0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Российская патронная отрасль

Наследие Российской империи в Великой Отечественной войне

Красная армия с успехом использовала вооружение, оставшееся еще с царских времен

Красная армия с успехом использовала вооружение, оставшееся еще с царских времен

Применительно к Первой мировой, или Великой (как ее называли современники) войне мы привыкли отдавать должное мужеству, проявленному в боях с врагом русским солдатом. Однако что касается технического оснащения русской армии, то здесь стереотипом является представление, будто бы оно было скудным и отсталым. В качестве типичного клише на эту тему достаточно будет указать на фразу, приписываемую Уинстону Черчиллю, но которую он никогда не произносил: «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой».

Между тем такой взгляд, сформировавшийся в результате ряда причин скорее политического и идеологического свойства, совершенно неверен. Русская армия в Первую мировую не только имела вполне современное вооружение, но и более того: созданная во время войны военная промышленность продолжала оставаться значимым фактором даже на протяжении всей Второй мировой и внесла весомый вклад в Победу! Давайте исследуем этот тезис применительно к «Богу войны» — к артиллерии.

АРТИЛЛЕРИЯ РУССКАЯ И СОВЕТСКАЯ

Начнем с того, что русская артиллерия к 1914 году была оснащена новейшей и весьма однородной по своему составу материальной частью. Ее основу составляли 76,2-миллиметровая пушка образца 1902 года и такого же калибра горная пушка образца 1909 года, 122-миллиметровые легкие гаубицы образца 1909 и 1910 годов, 107-миллиметровая пушка образца 1910 года и, наконец, 152-миллиметровая тяжелая гаубица образца 1910 года. Уже одного этого перечисления достаточно, чтобы увидеть, насколько современной была русская артиллерия.

Самое «старое» в этом ряду орудие — знаменитая трехдюймовка Путиловского завода. Однако соответствующие пушки немцев (7,7 cm FK 96nA) и французов (не менее знаменитая 75 mm Modelle 97) были, как это явствует из их обозначения, еще старше (1896 и 1897 годы принятия на вооружение соответственно) и уступали нашей трехдюймовке по основным характеристикам.

Другим примером конкурентоспособности русской артиллерии является 107-миллиметровая пушка. Это орудие было разработано для русской армии французской фирмой «Шнейдер». Французы, не имевшие таких мощных пушек, не нашли ничего лучше, как принять на вооружение русскую артсистему, адаптировав ее под свой калибр. Пушка 105 mle 1913 Schneider стала одной из самых удачных и востребованных в ходе Первой мировой войны, широко поставлялась на экспорт во многие страны и в значительных количествах принимала участие в боях Второй мировой.

Ясно, что такая артиллерия явилась очень хорошим наследством, полученным Красной армией. К июню 1941 года эти орудия (или их незначительно модифицированные версии) все еще составляли заметную часть советских арсеналов. В полковой и горной артиллерии насчитывалось 4708 полковых пушек образца 1927 года, являвшихся по сути модернизированным вариантом русской «короткой» пушки образца 1913 года, 1121 горная пушка образца 1909 года и 739 новых — образца 1939 года.

Дивизионная пушечная артиллерия, наряду с 1119 новыми пушками УСВ и 2844 — Ф-22, была представлена 180 пушками образца 1933 года (ствол от трехдюймовки обр. 1902/30, наложенный на лафет 122-миллиметровой гаубицы образца 1910/30), 2411 модифицированными трехдюймовками образца 1902/30 (это были обычные русские пушки образца 1902 года с удлиненным на 10 калибров стволом) и 2066 пушками образца 1902 года. Все эти орудия имели калибр 76,2 миллиметра.

Примерно такая же ситуация наблюдалась в гаубичной и в корпусной артиллерии. Модифицированные пушки образца Первой мировой войны везде составляли значительную часть. Например, незначительно модифицированная 122-миллиметровая гаубица образца 1910/30, имевшаяся в количестве 5900 штук, была наиболее массовым орудием советской полевой артиллерии. Не будет преувеличением сказать, что половину (и даже более) орудий полевой артиллерии РККА к началу войны составляли образцы, созданные до революции. Да и новые орудия проектировались под снаряды старых образцов, часто с сохранением внутренней баллистики и важных конструктивных решений «старых» систем.

Хотя в целом РККА по ходу войны была переоснащена орудиями, спроектированными и произведенными в Советском Союзе, наследие русской дореволюционной артиллерии прослеживается в ней очень сильно. Но чтобы увидеть значимость промышленности имперской России в полном объеме, нам надо обратить внимание на ситуацию с производством боеприпасов.

БОЕВЫЕ ПРИПАСЫ

Первые слова, которые вспоминаются в связи с этой темой в период Первой мировой, это «снарядный голод». Что как-то не вяжется с существованием в России мощной индустрии боеприпасов. Дело в том, что снарядного голода не избежала ни одна воюющая сторона. В Англии по этой причине даже ушло в отставку правительство. Да, снарядный голод был и в России, но принятые по ходу войны беспрецедентные меры позволили к февралю 1917 года увеличить производство боеприпасов более чем в 20 раз!

Ниже показана диаграмма, отображающая динамику производства основных видов боеприпасов, без учета импорта.
Динамика поставок боеприпасов основных калибров для русской армии во время Первой мировой войны. Составлено по: Маниковский А.А. «Боевое снабжение русской армии в мировую войну»

Кажется невероятным, но достигнутый к 1917 году уровень производства в принципе позволял решать задачу обеспечения РККА основными видами боеприпасов практически на протяжении всей Второй мировой! На следующей диаграмме делается сравнение пиковых месячных показателей, достигнутых Россией в январе-феврале 1917 года, и среднемесячного расхода боеприпасов тех же калибров Советской армией в 1942-1944 годах.

Маниковский А.А., указ. соч., «Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», изд. ГАУ, Москва-Тула, 1977

Хотя здесь и не учтен расход зенитных и некоторых противотанковых боеприпасов, однако он был совершенно незначителен на фоне того, что тратила полевая артиллерия.

ЗНАЧИМОСТЬ НАСЛЕДИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Последнее, что осталось уточнить, это значимость производства боеприпасов по сравнению с остальными секторами военной промышленности. Кажется, что производство танков и самолетов — это несравнимо более трудоемкая отрасль. И кажется ошибочно. Хотя данные по соотношению объемов производства разных отраслей советского ВПК времен войны и отсутствуют, можно обратить внимание на соответствующие цифры у противника.

Доля производства основных видов вооружений в Германии в процентах от общей стоимости. Составлено по «Промышленность Германии в период войны 1939-45», пер. с немецкого, изд. иностранной литературы, М., 1956, стр. 99

Как мы видим, производство боеприпасов и сопутствующее ему производство взрывчатых веществ является важнейшим сектором военной промышленности. У нашего противника затраты на производство этих видов продукции составляли в 1942-1944 годах от 27,4 процента до 32 процентов, то есть почти треть. Если же брать расходы на сухопутную армию, то здесь производство боеприпасов — это подавляющая их часть.

Читать еще:  Противокорабельная ракета Х-15 (СССР)

И в этом важнейшем секторе производства (по всем прикидкам, доля боеприпасов в общем объеме производства была у нас никак не меньше, а скорее, даже существенно больше, чем в Германии) Советский Союз мог опереться на вполне значимое наследие императорской России.

СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ

Советского солдата невозможно себе представить без винтовки Мосина и пулемета «Максим» — оружия, созданного в Российской империи.

В отличие от артиллерии, где по ходу войны Советская армия все же в основном перевооружилась на новые модели (хотя орудия старых образцов продолжали встречаться до самого ее конца), стрелковое оружие, созданное в Российской империи, с честью прошло всю войну.

ВИНТОВКА МОСИНА

Пожалуй, наиболее известным образцом такого оружия является трехлинейная (7,62-миллиметровая) винтовка Мосина образца 1895 года. Надо сказать, что уже во время Первой мировой войны это оружие не было ни новейшим, ни самым лучшим по своим характеристикам, в сравнении с аналогами в армиях других стран. Но несмотря на это, совокупность заложенных в винтовку технических решений позволила ей оставаться одной из лучших в своем классе и во время штурма Берлина — спустя 50 лет после своего принятия на вооружение!

Перед войной в СССР были созданы и приняты на вооружение автоматическая винтовка АВС-36 и самозарядные СВТ-38 и СВТ-40. Автоматические и самозарядные винтовки, созданные под мощный винтовочный патрон, не были оптимальным решением в качестве стандартного индивидуального оружия пехотинца. Во время войны они прижились лишь в США. Проиграли конкуренцию мосинской трехлинейке и советские автоматические винтовки предвоенных образцов.

Виднейший советский историк стрелкового вооружения А.Б. Жук написал о ней так:

«Конструкция этой винтовки оказалась столь удачной, что России на протяжении длительного времени не пришлось прибегать к новому, очень дорогостоящему перевооружению, чего не избежали многие другие страны.

Наша винтовка с честью выдержала все испытания, просуществовав на вооружении в течение многих десятков лет. За это время винтовка неоднократно имела боевое применение и наилучшим образом зарекомендовала себя в Русско-японской и Первой мировой войнах.

Во время Второй мировой войны она также находила широчайшее применение, с ней советские солдаты громили фашистов на фронтах Великой Отечественной войны в Европе и японских империалистов в Азии. И даже после войны она еще долго находилась в войсках, несмотря на то, что давно уже начало внедряться новое, еще более совершенное автоматическое оружие».

В годы Первой мировой войны производство таких винтовок было увеличено более чем в 10 раз и доведено до без малого 130 тысяч штук в месяц. Всего же русская армия, включая довоенный задел, получила около 8 миллионов винтовок, подавляющее большинство которых было конструкции Мосина.

Показатели, достигнутые во время Первой мировой войны, а также ввод в строй второго оружейного завода в Туле, строительство которого было почти завершено к 1917 году, позволили Советской армии за время Второй мировой получить от промышленности уже более 12 миллионов винтовок и карабинов, большинство из которых также вело свою родословную от русской винтовки образца 1895 года.

Более 20 миллионов винтовок конструкции этого человека, Сергея Ивановича Мосина, стали стандартным вооружением русского пехотинца в обеих мировых войнах, не считая множества других конфликтов, где они приняли участие

ПУЛЕМЕТ «МАКСИМ»

Другим выдающимся образцом оружия, доставшимся Советской армии в наследство от дореволюционной русской был пулемет «Максим». Само по себе это оружие было английской конструкции и применялось во время Первой мировой войны многими воюющими сторонами. Кроме России это были Англия (естественно), Германия и Турция.

Изюминкой русского варианта был станок Соколова образца 1910 года. В отличие от своего германского аналога, пулемета MG 08, он имел колесный ход и мог перекатываться по полю боя, тогда как германский образец мог лишь переноситься силами расчета. Если учесть, что масса обоих пулеметов была примерно по 60 килограммов, это немаловажное преимущество.

Пулемет образца 1910 года прошел всю Вторую мировую войну. В реалиях этой войны он уже несколько устарел. Его большая масса снижала маневренность на поле боя и, следовательно, гибкость огня, хотя по огневой мощи к нему по-прежнему не было претензий. В 1943 году на вооружение РККА был принят новый станковый пулемет СГ-43. Несмотря на это, пулемет «Максим» до самого конца войны оставался основным станковым пулеметом Советской армии.

Этот ветеран трех войн принял вместе со своим расчетом последний бой. Судя по яростному огню, обрушенному на них противником, они бились не напрасно

Другим образцом пулеметного вооружения Красной армии был ручной пулемет Дегтярева ДП-27. Ручные пулеметы громко заявили о себе во время Первой мировой войны. Чтобы решить вопрос с оснащением армии такими пулеметами, царское правительство начало строительство нового большого завода в Коврове, который должен был дать первую продукцию летом 1917 года. Однако революция и последующие трагические события задержали пуск завода, так что он вступил в строй уже после окончания Первой мировой. Зато во время Второй мировой именно этот завод снабжал Советскую армию пулеметами ДП-27.

ПАТРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Все три образца оружия, упомянутые выше, использовали один и тот же винтовочный патрон 7,62х54 R. Как и в артиллерии, основная статья расходов на стрелковое оружие — это расходы, связанные с изготовлением патронов. Россия в годы Первой мировой войны была одним из лидеров в этом секторе, выпустив за 1914-1917 годы более 4 миллиардов патронов, а годовое производство было доведено в 1916 году до полутора миллиардов.

Патронные заводы, построенные в Российской империи, стали ценным приобретением для советской власти. Во время Второй мировой расход винтовочных патронов был соизмерим с цифрами, достигнутым в Первую мировую: в 1942 году он составил 2,3 миллиарда штук, в 1943-м — 2,9 миллиарда, в 1944-м — 3 миллиарда.

Несмотря на то, что в советское время было освоено массовое производство пистолетов-пулеметов и патронов для них (гораздо более легких и дешевых), значимость русской промышленности для обеспечения Советской армии стрелковым оружием в годы Великой Отечественной войны невозможно переоценить.

Читать еще:  Учебно-имитационные ручные гранаты УРГ-Н, УРГ, УНГ-8 (СССР)

Если задаться целью, то можно без труда найти русский след в советской судостроительной и даже танковой промышленности. Но, безусловно, именно артиллерия, стрелковое оружие и боеприпасы — это те сферы военного производства, где вклад дореволюционной России в Победу был наибольшим. Поэтому, отдавая сегодня должное тем, кто сражался на фронте и работал в тылу в годы последней мировой войны, давайте вспомним и тех русских рабочих и инженеров, без чьего труда и таланта эта Победа вряд ли была бы возможна. И чей в нее вклад незаслуженно забыт.

В «Ростехе» назвали потери России после закрытия рынка патронов США

Из-за санкций в отношении российских производителей патронов и стрелкового оружия они теряют в год около 10 млрд руб. выручки, выяснил РБК. Госкорпорация «Ростех» начала разработку антикризисной программы для отрасли

​За период действия американских санкций в отношении российских производителей патронов и стрелкового оружия они потеряли около 50 млрд руб. выручки. Об этом РБК сообщил индустриальный директор кластера обычного вооружения, боеприпасов и спецхимии государственной корпорации «Ростех» Сергей Абрамов.

«Санкции закрыли для нас многие рынки, которые имели хороший потенциал. Естественно, закрылся и американский рынок. В целом из-за санкций в год отечественные производители теряют около 10 млрд руб. выручки. Нетрудно подсчитать, какая сумма примерно получается за все пять лет санкций. Сейчас нам приходится перестраиваться и корректировать стратегию с учетом этого», — отметил Абрамов. По его словам, все российские патронные заводы сейчас «в той или иной степени ограничены в продаже стрелкового боеприпаса».

Согласно последним доступным данным, консолидированная выручка «Ростеха», объединяющего предприятия оборонно-промышленного комплекса и гражданских отраслей, в 2017 году составила 1,6 трлн руб., из них на долю гражданской продукции пришлось 29,1%; выручка кластера вооружения в 2016 году составила 298 млрд руб.

Сколько патронов идет на Запад

До санкций около 80% российской продукции шло на рынки США и стран Европы, в которых разрешено гражданское оружие, рассказал РБК источник на одном из предприятий отрасли. Главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев перечислил РБК крупнейшие из них — Тульский, Барнаульский, Новосибирский, Ульяновский, Климовский и Амурский патронные заводы.

В США в частном владении 393 млн единиц оружия, сообщал The Washington Post со ссылкой на исследование Small Arms Survey. По словам главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, десятки миллионов ружей, винтовок и автоматов в США отстреливают ежегодно несколько миллиардов патронов. «Нередко через частных посредников боеприпасы попадают в руки частных военных компаний, негосударственных формирований и боевиков различных группировок. Это было отмечено в Югославии, Ливане, Ливии, а сейчас — в Сирии», — пояснил эксперт.

В 2013 году газета «Известия» утверждала, что американские компании с разрешения Пентагона в год закупали сотни миллионов российских патронов различных калибров. В частности, только в 2012 году пять частных американских компаний — среди которых Intrac Arms International LLC и Wolf Perfomance Ammunition — заключили с российскими патронными заводами контракты на закупку 900 млн патронов различных калибров. Первые поставки начались в начале 2013 года.

Чем заменяют российские патроны

Сейчас США восполняют запасы боеприпасов для оружия советского и российского производства боеприпасами из Китая и Болгарии, отметил Абрамов.

«Американцы — циничные бизнесмены. Они до последнего покупали наш боеприпас, потому что он самый дешевый. Сейчас с учетом активной политики Штатов по созданию неблагоприятной бизнес-среды для российских предприятий, конечно, они свой рынок закрыли», — рассказал Абрамов.

Несмотря на санкции, остаются лазейки, которые позволяют законно поставлять патроны на американский рынок, говорит Дегтярев. По крайней мере российские патронные заводы пока представлены в США, подчеркивает эксперт. «Это очень хорошо для нас, потому что объемы, которые способен съесть рынок США, позволяют нашим производителям патронов развиваться и удерживать цену».

Кому еще можно продавать патроны

Российский рынок на порядки меньше. По данным на февраль 2019 года от Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Росгвардии, в России на учете состоит более 4,5 млн владельцев оружия, у них на руках порядка 7,3 млн единиц оружия, из них около 7 млн единиц — гражданское, 150 тыс. — боевое стрелковое, 94 тыс. — служебное, около 3 тыс. единиц — холодное.

Около 6 тыс. частных охранников имеют право на ношение служебного оружия. В их распоряжении около 80 тыс. единиц огнестрельного оружия.

У Минобороны с учетом рассчитанных запасов патронов нет нужды производить крупные закупки боеприпасов в обозримом будущем, добавляет главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

Как «Ростех» намерен менять ситуацию

Чтобы возместить потери российских предприятий, необходимо перестроить всю патронную отрасль, считает Сергей Абрамов. «Проблема в том, что патронные заводы были давно приватизированы и развивались каждый в рамках своих корпоративных планов. Отрасль разрознена, не развивается, ситуацию можно назвать кризисной, — говорит Абрамов. — Как следствие, пока отечественный стрелковый боеприпас по некоторым характеристикам уступает по качеству натовскому — а это вопрос нашей конкурентоспособности».

Ситуация уже обсуждалась на уровне коллегии военно-промышленной комиссии, подчеркнул Абрамов. До марта «Ростеху» поручено разработать антикризисную программу для отрасли. Сейчас ведется активная научно-исследовательская деятельность, добавил он.

«Уже завершили многие работы: порох, гильзы, капсюль, необходимые для качественного выстрела. В этом году, я думаю, мы получим конечный продукт — совершенно нового уровня», — подытожил Абрамов.

Выпали из обоймы: как санкции повлияли на производство патронов в России

​За период действия американских санкций в отношении российских производителей патронов и стрелкового оружия они потеряли около 50 млрд руб. выручки. Об этом РБК сообщил индустриальный директор кластера обычного вооружения, боеприпасов и спецхимии государственной корпорации «Ростех» Сергей Абрамов.

«Санкции закрыли для нас многие рынки, которые имели хороший потенциал. Естественно, закрылся и американский рынок. В целом из-за санкций в год отечественные производители теряют около 10 млрд руб. выручки. Нетрудно подсчитать, какая сумма примерно получается за все пять лет санкций. Сейчас нам приходится перестраиваться и корректировать стратегию с учетом этого», — отметил Абрамов. По его словам, все российские патронные заводы сейчас «в той или иной степени ограничены в продаже стрелкового боеприпаса».

Согласно последним доступным данным, консолидированная выручка «Ростеха», объединяющего предприятия оборонно-промышленного комплекса и гражданских отраслей, в 2017 году составила 1,6 трлн руб., из них на долю гражданской продукции пришлось 29,1%; выручка кластера вооружения в 2016 году составила 298 млрд руб.

Читать еще:  Противоднищевая мина SB-MV/1 (Италия)

Сколько патронов идет на Запад

До санкций около 80% российской продукции шло на рынки США и стран Европы, в которых разрешено гражданское оружие, рассказал РБК источник на одном из предприятий отрасли. Главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев перечислил РБК крупнейшие из них — Тульский, Барнаульский, Новосибирский, Ульяновский, Климовский и Амурский патронные заводы.

В США в частном владении 393 млн единиц оружия, сообщал The Washington Post со ссылкой на исследование Small Arms Survey. По словам главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, десятки миллионов ружей, винтовок и автоматов в США отстреливают ежегодно несколько миллиардов патронов. «Нередко через частных посредников боеприпасы попадают в руки частных военных компаний, негосударственных формирований и боевиков различных группировок. Это было отмечено в Югославии, Ливане, Ливии, а сейчас — в Сирии», — пояснил эксперт.

В 2013 году газета «Известия» утверждала, что американские компании с разрешения Пентагона в год закупали сотни миллионов российских патронов различных калибров. В частности, только в 2012 году пять частных американских компаний — среди которых Intrac Arms International LLC и Wolf Perfomance Ammunition — заключили с российскими патронными заводами контракты на закупку 900 млн патронов различных калибров. Первые поставки начались в начале 2013 года.

Чем заменяют российские патроны

Сейчас США восполняют запасы боеприпасов для оружия советского и российского производства боеприпасами из Китая и Болгарии, отметил Абрамов.

«Американцы — циничные бизнесмены. Они до последнего покупали наш боеприпас, потому что он самый дешевый. Сейчас с учетом активной политики Штатов по созданию неблагоприятной бизнес-среды для российских предприятий, конечно, они свой рынок закрыли», — рассказал Абрамов.

Несмотря на санкции, остаются лазейки, которые позволяют законно поставлять патроны на американский рынок, говорит Дегтярев. По крайней мере российские патронные заводы пока представлены в США, подчеркивает эксперт. «Это очень хорошо для нас, потому что объемы, которые способен съесть рынок США, позволяют нашим производителям патронов развиваться и удерживать цену».

Кому еще можно продавать патроны

Российский рынок на порядки меньше. По данным на февраль 2019 года от Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Росгвардии, в России на учете состоит более 4,5 млн владельцев оружия, у них на руках порядка 7,3 млн единиц оружия, из них около 7 млн единиц — гражданское, 150 тыс. — боевое стрелковое, 94 тыс. — служебное, около 3 тыс. единиц — холодное.

Около 6 тыс. частных охранников имеют право на ношение служебного оружия. В их распоряжении около 80 тыс. единиц огнестрельного оружия.

У Минобороны с учетом рассчитанных запасов патронов нет нужды производить крупные закупки боеприпасов в обозримом будущем, добавляет главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

Как «Ростех» намерен менять ситуацию

Чтобы возместить потери российских предприятий, необходимо перестроить всю патронную отрасль, считает Сергей Абрамов. «Проблема в том, что патронные заводы были давно приватизированы и развивались каждый в рамках своих корпоративных планов. Отрасль разрознена, не развивается, ситуацию можно назвать кризисной, — говорит Абрамов. — Как следствие, пока отечественный стрелковый боеприпас по некоторым характеристикам уступает по качеству натовскому — а это вопрос нашей конкурентоспособности».

Ситуация уже обсуждалась на уровне коллегии военно-промышленной комиссии, подчеркнул Абрамов. До марта «Ростеху» поручено разработать антикризисную программу для отрасли. Сейчас ведется активная научно-исследовательская деятельность, добавил он.

«Уже завершили многие работы: порох, гильзы, капсюль, необходимые для качественного выстрела. В этом году, я думаю, мы получим конечный продукт — совершенно нового уровня», — подытожил Абрамов.

О том, что отрасль нуждается в модернизации, ранее отмечали в разговоре с РБК военные эксперты. По отдельным наименованиям Россия отстает от ведущих мировых производителей. Это в условиях санкций и закрытия западных рынков значительно усложняет положение отечественных заводов по выпуску боеприпасов для легкого стрелкового оружия, говорил Андрей Фролов. Минобороны требует перехода на новые модели патронов, отмечал также Виктор Мураховский.

Сколько теряют производители стрелкового оружия

Еще сложнее ситуация обстоит с производителями стрелкового оружия. Серьезно сказались ограничения для «Калашникова» (концерн попал в санкционный список США 16 июля 2014 года, в санкционный список Евросоюза — 12 сентября того же года), стрелковое оружие которого поставлялось на американский рынок.

«У «Калашникова» многие контракты сейчас приостановлены, это серьезные для нас потери — объем контрактов составлял и по $30 млн, и по $50 млн», — привел пример Сергей Абрамов.

Чтобы возместить потери, концерн «Калашников», как писала в прошлом году газета «Коммерсантъ», подготовил изменения в закон «Об оружии», которые предполагают увеличение разрешенного для владения количества оружия до десяти единиц на человека, рост емкости магазина охотничьего оружия для учебных и тренировочных стрельб, сокращение сроков стажа для приобретения нарезного охотничьего оружия.

«Калашников» — крупнейший в стране производитель стрелкового оружия, как гражданского, так и боевого. Среди других крупных отечественных производителей стрелкового оружия Дегтярев также называет ​вятско-полянский завод «Молот-Оружие» и Тульский оружейный завод.

Меры, которые предложены «Калашниковым», являются коллективным мнением участников рынка, говорит эксперт. Покупательная способность населения на оружейном рынке неуклонно падает, подчеркивает Дегтярев. По его словам, единственный путь, который сейчас может поддержать рынок, — это работа в направлении открытия тиров и стрельбищ.

«Охотничья отрасль в России находится в плачевном состоянии, она не может быть драйвером оружейного рынка. Остается только развлекательная стрельба и различные виды спорта», — пояснил собеседник РБК.

Какие рынки стрелкового оружия доступны для России

Что касается выхода на другие внешние рынки стрелкового оружия, к примеру ближневосточный, то это осуществить непросто, поскольку мировой рынок стрелкового оружия политизирован, считает Дегтярев. ​Кроме того, в большинстве регионов, которые вчера считались отсталыми, сегодня работают свои оружейные производства — в том числе на Ближнем Востоке.

«Нам приходится конкурировать с ними и строить планы по кооперации в построении новых производств. В частности, в Саудовской Аравии планируется строительство завода по производству автомата Калашникова. Азия, Африка — тут работа очень сложная, но наши оружейники принимают участие в выставках этих регионов, предлагают свои услуги вплоть до ЮАР», — подытожил главный редактор журнала «Калашников».​

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector