1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основной боевой танк Strv-103 (Швеция)

Основной боевой танк Швеции – STRV-103

Основной боевой танк Швеции под индексом STRV-103, известный также под обозначением «S» представляет особый интерес, ведь на нем впервые в мировой истории танкостроения были применены достаточно интересные конструктивные решения, в частности – установка двух разнотипных двигателей – дизельного и газотурбинного, отсутствие башни, неподвижная относительно всего корпуса танка пушка с наводкой на цель с помощью поворотов корпуса в горизонтальной и вертикальной плоскостях, двойное бронирование – основное для жизненно важных узлов и экипажа и вспомогательное для второстепенных механизмов. Экипаж шведского танка состоял из 3 человек. Танк массово производился с 1966 по 1971 год, в 1990-х годах был снят с вооружения и заменен на немецкие танки «Леопард-2».

В первые послевоенные годы в Швеции не занимались разработкой новых танков. В 1953 году в Англии были куплены 80 танков «Центурион» Мк3 с 83,4-мм пушкой, а чуть позже еще 270 танков «Центурион» Мк 10 со 105-мм орудием. Однако эти машины не в полной мере удовлетворяли шведскую армию, поэтому с середины 50-х годов здесь приступили к рассмотрению возможности проектирования собственного танка. При этом военное руководство страны руководствовалось следующей военной концепцией: танк – совершенно необходимый элемент в системе обороны страны и сейчас, и в обозримом будущем. Особенно он необходим для защиты южных равнинных районов Швеции и побережья Балтийского моря.

Тщательный учет географических условий Швеции, наряду с системой комплектования ее армии, привел конструкторов к выводу о целесообразности поиска абсолютно новой концепции танка, которая бы идеально вписалась в специфические условия данной скандинавской страны. По мнению специалистов, новый танк должен был превзойти находящийся на вооружении «Центурион» и при этом быть более легким в вопросе обучения экипажа.

Для выполнения требований по тактической и оперативной подвижности максимальный вес танка был ограничен 43 тоннами, по возможности танку должна была быть обеспечена плавучесть. Данные противоречивые требования еще более усложнялись тем, что танк нуждался в приличной броневой защите, которая бы обеспечивала ему защищенность от новых ПТС. Поиск решения, которое удовлетворило бы требованиям уменьшения размеров танка и одновременно облегчило обучение экипажа, привел к отказу от классической компоновки с вращающейся башней и разноуровневым размещением экипажа (механик-водитель в корпусе, остальные в башне). Данное расположение, особенно с учетом заряжающего, которому необходимо было предоставить пространство почти в человеческий рост, значительно увеличивало высоту боевой машины.

Данные соображения и легли в концепцию нового танка. Танковая пушка и спаренные с ней пулеметы были жестко закреплены в корпусе. Наведение оружия по горизонтали осуществлялась с помощью обычного гидростатического механизма поворота, на сухом грунте танк за секунду поворачивался на 90 градусов, по вертикали наводка осуществлялась перекачкой масла в гидропневматической подвеске от передних опорных катков к задним и соответственно наоборот.

За счет применения необычных компоновочных решений конструкторы смогли объединить в танке при достаточно ограниченной массе высокую огневую мощь, хорошую защищенность и подвижность. Танк получил безбашенную схему компоновки с «казематной» установкой основных вооружений в корпусе. Пушка, смонтированная в лобовом листе корпуса, не имела возможности прокачки по горизонтали и вертикали. Наведение осуществлялось изменением положения корпуса машины в двух плоскостях. В передней части танка было расположено моторно-трансмиссионное отделение, далее отделение управления, которое одновременно было и боевым. В обитаемом отделении справа от орудия находился командир, слева – механик-водитель (он же выполнял функцию наводчика), за ним лицом к корме размещался радист.

Долгое время перед разработчиками стоял вопрос по выбору силовой установки, система охлаждения которой оказалась бы размещена в хорошо защищенном пространстве за боевым отделением и внутри основного броневого корпуса. Дополнительной защитой системе охлаждения служили большие топливные баки, которые устанавливались снаружи основного бронекорпуса и имели противоосколочное и противопульное бронирование. Пространство в передней части дополнительного броневого корпуса сочли подходящим для установки впускных и выпускных коллекторов, воздухоочистителей, так как их повреждение в боевых условиях не вызывало немедленного выхода танка из строя. Данное заключение было подтверждено во время испытаний, танк мог выполнять боевую задачу в течение нескольких часов, перед тем как ему начинал требоваться ремонт. Разработки силовой установки танка начались в 1959 году, после изучения всех возможных вариантов комиссия пришла к единодушному мнению о необходимости использования комбинированной силовой установки из дизельного и газо-турбинного двигателей.

В такой установке их привлекал критерий «стоимость—эффективность», который для данного танка подходил наилучшим образом. Во-первых, такая установка была, по сути, единственным вариантом, который мог быть применен в отводимом для этого пространстве. Все другие потребовали бы существенного увеличения силуэта или ослабления защиты в лобовой части. Во-вторых, установка на танк дизеля и ГТД по обе стороны от орудия позволяла сделать доступным обслуживание данных двигателей. Более того, комбинированная силовая установка, каждый из двигателей которой был в состоянии обеспечить танку подвижность (хоть и с рядом ограничений), была более надежна в условиях боя.

Основным вооружением танка стала 105-мм пушка с длиной ствола 62 калибра, которая получила достаточно простой автомат заряжания и скорострельность в 15 выстрелов в минуту. Магазин заряжания был связан с 3 магазинами боеприпасов, которые размещались в корме танка за боевым отделением. Магазин №1 имел 4 вертикальных шахты по 5 выстрелов по горизонтали – всего 20 снарядов, магазин №2 имел 5 вертикальных шахт и столько же выстрелов по горизонтали – всего 25 снарядов. Магазин под номером 3 имел 1 ряд на 5 снарядов. Таким образом, боекомплект танка состоял из 50 снарядов. Затвор пушки и противооткатные устройства размещались над магазинами между двух блоков системы охлаждения. Такой подход к компоновке позволил обеспечить удобную возможность наполнения магазинов боеприпасами наилучшую баллистическую защиту, высота танка при этом не превышала 1,9 м.

При перезарядке орудия стреляная гильза выбрасывалась через люк, расположенный в кормовой части машины. Вместе с размещенным в средней части ствола эжектором, это существенно уменьшало загазованность обитаемого модуля танка. Перезагрузка опустевших автоматов заряжания производилась вручную через два люка расположенных к корме корпуса и занимала 5-10 минут. С левой стороны лобового листа в неподвижном бронекожухе монтировались два 7,62-мм пулемета, имеющих боекомплект в 2750 патронов. Наведение их так же осуществлялось с помощью поворота корпуса, т.е. пулеметы играли роль спаренных с пушкой. Стрельбу из орудия и пулеметов осуществляли механик-водитель и командир танка. Над люком командира танка на турели устанавливался еще один пулемет, который мог выполнять функцию зенитного. Данная турель могла оснащаться бронещитком.

Механик-водитель и командир танка имели в своем распоряжении бинокулярные комбинированные оптические приборы, с переменной кратностью приближения. В прицел наводчика был встроен лазерный дальномер. Приборы наблюдения командира были стабилизированы в вертикальной плоскости, а командирская башенка в горизонтальной. Помимо этого использовались сменные перископические блоки, 4 блока было установлено в командирской башенке, один у механика-водителя, 2 блока имел радист. Все оптические приборы были прикрыты броневыми заслонками. Защищенность танка обеспечивалась не только толщиной брони его корпуса, но и достаточно большими углами наклона броневых плит, прежде всего, верхнего лобового листа корпуса. Дополнительной защитой служила малая площадь бортовых и лобовых проекций, а также корытообразное днище танка.

Постоянный рост эффективности средств поражения танков на поле боя, вынудил шведских инженеров предпринять модернизацию танка STRV-103, который на протяжении почти 30 лет был ОБТ Швеции. В первую очередь необходимо было повысить защищенность танка от кумулятивных боеприпасов. Конструктивные особенности верхней лобовой плиты корпуса танка не позволяли применять в полном объеме блоки навесной динамической защиты, но шведские конструкторы нашли весьма оригинальный способ выхода из данной ситуации. В передней части корпуса они установили решетку из бронестали, которая была способна выдержать до 4 попаданий противотанковых гранат. Для защиты же бортов шведские инженеры решили использовать 18 навесных канистр (по 9 штук на каждый борт), данное решение помимо ощутимого увеличения запаса топлива (на 400 литров) служило бы еще и защитой от попадания в борт кумулятивных боеприпасов.

Что же все-таки представлял из себя этот шведский танк, во многих странах не решили до сих пор. Так, например, Великобритания, Австралия и США давали ему очень высокие оценки, но как противотанковой самоходке. Шведы же до последнего считали свое детище полноценным танком. Единственное в чем ему никогда не отказывали – это достаточная необычность его конструкции.

Читать еще:  Бронетранспортёр БТР-40Б (СССР)

ШВЕДСКИЙ ОСНОВНОЙ БОЕВОЙ ТАНК

После Второй мировой войны в танкостроении установилась относительно строгая классификация. Танками стали называть бронированные боевые машины на гусеничном ходу с пушечным вооружением, размещённым во вращающейся башне. Самоходными артиллерийскими установками (САУ) назывались артиллерийские орудия на самодвижущемся шасси. Штурмовые орудия -хорошо бронированные САУ на танковой базе для непосредственной поддержки пехоты и борьбы с танками противника. Противотанковые САУ – специализированные установки для борьбы с бронетехникой противника, иногда с неполным противопульным бронированием. В случае, если противотанковая САУ имела полное бронирование, её именовали истребителем танков. В 1966 г. в Швеции в серийное производство поступил основной боевой танк Strv-103, совмещающий в себе возможности танка и, одновременно, истребителя танков.

Шведская армия имеет богатую боевую историю. И хотя страна не воевала уже почти два века, боеспособность шведских вооружённых сил оценивается достаточно высоко. Первые бронированные машины в королевстве появились в 1920 г., когда шведская фирма Tidaholm изготовила несколько опытных бронеавтомобилей. В дальнейшем шведы постоянно поддерживали боевую мощь своих бронетанковых сил. Так, к сентябрю 1939 г. в их армии числились 104 танка отечественного производства. Кроме того, было закуплено 64 чешских танка; 48 – m/37 и 16 – m/38.

К июню 1941 г. число танков m/41 в вооружённых силах Швеции, построенных по чешской лицензии, достигло 116. К июню 1942 г. её промышленность выпустила ещё 122, а к марту 1944 г. – 106 таких танков. Кроме них, выпускались и самоходные орудия на лицензионных чешских шасси.

В первые годы после Второй мировой войны Швеция не разрабатывала новых танков. В 1953 г. в Великобритании закупили 80 танков «Центурион» Мк.З, вооружённых 83,8-мм пушкой. Они получили обозначение Strv-81. Позже приобрели ещё около 270 «центурионов» Мк.10 (Strv-102) со 105-мм орудием.

«Центурион» неплохо зарекомендовал себя во многих локальных конфликтах, но были у него и серьёзные недостатки. Так, машины последних модификаций обладали избыточной массой, но по уровню бронирования и вооружению соответствовали среднему танку более ранней разработки. Кроме того, они развивали недостаточную скорость и имели небольшой запас хода, поскольку на них был установлен дефорсированный авиационный двигатель «Метеор» с высоким удельным расходом топлива. В годы войны такой двигатель применялся на истребителях «Спитфайр», но к этому времени он уже устарел. На последних модификациях танка Мк.9 и Мк.10 использовали силовые установки, ранее стоявшие на танках «Кромвель» и «Комет», но они так и не повысили их боевые качества.

Основной боевой танк Strv-103А

Трезво оценивая возможности «центурионов», шведы в 1956 – 1961 гг. потратили немало сил и средств на создание нового образца, на уровне находившихся в то время на вооружении советских и американских машин. Ключевым моментом этого проекта было то, что он становился бы «основным», а «центурионы» оставались на службе в шведской армии и смогли бы сопровождать пехоту, вести бои в населенных пунктах и решать другие свойственные танкам задачи. Однако «центурионы» никак не способны были вести эффективную противотанковую борьбу. Это как раз и перекладывалось на плечи нового танка Bofors Strv-103. Модернизированные же «центурионы» получили обозначение Strv-104.

При проектировании Strv-103 предлагались, в основном, проекты «танка с вынесенным вооружением»: экипаж машины располагался в корпусе танка, а вместо башни размещалось автоматическое поворотное орудие с минимальным бронированием казённой части (наиболее известный проект такого типа – экспериментальный образец ELKE с 75-мм гладкоствольной пушкой Ares, установленной на шасси М551). Однако длительные испытания подобных машин выявили низкую надёжность незащищённого танкового орудия, его уязвимость для вражеского огня и плохой обзор для командира машины.

В дальнейшем шведы пошли иным путём. Когда в печати появились первые фотоснимки и схемы их нового основного танка, ряд специалистов Англии и США его и танком-то называть не стали, упрямо подписывая фотографии «шведская САУ». Они полагали, что шведский эксперимент закончится несколькими опытными образцами. Однако упрямые скандинавы с 1966 по 1971 г. выпустили 335 единиц этого типа. Для относительно небольшой их армии число невиданное. Тогда в англоязычной литературе для машины придумали собственную классификацию – «S-tank» (S – шведский). Иными словами, «мы за танк машину не считаем, но в Швеции – это танк».

Основой вооружения шведского Bofors Strv-103 стала нарезная 105-мм пушка L74, жёстко закреплённая в основании сварного корпуса машины, с механизмом автоматического заряжания. L74 выпускалась в Швеции по лицензии и отличалась от своего английского прототипа L7 главным образом длиной ствола – 62 калибра вместо 52. Она имела гидравлический тормоз отката и пружинный накатник. Живучесть ствола достигала 700 выстрелов. Стрельба могла вестись всеми боеприпасами, разработанными для L7. Боекомплект состоял из 50 выстрелов, в основном, с подкалиберными, осколочно-фугасными и дымовыми снарядами. На стволе пушки имелось эжекционное устройство.

Вариант с неподвижной пушкой конструкторы выбрали для упрощения и повышения надёжности автомата заряжания, состоящего из подающего и досылающего механизмов и трёх магазинов с выстрелами. Один из магазинов с 25-ю выстрелами размещался справа от пушки, а два других ёмкостью 20 и 5 – слева от неё. При перезаряжании орудия стреляная гильза выбрасывалась через люк в кормовой части танка.

Основной боевой танк Швеции Bofos Strv-103А. Демонстрация машины на танкодроме музея в Бовингтоне

Strv-103 А с отвалом

Выход танка Strv-103А на берег после преодоления водной преграды

Основной боевой танк Швеции Strv-103С:

1 – 105-мм орудие L74; 2 – хомут крепления ствола орудия; 3 – носовые буксирные петли; 4 -противокумулятивной решётки; 5 – предохранительная скоба фары; 6 – правый надкрыльный ящик; 7 – решётка впускного отверстия системы вентиляции моторного отделения; 8 – воздушный фильтр дизеля; 9 – выпускное отверстие системы вентиляции силового отделения; 10 – перископы ОР-2; 11 – глушитель; 12 – правая заливная горловина; 13 – решётка радиатора системы охлаждения; 14 – выхлопная труба; 15 – буксирный трос; 16 – внешний топливный бак на 416 л; 17 – люк для выброса стреляных гильз; 18 – двуствольный дымовой гранатомёт; 19-левая заливная горловина; 20 – шанцевый инструмент (3 лопаты на всю команду); 21 – перископ ОР-2; 22 – откидные панели моторного отделения; 23 – выхлопное отверстие газовой турбины; 24 – левый надкрыльный спонсон с двумя курсовыми пулемётами; 25 – лом; 26 – основание крепления водонепроницаемой юбки для преодоления водных препятствий; 27 – пулемёт Ksp 58; 28 – укладка шестов для натягивания водонепроницаемого полога-юбки; 29 – бортовой экран из навесных топливных канистр; 30 – бульдозерный ковш-отвал; 31 – опорный каток; 32 – траки гусеницы

Автомат обеспечивал техническую скорострельность до 15 выстр./мин. Загрузка магазинов осуществлялась вручную через два кормовых люка и занимала 5-10 минут.

Вначале, «S-танк» сравнивали с самоходкой «Хетцер» (Hetzer). Однако пушка L7 не идёт ни в какое сравнение с её нарезной 75-мм РаК 39/2. Немецкая САУ имела практическую скорострельность один выстрел в 45 – 55 с, её снаряд не пробивал лобовую броню новых советских и американских танков. Strv-ЮЗ же стал более грозным противником.

На прототипе стояло только два курсовых пулемёта, но вскоре шведы уяснили, что машина беззащитна с кормовых и бортовых секторов, и установили третий пулемёт на командирской башенке. Все пулемёты Ksp 58 калибра 7,62 мм – лицензионный вариант бельгийского FN MAG 58, в основу которого был положен немецкий MG42.

Корпус Strv-ЮЗ сварипи из стальной катаной гомогенной брони. В те годы во всём мире обсуждалась возможность создания машин с алюминиевой и даже пластмассовой бронёй, но в Strv-ЮЗ, напопненном новыми и нетрадиционными решениями, шведы оказались разумными консерваторами. Лобовая броня в верхней части корпуса имеет толщину 60 мм и наклон листа 78° к вертикали, в нижней части – 50 мм при наклоне 72°. В то время такое сочетание толщины и рационального угла наклона брони считалось лучшим в мире. Остальные параметры: борт корпуса 38 – 50 мм, корма корпуса 20 – 30 мм, крыша корпуса 25 мм, днище 15 мм.

Помимо рациональных углов наклона броневых листов в пользу шведского танка был и его низкий силуэт. «103-й» на местности представлял собой малозаметную цель высотой по крыше корпуса всего 1900 мм. Для сравнения, его башенные ровесники выглядели куда заметней: М60 (США) – высота 3213 мм. Т-62 (СССР) – 2395 мм, «Чифтен» Мк.1 (Великобритания) -2640 мм, АМХ-30 (Франция) -2290 мм.

Очевидно, что шведский танк «карликом» не был, но он оказался ниже своих аналогов.

Читать еще:  Бронеавтомобили семейства «Атлет» АМН-1, АМН-2 и АСН (Россия)

ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ ТАНКА Strv-103А

Противокумулятивная решётка из бронестали крепится спереди на лобовом листе. Выдерживает попадания четырёх ПТУР (1992 г.).

Сравнение боковой проекции шведского танка и немецкого «Леопарда»

Важнейшим агрегатом боевой гусеничной машины является её двигатель. После фантастических успехов советского танкостроения в годы Второй мировой войны долгое время у разработчиков доминировала мода на дизели, которые в дальнейшем сменились многотопливными двигателями. Но и в этом вопросе шведы приняли для своего «Б-танка» нетрадиционное решение: на нём установили комбинированную силовую установку, состоящую из основного дизельного двигателя «Роллс-Ройс» К.60 мощностью 240 л.с. и вспомогательного газотурбинного двигателя ГТД «Боинг» 502-1 ОМА мощностью 490 л.с. ГТД был связан с дизелем механическим редуктором и подключался к нему при движении машины в сложных условиях. Он мог использоваться и для запуска дизеля зимой. Максимальная скорость Strv-103 с такой установкой составляла 50 км/ч. По сравнению с 35 км/ч «Центуриона» это был качественный скачок. Запас хода по шоссе составлял 390 км (у «Центуриона» – 190 км).

Гидромеханическая трансмиссия DRH-1М фирмы «Вольво» включала в себя гидротрансформатор, коробку передач и механизм поворота с гидравлической передачей в дополнительном приводе. В коробке скоростей были две передачи переднего хода и две – заднего, при этом движение могло осуществляться с равной скоростью как вперёд, так и назад – танк в этом случае вёл радист, имеющий все необходимые для этого органы управления и приборы наблюдения.

Подвеска Strv-103 – индивидуальная регулируемая гидропневматическая, позволяющая изменять положение опорных катков (унифицированных с катками «центурионов») относительно корпуса и устанавливать корпус для наведения вооружения на цель в вертикальной плоскости. Поскольку наведение пушки по горизонту требовало быстрого вращения танка на месте, то для уменьшения сопротивления его повороту длину опорной поверхности уменьшили до 2,85 м, причём её можно было ещё более сократить при подъёме крайних катков.

МОДИФИКАЦИИ ТАНКА

Strv-103А (1966 г.) – первый серийный вариант. Боевая масса 39 т. Все машины модификации «А» впоследствии модернизировали до стандарта Strv-103В.

Strv-103В (1969 г.) – силовая установка повышенной мощности (ГТД «Боинг» 553), лазерный дальномер, интегрированный в прицел командира, водонепроницаемые наращиваемые борта для преодоления водных преград, оборудование самоокапывания (бульдозер). Спаренный с пушкой пристрелочный пулемёт демонтирован.

Strv-103C (1986 – 1989 гг.) – модернизированный Strv-103В, прошедший дальнейшую модернизацию. Установлены система управления огнём с цифровым баллистическим вычислителем и новым прицелом наводчика с лазерным дальномером Simrad, многотопливный дизель «Детройт» 6/-53Т мощностью 232 л.с., усовершенствованная автоматическая трансмиссия с тремя передачами вперёд и двумя назад, двухствольный 71-мм гранатомёт Bofors Lyran для осветительных ракет, новые радиаторы системы охлаждения, глушитель, генератор, 18 дополнительных топливных баков по бортам корпуса (по 9 на борт), новые задние навесные баки увеличенного объёма. С 1992 г. – приспособления для крепления дополнительной брони в лобовой части корпуса, включая динамическую и модульную, и система зашиты от оружия массового поражения. Боевая масса 42,5 т.

Гидропневматическая регулируемая подвеска Strv-103А позволяет наводить пушку на цель наклоном корпуса

Танк с 1966 г. состоял на вооружении шведской армии. С момента своего появления танк Strv-103 привлекал к себе пристальное внимание танкостроителей всего мира. Он оказался первым основным боевым танком с автоматическим 105-мм орудием, экипажем из трёх человек, и способным преодолевать водные преграды вплавь. В середине 1970-х гг. Strv-103В проходил испытания в США, Великобритании и ФРГ.

Strv-103A в г.Бовингтон

Вместе с тем, опыт учений шведской армии и испытаний за рубежом показал, что невозможность ведения прицельного огня с ходу является

существенным недостатком танка в условиях современного боя. С середины 1990-х гг., по мере Поступления в войска немецких танков «Леопард» 2А5, Strv-103В и -103C сняли с вооружения.

Бывают в танкостроении Передовые конструкции, опережающие время. Бывают параллельные ветви развития, а бывают перпендикулярные, показывающие тупиковость заложенных концепций. Вероятно, именно таким был основной и весьма интересный танк Strv-103.

Безбашенный шведcкий танк Strv-103. Часть 1

«И это непонятное сплющенное создание, этот уродец — зовет себя ТАНКОМ?!» — наверное, такой была реакция настоящего танкиста, впервые увидевшего героя нашего рассказа. Действительно, другой столь же необычной серийной машины, претендующей на звание танка, в истории развития военной техники второй половины ХХ в., пожалуй, не найти. Мало того, что без башни — так еще и лишенный привычных механизмов наводки орудия, как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, с автоматом заряжания и совершенно уникальной комбинированной силовой установкой — в общем, шведы показали, что они знают толк в извращениях!

Предыстория

К началу 1950-х гг. танковые войска Швеции были вооружены техникой еще предвоенных образцов: легкими танками m/40 и m/42 («Ландсверк» L60 собственной разработки), а также m/38 и m/41 (лицензионными чешскими TNH-Sv). Вопрос обновления танкового парка стоял очень остро — в обстановке разгоравшейся «холодной войны» нейтральной Швеции следовало позаботиться о своей безопасности. Из двух возможных вариантов действий — закупки танков за рубежом (либо покупки лицензии) или разработки танка собственными силами — поначалу выбор сделали в пользу первого.

Шведские военные, проанализировав возможности существовавших в то время танков, пришли к выводу, что потребностям страны лучше всего отвечает британский «Центурион» Mk3. Но когда в 1951 г. шведское правительство обратилось с соответствующим запросом к британскому, то ответ был отрицательным: никакие поставки «Центурионов» за рубеж невозможны до удовлетворения потребностей собственной армии, а для этого требовалось… от 5 до 15 лет! Скандинавам ничего не оставалось, как взяться за проектирование собственными силами — благо, возможности шведской тяжелой индустрии позволяли рассчитывать на успех.

Проектирование велось в обстановке секретности, а сама новая боевая машина проходила под обозначением KRV — сокращение от KRANVAGN, т. е. «самоходный подъемный кран»! Параллельно применялось и другое обозначение — «проект EMIL». Шведы разрабатывали хорошо защищенный танк, один из вариантов которого предусматривал вооружение 155-мм гладкоствольным орудием с длиной ствола 40 калибров. Два других варианта вооружения были более традиционны — 105-мм или 120-мм нарезная пушка с длиной ствола, соответственно, 67 или 40 калибров. Предусматривалось применение автомата заряжания, по типу установленного на французском легком танке АМХ-13 — два вращающихся барабана, содержащих часть боекомплекта.

В 1951 г. в качестве основного приняли вариант со 120-мм пушкой с боекомплектом 32 выстрела (16 из них размещалось в двух барабанах автомата заряжания). При расчетной массе всего 28 тонн танк имел очень мощную бронезащиту: толщина лобовой детали корпуса, установленной под углом 45°, составляла 150 мм! 8-цилиндровый оппозитный дизельный двигатель воздушного охлаждения мощностью 550 л. с. обеспечивал максимальную скорость 55 км/ч.

Прорабатывались и другие варианты танка, а в качестве резерва начались переговоры с Францией на предмет покупки легких АМХ-13. Однако уже в декабре 1952 г. британцы под давлением экономического кризиса сами начали упрашивать шведов купить «Центурионы». Переговоры шли очень быстро: в начале 1953 г. был подписан контракт на поставку 80 «Центурионов» Mk3 (с 83,8-мм орудием), а уже в апреле первая партия таких танков прибыла в Швецию. Машины получили обозначение Stridsvagn-81 («Боевая машина-81»), или сокращенно Strv-81, позже замененное на Strv-101. А когда позже удалось купить еще и 270 «Центурионов» Mk10 со 105-мм орудиями (шведское обозначение Strv-102), разработка «подъемного крана» и вовсе утратила актуальность.

Отметим, что в шведской системе обозначений танков и САУ первая цифра (или две) означают калибр орудия в сантиметрах (округлено), а вторая, или, соответственно, третья — порядковый номер танка либо САУ, вооруженного таким орудием. Таким образом, герой нашего сегодняшнего рассказа после принятия на вооружение получил обозначение Strv-103 — 3-й танк с 10-см (105-мм орудием).

Мы пойдем другим путем…

К идее разработки собственного танка шведы вернулись в 1958 г. Приобретение «Центурионов» позволило снять остроту проблемы бронетанкового вооружения, но было очевидно, что британские танки — все-таки, оружие сегодняшнего дня, а на перспективу понадобятся более совершенные машины. Поначалу консорциум фирм в составе «Ландсверка», «Бофорса» и «Вольво» попытался всучить военным доработанный EMIL, но его сочли слишком дорогим.

Ничего не оставалось, как рассмотреть альтернативные предложения. И тут на первый план вышел эскизный проект под обозначением Alternativ S (S — Sverige, т. е. Швеция; все название можно перевести как «Шведская альтернатива»). Разработал его в 1956 г. Свен Берге — инженер из Управления вооружений.

Создавая свой проект, Берге стремился максимально уменьшить площадь проекции танка с целью снижения его уязвимости. Единственным способом радикально решить проблему виделся отказ от башни и переход к безбашенной компоновке с установкой основного вооружения в корпусе. Таким образом, танк из машины, состоящей из двух частей — корпуса и башни — превращался в одноблочный объект более простой формы, с меньшей трудоемкостью изготовления, но большими возможностями усиления защиты. Но появлялась другая проблема — обеспечения необходимых углов обстрела.

Читать еще:  Основной боевой танк K1 ROKIT (Южная Корея)

К ее решению Берге подошел не менее радикально: в проекте «Шведской альтернативы» пушка жестко устанавливалась в корпусе, будучи совершенно лишенной каких-либо механизмов наводки, как вертикальной, так и горизонтальной. Наведение на цель осуществлялось, как на самолете-истребителе, — всем корпусом танка, а функции наводчика перешли к механику-водителю. Наведение оружия по горизонтали осуществлялось с помощью обычного гидростатического механизма поворота, оказавшегося очень эффективным: на сухом грунте танк за секунду поворачивался на 90 градусов.

По вертикали наводка осуществлялась перекачкой масла в гидропневматической подвеске от передних опорных катков к задним и, соответственно, наоборот. Правда, такое решение имело и свои минусы: оно делало невозможным применение стабилизатора — а следовательно, и стрельбу в движении.

Жесткая установка орудия в корпусе, помимо отказа от наводчика (точнее, совмещения его функций с механиком-водителем), позволяла применить относительно простой автомат заряжания, отказавшись и от заряжающего. Таким образом, теоретически экипаж Alternativ S можно было ограничить механикомводителем и командиром. Но конструкторы все-таки оставили в составе экипажа третьего члена — радиста, разместив его лицом назад по направлению движения. Такое размещение было неслучайным — при движении задним ходом радист выполнял функции механика-водителя, у него имелись соответствующие органы управления.


Схема управления танком Strv-103 при движении на плаву

Весьма оригинальным оказался Берге и в выборе силовой установки для своего танка. В то время на боевых машинах безраздельно доминировали двигатели внутреннего сгорания — дизельные или бензиновые. Проводились и эксперименты с газовыми турбинами. С одной стороны, они были довольно привлекательными из-за высокой удельной мощности, с другой — чрезмерно прожорливыми. Берге предложил применить комбинированную силовую установку, как на кораблях: маршевый, относительно маломощный и экономичный, дизель и дополнительную газовую турбину, включающуюся при необходимости резко увеличить мощность (при движении с максимальной скоростью или преодолении труднопроходимых участков местности).

После исследования ряда альтернативных вариантов такой состав силовой установки был окончательно одобрен в 1959 г. Для отработки силовой установки и гидропневматической подвески был построен ходовой макет, а в 1958 г. военные заказали два полноценных прототипа танкам Strv-103, готовых к 1961 г

Компоновка и защищенность

Танк Strv-103 выполнен по схеме с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения. Такое расположение повышало защищенность экипажа. Однако для обслуживания силовой установки пришлось вырезать в верхнем боковом листе три люка, закрывавшиеся крышками. Для замены двигателя приходилось целиком снимать верхний лобовой лист и пушку.

За моторно-трансмиссионным отделением располагалось обитаемое — совмещенное отделение управления и боевое. В обитаемом отделении справа от орудия находился командир, слева — механикводитель (он же выполнял функцию наводчика), за ним лицом к корме размещался радист. Орудие располагалось по оси корпуса и было сильно смещено в корму — его казенная часть находилась примерно на уровне четвертого опорного катка. Кормовую часть машины занимали магазины механизма заряжания пушки.

Бронекорпус Strv-103 сварной, из катанной гомогенной стали. Изготавливала его фирма «Нохаб» (г. Трольхеттен), специализировавшаяся на производстве локомотивов и паровых турбин.

В боковой проекции корпус Strv-103 имеет форму клина с острием, направленным вперед. Лобовые листы установлены под очень большими углами наклона: верхний — 78°, а нижний — 72°. Толщина же их была довольно умеренной — 60 мм для верхнего листа и 50 мм для нижнего. Еще слабее было бронирование борта и кормы. В верхней части борта его толщина составляла 50 мм для вертикальных листов и всего 20 мм — для тех участков, где бронирование было установлено под углом 67°.

Толщина нижней части борта составляла 38 мм, кормы — 20 мм для верхней части (угол установки 80°) и 30 мм для нижней (45°). Днище имело толщину 15 мм, крыша — 25 мм. Такое достаточно скромное бронирование было обусловлено стремлением к снижению массы танка — ведь согласно требованиям заказчика он должен был стать плавающим (об этой особенности Strv-103 мы расскажем чуть далее).

Силовая установка и подвижность

В процессе подбора состава силовой установки для Strv-103 конструкторы исследовали 12 вариантов, пока не остановились на комбинации из дизеля «Роллс-Ройс» К60 и газотурбинного двигателя (ГТД) «Боинг» 502-10МА. Двухтактный 6-цилиндровый оппозитный многотопливный дизель развивал мощность 240 л. с.

На первых опытных образцах Strv-103 установили более старые 8-цилиндровые дизели «РоллсРойс» В81 (230 л. с.), но после начала поставок моторов К60 они были заменены. ГТД «Боинг» 502-10МА развивал мощность 330 л. с. Он был достаточно простым и надежным, но лишенным теплообменника, а значит, неэкономичным.

Некоторое время конструкторы «Бофорса» провозились с доводкой «боинговской» турбины, создав теплообменник собственной конструкции. Но в конечном итоге решили заменить ГТД целиком, установив изделие другой американской фирмы — «Катерпиллер» 553. Этот двигатель не только был более экономичен, но и развивал на 50 % большую мощность (490 л. с.).

Двигатели располагались в передней части корпуса: дизель — справа от пушки, а ГТД — слева. Радиаторы охлаждения и вентиляционная установка находились в отдельных бронированных кожухах в корме, позади боевого отделения; воздухозаборники и воздушные фильтры, а также выпускные коллекторы — снаружи корпуса на надгусеничных полках; два глушителя дизельного двигателя — в задней части правого спонсона.

Первые серийные Strv-103 оборудовались инерционным воздухоочистителем для ГТД с большим количеством циклонов и продувочным вентилятором. Однако опыт эксплуатации показал необходимость более тщательной очистки воздуха, поэтому в систему был включен дополнительный контактный фильтр. ГТД был связан с дизелем механическим редуктором и подключался лишь при движении в тяжелых условиях. Установка газовой турбины имела и еще одно следствие, особенно важное для северной Швеции: ГТД легко запускался даже при очень низких температурах и в зимние холода мог служить стартером для дизеля.

На танке Strv-103 применена гидромеханическая трансмиссия «Вольво» DRH-1M, позволяющая как совместное, так и раздельное использование двигателей — естественно, это повышало живучесть машины. Сама трансмиссия состояла из гидротрансформатора, коробки передач и механизма поворота с гидравлической передачей в дополнительном приводе. Коробка передач обеспечивала две скорости вперед и две — назад, причем в обоих направлениях танк мог двигаться с одинаковой скоростью: до 18 км/ч — на первой передаче и до 50 км/ч — на второй.

Управление обоими двигателями осуществлялось от одной педали подачи топлива, связанной с ними посредством механической координационной системы. При нормальных условиях дороги муфта ГТД оставалась выключенной, но при необходимости увеличения мощности силовой установки двигатель мог плавно подключаться.

Подвижность Strv-103 существенно превышала таковую у «Центуриона» — максимальная скорость последнего составляла 35 км/ч, а запас хода — 190 км. У Strv-103 же запас хода достигал 390 км. Его обеспечивали два 460-л топливных бака, размещенных в задних наружных спонсонах, и еще один, емкостью 113 л, установленный на полу моторно-трансмиссионного отделения.

Танк Strv-103 мог самостоятельно преодолевать водные преграды, причем не по дну с помощью оборудования для подводного вождения (как, например, советские танки или немецкие «Леопарды»), а вплавь. Для этого служило специальное полотнище из синтетической ткани, растягиваемое вдоль бортов на стойках. Механик-водитель управлял машиной на плаву стоя на корме, при помощи тросов-«вожжей». Скорость на плаву достигала 7 км/ч.

Ходовая часть

Применительно к одному борту ходовая часть Strv-103 состояла из четырех обрезиненных опорных катков большого диаметра; двух поддерживающих роликов; ведущего колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами и цевочным зацеплением; направляющего колеса. Гусеница состоит из 61 металлического трака (со съемными резиновыми подушками) шириной 670 мм.

Конструкция подвески танка в значительной мере обусловлена спецификой установки вооружения — ведь она выполняла одновременно функции механизма наводки орудия. Подвеска управляемая гидропневматическая, позволяющая изменять положение опорных катков по высоте и тем самым приподнимать или опускать носовую часть машины или ее корму, осуществляя вертикальную наводку орудия. Осуществляется это посредством двух гидроцилиндров, штоки которых шарнирно связаны с балансирами первого и четвертого опорных катков. Второй и третий опорные катки имеют независимую подвеску.

Поскольку наведение пушки по горизонтали осуществлялось посредством поворота машины, для уменьшения сопротивления грунту длину опорной поверхности уменьшили до 2,85 м, а за счет подъема крайних опорных катков ее можно было еще сократить.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector