Союз провёл свои первые атомные испытания, что стало неожиданностью для западных разведок. В качестве ответа США стали активнее наращивать арсенал оружия массового поражения. Разумеется, было увеличено и финансирование ракет. Работы над «Навахо» получили новый толчок, и в конце ноября был подготовлен двигатель Mark III (XLR-41 от eXperimental Liquid Rocket). Однако его испытания шли неровно, и немецким специалистам поручили доработать конструкцию. В марте 1950 года двигатель вышел на проектную тягу 34 т, после чего взорвался. Понадобилось ещё два месяца на доведение его до стабильного рабочего состояния.

В апреле были изготовлены три фюзеляжа модели, но в июле командование ВВС вдруг выдвинуло ещё более фантастические требования: нужна крылатая ракета с радиусом действия 9000 км! Для достижения межконтинентальной дальности была разработана конфигурация, которая стала узнаваемой чертой «Навахо»: мощный стартовый ускоритель и крылатая ступень, «прилепленная» к нему сбоку под некоторым углом. Такая компоновка позволила уменьшить длину всего летательного аппарата и упростить доступ к его агрегатам на стартовом столе.

В 1949 году для решения проблем, возникших при испытании двигателей, компания NAA создала отделение «Рокетдайн» (Rocketdyne), сотрудники которого совершили поистине революционный переворот в ракетостроении США: за три года они создали двигатель XLR-43, который был вдвое легче немецкого прототипа, но при этом развивал на треть бо́льшую тягу. Однако прежде чем испытать его в натурных условиях, потребовалась значительная подготовительная работа.

Чтобы получить сведения о продолжительном полёте на сверхзвуковых скоростях, инженеры разработали беспилотный самолёт-аналог Х-10 (Икс-10), оснащённый двумя турбореактивными двигателями J40 «Вестингауза» (Westinghouse Aviation Gas Turbine Division) и выпускаемым шасси, которое позволяло возвращаться на аэродром для многократного использования. До начала испытаний «Навахо» специалисты собирались провести сорок полётов Х-10, и в мае 1953 года первый аппарат был доставлен на авиабазу Эдвардс в Калифорнии, где 14 октября начались его вылеты.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector