0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основной боевой танк Safir-74 (Иран)

Иранский основной боевой танк «Каррар»

В марте 2017 года произошло событие, оставшееся за пределами внимания широких народных масс, но которое, тем не менее, обратило на себя внимание как специалистов, так и людей, интересующихся бронетехникой. Министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами принял участие в церемонии запуска в серийное производство основного боевого танка (ОБТ) Каррар (Karrar).

Производиться эта машина будет на специально созданной технологической линии промышленного комплекса Dorud Bani Hashem Аrmored Industry в г. Доруд (провинция Лорестан). Выбор предприятия не случаен — именно здесь осуществлялась сборка и частичная локализация ряда узлов танка T-72S «Шилдан», которая производился по российской лицензии с 1997 года. По документации Уралвагонзавода эта модификация проходила как «T-72M спецификация Э8».

Основной боевой танк Каррар

В значительной степени это обстоятельство и повлияло на облик нового иранского ОБТ, первое, что бросается в глаза при анализе изображений машины: даже прикрытое противокумулятивными экранами шасси (по фото можно оценивать лишь корпус и ходовую часть) — явно идентично шасси Т-72 или Т-90.

Фото и видео новой машины появились в масс-медиа задолго до официальной презентации, что в совокупности с материалами с церемонии даёт некую информацию для анализа.

Основной иранский боевой танк Каррар»

Второе, что обращает на себя внимание — это башня. Башня — явно оригинальной конструкции, сварная, в её облике отчётливо прослеживается влияние как российского ОБТ Т-90МС, так и китайского Тип-99. Развитая кормовая ниша уравновешивает башню на погоне (грубо говоря — это подшипник, на котором вращается башня) и, скорее всего, служит для размещения боекомлекта (БК).

Подобная схема достаточно популярна в мировом танкостроении, так как позволяет изолировать БК от обитаемого боевого отделения (БО), а также — использовать в конструкции машины так называемые вышибные панели, предотвращающие взрыв снарядов при пожаре машины. Дело в том, что вопреки распространённому мнению, попадание в боеукладку кумулятивной струи либо бронебойного снаряда, в большинстве случаев приводит не к мгновенному взрыву, а к возгоранию. Во-первых — часть снарядов в боеукладке являются бронебойными, т.е. — представляют собой инертные металлические конструкции.

Во-вторых, чувствительность взрывчатого вещества (ВВ) на основе гексогена, которым снаряжаются осколочно-фугасные снаряды (ОФС), и окфола которым снаряжаются кумулятивные снаряды (КС) — достаточно низкая, для их инициации требуется подрыв специального взрывателя. Таким образом — мгновенный взрыв боеукладки возможен при попадании во взрыватель ОФС или КС, а поскольку их площадь пренебрежимо мала по сравнению с площадью снарядов и пороховых зарядов, то — при попадании в последние гораздо более вероятен пожар. Следует отметить, что пожар в боеукладке радикально отличается от пожара на складе макулатуры: при горении баллистических порохов в замкнутом объёме лавинообразно растёт давление, и, с превышением некой критической отметки — дефлаграционный тип горения сменяется детонационным, т.е. — скорость горения увеличивается настолько, что происходит взрыв. Взрыв боекомплекта горящей машины — достаточно распространённый сюжет военной хроники последнего полувека.

Башня имеет развитую кормовую нишу

Возвращаясь к конструкции башни ОБТ Каррар отметим, что расположение БК в кормовой нише башни даёт возможность разместить в её крыше так называемые вышибные панели — своего рода сдающие звенья, пластины, которые выбиваются, когда давление продуктов горения превышает допустимый предел. В этом случае детонации БК не происходит.

Неизвестно, реализованы ли вышибные панели в конструкции Каррар, но – их установка была бы логичным шагом.

Танковая пушка – явно одна из модификаций старой доброй ещё советской 2А46 калибром 125 мм, применяемой практически на всех модификациях Т-64, Т-72 и Т-80. Обращает на себя внимание квадратный в сечении кожух, прикрывающий половину пушечного ствола. Можно предположить, что данная конструкция защищает пушечный ствол от снарядных осколков, могущих оставить на нём вмятину или даже пробитие. Повреждения подобного рода при стрельбе из пушки неминуемо приводят к её разрыву, но, поскольку полностью закрыть пушку кожухом не представляется возможным (резко увеличившийся вес её качающейся части окажется непосильным для стабилизатора вооружения), то ствол прикрыли частично. Во-первых – разрыв части ствола ближе к казённику гораздо опаснее для экипажа, чем “гвоздика” (жаргонное название разорванного пушечного ствола) у дульного среза, экипаж в первом случае гарантированно получает контузию.

Типичный образец танковой «гвоздики», в данном случае – на «Абрамсе»

Во-вторых, размещение на стволе дополнительной массы ближе к цапфам не слишком увеличивает момент инерции качающейся части пушки.

Выпуск боеприпасов для пушки 2А46 производит профильное отделение иранской Defence Industries Organisation (DIO), оперённый бронебойный подкалиберный снаряд (ОБПС) местного производства выглядит как “среднее арифметическое” советских ОБПС 3БМ26 «Надежда-Р» и 3БМ32 «Вант». Следует отметить, что данное предприятие также освоило выпуск танковой управляемой ракеты (ТУР), предположительно — под названием Tondar. Под этим обозначением скрывается российская ТУР 9М119М «Инвар», то ли выпускаемая по лицензии, то ли попросту скопированная иранскими оружейниками.

Читать еще:  Бронеавтомобиль EE-9 Cascavel (Бразилия)

ТУР – это фактически, разновидность ПТУР, запускаемая из канала ствола танковой пушки. Tondar имеет тандемную боевую часть, т.е. последовательно расположенные лидирующий заряд, задачей которого является нейтрализация динамической защиты цели, и основной заряд, имеющий бронепробиваемость в 700 мм гомогенной брони. Дальность действия комплекса управляемого ракетного вооружения — от 100 метров до 4 километров

Система управления огнём (СУО) КАТ-72 ОБТ Каррар производства фирмы Шираз электроник индастриз представляет собой клон СУО EFCS3-55 словенской фирмы Фотона. Основной прицел предположительно китайского производства, для управления ТУР на крыше башни расположен прицел-прибор наведения, внешне напоминающий российский 1К13 «Неман». Наличие на башне метеостанции/датчика ветра и лазерного дальномера предполагает наличие баллистического вычислителя (что, собственно, является основным критерием, отличающим СУО от просто набора прицелов и узлов системы наведения).

Копирование бронекорпуса Т-72 предполагает сопоставимый с «семьдесятдвоечным» уровень бронезащиты, хотя и здесь возможны некие отличия, обусловленные различиями в рецептуре и технологии производства применяемой броневой стали, а также материала наполнителя башни и верхней лобовой детали (ВЛД) корпуса. Определить уровень защиты башни по фото не представляется возможным, а информация подобного рода — является одной из наиболее строго охраняемой.

Передняя часть башни и ВЛД корпуса прикрыты элементами динамической защиты (ЭДЗ), напоминающие российские 4С20 или 4С22 (внешне неотличимые друг от друга), но — схема их монтажа на корпус копирует комплекс навесной динамической защиты (НДЗ) «Контакт-1», использующий все-таки ЭДЗ 4С20. Следует отметить, что НДЗ «Контакт-1» на сегодняшний день является весьма устаревшей, и, главным образом, может противодействовать реактивным гранатам семейства ПГ-7 ранних серий. Современные реактивные противотанковые гранаты и управляемые ракеты, а также бронебойные снаряды — достаточно эффективно преодолевают архаичную НДЗ.

Также обращает на себя внимание расположенный на на штанге крыше башни грибообразный индикатор лазерного излучения (ИЛИ) производства корпорации Иран электроник индастриз. Неясно, то ли просто подаётся сигнал экипажу об облучении машины вражеским дальномером или прицелом-прибором наведения ПТУР, то ли уже возможно в конструкции машины реализован комплекс оптико-электоронного подавления (КОЭП), когда сработка ИЛИ выдаёт команду на отстрел в угрожающий сектор дымовых или аэрозольных гранат, ставящих завесу, которая может дать возможность сорвать наведение сорвать ПТРК и предоставляет экипажу шанс рывком выйти из-под огня или, в случае обнаружения вражеской позиции — подавить её огнём.

Использование бронекорпуса Т-72/Т-90 автоматически предполагает применение в качестве силовой установки двигателя семейства В-2, вероятнее всего — какой-то из модификаций В-84, другие танковые дизеля, имеющие хождение на мировом рынке, попросту не влезут в «двухкубовое» моторно-трансмиссионное отделение. Наладить самостоятельное производство подобных двигателей Иран не мог — разработка танковых двигателей, наряду с двигателями авиационными и ракетными — является прерогативой нескольких стран «высшей лиги» мирового машиностроения. Даже стремительно прогрессирующие Южная Корея и Турция, несмотря на впечатляющие технические возможности и весьма щедрое финансирование — на сегодняшний день безуспешно бьются над проблемой создания национальных танковых двигателей.

Таким образом — использование в конструкции ОБТ Каррар российского дизеля даёт пищу для размышлений — в какой степени национальным проектом является новый иранский танк? Для того, чтобы ответить на этот вопрос — необходимо совершить экскурс в историю. С 1989 по 1991 годы Советский Союз заключил с Ираном ряд крупных межправительственных соглашений в области военно-технического сотрудничества (ВТС). Одно из соглашений, подписанное в ноябре 1991 года, предусматривало передачу Ирану лицензии на производство тысячи ОБТ T-72S «Шилдан» (уже упоминавшийся выше), а также, оказание технического содействия в организации производства этих танков. При этом — действие лицензии не распространялась на ряд ключевых компонентов: вооружение и снаряды, ряд компонентов СУО и электрооборудования, дизель и бортовые коробки передач, а также башня — поставлялись по отдельному контракту, срок действия которого был рассчитан до 2011 г.

В рамках соглашения российская сторона заложила в Доруде производственную линию, которая начала свою работу в 1997 году, а в 1998 первые иранские танки были поставлены в войска. Участие иранской стороны в производстве комплектующих для танка было достаточно скромным. На заводе варили бронекорпуса, причём — были серьёзные технические проблемы с изготовлением ряда корпусных деталей, таких, например, как борта. Также было освоено производство ряда узлов ходовой части: гусеничных лент, блоков подвески с опорными катками, направляющих колёс с механизмами натяжения, т.е. доля в общей стоимости машины иранских комплектующих, даже по самым оптимистичным оценкам, не могла превышать 15 %.

13 ноября 1991 г. было подписано соглашение «Гор-Черномырдин», предусматривающее, в частности, и разрыв соглашений по ВТС с Ираном. К этому моменту оставалось поставить Ирану еще 578 машинокомплектов, снаряды, предоставить услуги по обучению персонала — всего на сумму свыше 1,5 млрд долларов из 2,2 млрд долларов общей суммы контракта. Таким образом, контракт оказался выполненным на 30%, и, что наиболее болезненно ударило по иранской стороне — не была передана большая часть лицензионно-технической документации и технологического оборудования, что делало невозможным самостоятельное производство Т-72.

Читать еще:  Бронированная разведывательная машина «Type 87» (Япония)

За прошедшее с тех пор время Иран периодически демонстрировал как глубокую модернизацию ранее стоящих на вооружении танков — проекты Sabalan, Tiam, Samsam, Safir-74/Shabdiz, Mobarez, так и штучное производство прототипов ОБТ семейства Zulfiqar, являющихся компиляцией узлов и систем танков, уже много лет стоящих на вооружении, т.е. — о самостоятельном серийном производстве танков говорить не приходится.

В то же время, режим санкций достаточно надёжно блокирует возможность поставки Ирану современных вооружений: в июне 2010 года Совет безопасности ООН принял резолюцию №1929, запрещающую поставку Ирану «любых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, ударных вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, в соответствии с определениями Регистра обычных вооружений ООН». 22 сентября того же года Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о мерах по выполнению санкционной резолюции СБ ООН в отношении Ирана, предусматривающий запрет на передачу Ирану комплексов ПВО С-300, бронетехники, боевых самолетов, вертолетов и кораблей. После достижения некоторого прогресса по проблеме ядерной программы Ирана, санкции, введенные резолюцией №1929 формально были отменены, однако, по существующему правовому режиму, ограничения будут действовать до 18 октября 2020 года.

В 2016 году были возобновлены российско-иранские переговоры о лицензионном производстве «несколько сотен» Т-90С на сумму порядка 1 млрд. долларов, но — для его реализации необходимо получить разрешение Совета безопасности ООН, но при этом, вероятность того, что США пересмотрят свои взгляды на поставки оружия в Иран — пренебрежимо мала. Итак, имеем, с одной стороны — острую необходимость в современных ОБТ силовых структур Ирана (основу танкового парка которого составляют разномастные машины полувековой давности, причём, из-за отсутствия запчастей, боеготовыми из них можно считать не более 30 %). С другой стороны — Россия заинтересована в проникновении на ёмкий иранский танковый рынок, который сможет стать для российского ВПК значимым источником валюты на долгие годы. Взаимную заинтересованность — намертво блокируют санкции, поставки танков невозможны. И — в том же 2016 году Иран начинает работы над проектом Каррар, который по целому ряду признаков (шасси, пушка, элементы СУО, в т.ч. его наиболее значимая составляющая — комплекс управляемого ракетного вооружения) является воплощением «русского следа».

Безусловно, за последние двадцать лет иранский ВПК в рамках политики «ходке-файи» («самообеспечения») сделал огромный шаг вперёд, позволив в целом обеспечить армию и «корпус стражей исламской революции» вооружением и техникой, необходимым для выполнения доктринальных задач в региональном масштабе. В области производства бронетехники — созданы производственные комплексы Шахид-Кола-Дуз, Шахид-Захран, Хадид, в рамках исполнения контракта 1991 года российские специалисты помогли в создании в составе комплекса Парчин нескольких специализированных производственных цехов, в том числе в литейного, кузнечного и ряда механосборочных.

Предприятие Райян Рошд освоило производствово тепловизионных прицелов на основе китайских матриц. Но — всё это, выражаясь математическим языком, «является необходимым, но — не достаточным условием» для производства собственного танка. Использование в конструкции ОБТ Каррар ряда ключевых компонентов явно российского происхождения наводит на мысль о том, что данная машина является «серой сборкой» Т-90 с достаточно высокой степенью локализации.

Основной боевой танк Safir-74 (Иран)

Основной боевой танк Safir-74 (или Type 72Z) является глубокой модернизацией танков советского производства Т-54 и Т-55 и аналогичного им китайского танка Туре 59. Он разработан с целью продления их срока службы. Танки Т-54 и Т-55 были захвачены в качестве трофеев в 1980-е годы в период войны с Ираком (около 190 единиц), танки Туре 59 поступили в Иран в 1982-1986 годах (около 500 единиц). Танк Safir-74 состоит на вооружении с 1996 года в основном в танковых подразделениях Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а также в некоторых частях сухопутных войск. До этого уровня модернизировано около 500 танков.

В ходе модернизации штатная 100-мм пушка была заменена 105-мм нарезной пушкой М68, которой вооружены американские танки M60A1 и M48A5. Это повысило возможности поражения стационарных и подвижных целей с первого выстрела с ходу и с остановок. На танках Safir-74 установлена компьютерная система управления огнем Fontona EFCS-3, выпускаемая в Словении. В ее состав входит лазерный дальномер (дальность действия до 10000 м, точность определения расстояния +/- 5 м) и электронный баллистический вычислитель, обеспечивающий применение снарядов различных типов. Вероятность поражения цели при этом достигает 80%. Танк снабжен дневным прицелом 10-кратного увеличения с полем зрения 6° и ночным 7-кратным прицелом, поле зрения которого также 6°. Некоторые машины имеют систему предупреждения о лазерном облучении, а также пусковые установки дымовых гранат. Кроме того, может быть создана дымовая завеса за счет впрыскивания дизельного топлива в выхлопную трубу.

Читать еще:  Боевая машина пехоты AMX-10P (Франция)

Дизельные двигатели у танков Т-54 мощностью 520 л. с. и Т-55 мощностью 580 л/с. были заменены двигателем V-46-6 V-12 мощностью 780 л. с. В новую силовую установку входит трансмиссия SPAT 1200, которая может работать в автоматическом или полуавтоматическом режиме. Обычные металлические гусеницы были заменены резинометаллическими, кроме того, установлены бортовые экраны. Танк Safir-74 имеет лобовую и бортовую броню толщиной 80 мм, кормовую — 40 мм, а на крыше корпуса — 20 мм. Дополнительно предусматривается установка элементов навесной динамической зашиты.

Боевая масса танка 36 т, экипаж 4 человека. Максимальная скорость движения по шоссе составляет 65 км/ч, запас хода 510 км.

Броня аятолл: лучшие танки Ирана

Иранский ВПК занимает лидирующие позиции в Ближневосточном регионе. Страна способна выпускать собственные образцы вооружений вплоть до зенитных комплексов и танков. Последних в Иране немало — по разным оценкам, это число колеблется от 2000 до 3000 единиц. Согласно докладу американской разведки, сильнейшими танками иранской армии остаются российские Т-72S. При этом иранцы располагают рядом боевых машин, созданных собственным ВПК. Именно им посвящён данный материал.

Zulfiqar-1

В какой-то мере эта боевая машина — повторение китайского метода: возьмём несколько иностранных образцов, скопируем и соединим, а затем посмотрим, что из этого получится. Наверняка подобная мысль пришла в голову иранскому бригадному генералу Мир-Юнусу Масум-Заде, когда он рассматривал американские машины М48, М60 и советский Т-72.

Соединив узлы и агрегаты этих машин воедино, иранцы построили Zulfiqar-1. А внешне этот «гибрид» и вовсе отдалённо напоминает американский M1 Abrams.

Иранцам приглянулась американская ходовая часть, корпус также делали по американским лекалам, но сварным. На Zulfiqar-1 установили трансмиссию SPAT 1200 системы «Кросс-Драйв» — точную копию трансмиссии от M60. Огневую мощь танку обеспечивает 125-мм гладкоствольная пушка. Вес машины — около 36 т, мощность двигателя — 780 л.с. Иранцы неоднократно пытались модернизировать Zulfiqar. Так появились танки: Zulfiqar-2 и Zulfiqar-3. Все эти машины существуют в единичных экземплярах.

Про Zulfiqar-3 известно, что он оснащён 125-мм гладкоствольной пушкой, автоматом заряжания, аналогичным используемым на Т-72S, а также современной СУО. Силовая установка — двигатель В-84МС мощностью 1000 л.с. На башне установлена дистанционно-управляемая турель с 12,7-мм крупнокалиберным пулемётом.

Sabalan

Это боевая машина представляет собой модернизированный американский танк M47M Patton, на который поставили новую башню со 105-мм пушкой М68. Также танк получил новую систему управления огнём и ряд других улучшений. Перед другими иранскими «новинками» у это машины есть одно большое преимущество — цена. Sabalan стоит втрое дешевле новейшего Zulfiqar-3.

Танк оснащён двигателем Continental AVDS-1790-2 мощностью 750 л.с. Запас хода — около 500 км, максимальная скорость — 50 км/ч. По своим боевым возможностям Sabalan сопоставим с модернизированными танками Т-55 и Т-62, а также китайским Type 59.

Показ вооружений в Тегеране в 2016 году продемонстрировал, что фантазии и танков М47 у иранцев в избытке. Их новый танк Tiam — очередная модернизация американского среднего танка. Вместо стандартной башни иранцы установили другую, по всей видимости, от танков Т-54/55/Тип-59. В ней установлена 105-мм нарезная пушка М68, с которой спарен 7,62-мм пулемёт, а на крыше башни установлен 12,7-мм пулемёт ДШК.

Tiam получил новую систему управления огнём. Броня башни и корпуса усилена динамической защитой. Экипаж танка состоит из четырёх человек: командира, заряжающего, наводчика и механика-водителя.

T-72Z и Safir-74

Невысокие навыки многих бойцов иранской армии делают востребованной наиболее простую в эксплуатации технику. Такой техникой стали модернизированные танки Т-54 (Safir-74), Т-55 (Т-72Z) и Type 59 (Type 72Z). Все эти машины получили одинаковый комплекс улучшений: вместо штатной 100-мм пушки была установлена 105-мм М68 (это орудие иранцы приспособили под запуск противотанковых ракет 9M117 «Бастион»).

Систему управления огнём поставили словенскую — Fotona (EFCS-3-55) со стабилизатором вооружения, лазерным дальномером, ночным прицелом второго поколения и баллистическим компьютером.

Защиту танков усилили реактивной бронёй, а Т-54/55 получили дополнительно резиновые «юбки» по бортам, как у Type 59. Двигатель заменили на украинский V46-6 мощностью 780 л.с., в паре с которым работает трансмиссия SPAT-1200.

Karrar

Сравнительно недавно на вооружение Корпуса стражей Исламской революции поступил новейший танк Karrar. По словам бригадного генерала иранской армии Ахмад-Раза Пурдастана, новинка ничем не уступает российскому танку Т-90, а, возможно, даже превосходит его.

Внешне Karrar похож на российский танк Т-90МС. Об этом говорит, например, практически идентичная развитая ниша башни, в которой хранится часть боекомплекта. Ходовые части танков также схожи. Существует версия, что Karrar — это глубокая модернизация российского Т-72С, который в большом количестве состоит на вооружении иранской армии.

Karrar вооружён 125-мм гладкоствольной пушкой (копией российской 2А46М) с автоматом заряжания. Скорострельность орудия — до восьми выстрелов в минуту. Танк получил современную навигационную систему и приборы ночного видения. Дизельный двигатель танка мощностью 1200 л.с. обеспечивает максимальную скорость в 70 км/ч.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector