0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Самоходная гаубица «74» (Япония)

Самоходная артиллерийская установка «Тип 74» (Япония)

С начала пятидесятых годов японская промышленность вела работы по созданию перспективных образцов бронетехники различных классов. Первыми появились бронетранспортеры и танки новых моделей, после чего началась разработка образцов иного назначения. К середине семидесятых на вооружение Сухопутных сил самообороны была принята первая японская самоходная артиллерийская установка современного облика. Эта машина состояла на вооружении и эксплуатировалась под официальным обозначением «Тип 74».

В силу разных причин японское командование смогло запустить проект разработки артиллерийских самоходок только в конце шестидесятых годов. При этом была найдена возможность начать разработку нескольких образцов с разным вооружением, отличающихся основными характеристиками. Результатом одного из двух новых проектов военные видели гусеничную бронированную машину с поворотной башней, оснащенной гаубицей калибра 105 мм. Важной особенностью проекта должно было стать использование существующего шасси, представляющего собой незначительно переработанные агрегаты существующей техники.

Для упрощения производства и эксплуатации, а также для получения требуемых характеристик было предложено унифицировать новую самоходку с перспективным бронетранспортером, разработка которого началась чуть ранее. С учетом таких требований был определен круг разработчиков проекта. За проектирование и производство шасси должна была отвечать компания «Комацу». Разработку башни, вооружения и некоторых других устройств поручили фирме Japan Steel Works. Подобная кооперация существовала как на стадии проектирования, так и после запуска серийного производства техники.

Использование готового шасси БТР позволяло в определенной мере облегчить разработку артиллерийской самоходки. В базовой версии бронетранспортер, позже принятый на вооружение под обозначением «Тип 73», имел передний моторный отсек, справа от которого помещалось отделение управления. Все прочие объемы центральной и кормовой частей корпуса отдавались под десантное отделение. В новом проекте кормовой отсек предлагалось использовать в качестве боевого отделения с вращающейся башней и вооружением. Это позволяло сократить список необходимых доработок готового корпуса и шасси.

В 1969 году обе компании, занятые в проекте, завершили подготовку конструкторской документации, после чего построили опытный образец новой самоходки. Как всегда бывает в подобных случаях, первые испытания прототипа показали необходимость тех или иных доработок. Развитие и совершенствование проекта продолжалось в течение нескольких следующих лет. Процесс доводки самоходки продолжался до 1973-74 годов. Только в 1974-м машину признали пригодной к принятию на вооружение. По году начала службы САУ получила официальное обозначение «Тип 74».

Являясь дальнейшим развитием готовой бронемашины, новая самоходка сохраняла существующую архитектуру корпуса и шасси. Одновременно с этим использовались определенные доработки, связанные с иным назначением техники. Броневой корпус должен был собираться из алюминиевой брони, предложенной еще в проекте «Тип 73». Схожие материалы должны были применяться и в конструкции башни. Алюминиевый корпус отличался от стального большей стоимостью и сложностью производства, но при этом имел преимущество в виде меньшей массы при схожем уровне защиты. Интересно, что точный уровень защиты БТР «Тип 73» и САУ «Тип 74» до сих пор не объявлен. Бронетранспортер и сейчас состоит на вооружении, из-за чего некоторые характеристики техники пока не подлежат разглашению. По разным оценкам, как бронетранспортер, так и самоходка могли защищать экипаж от стрелкового оружия и осколков.

Для получения десантного отделения достаточных объемов БТР «Тип 73» оснащался сравнительно высоким корпусом с развитыми надгусеничными нишами. В проекте САУ подобные нужды отсутствовали, из-за чего форма и конструкция корпуса были переработаны. Нижняя часть корпуса, в целом, сохранила свою конструкцию. Спереди она имела пару наклонных броневых листов, соединявшихся с вертикальными бортами и горизонтальным днищем. Прочие части корпуса изменились. Теперь использовался более крупный верхний лобовой лист, размещенный под большим углом к вертикали. Передняя кромка верхнего листа соединялась со средним, образуя характерный уступ. В верхнем листе имелись вентиляционные решетки и проем для установки люка водителя.

Сразу позади водительского люка лобовой лист соединялся с горизонтальной крышей корпуса. Слева от водительского люка на лобовом листе и крыше устанавливался невысокий дополнительный кожух, необходимый для защиты силовой установки. Дело в том, что имеющиеся агрегаты не удалось вписать в корпус уменьшенной высоты, и часть их оказывалась выше корпуса. Эту проблему решили при помощи небольшой надстройки с люком для доступа внутрь.

Позади моторного отсека и отделения управления высота корпуса уменьшалась. Через вертикальный лист небольшой высоты передняя часть крыши соединялась с кормовой. Последняя доходила до кормы машины и оснащалась погоном башни. Центральная и кормовая части корпуса отличались сравнительно большой шириной, из-за чего образовывали надгусеничные ниши некоторого объема. По периметру корпуса, от лобового и до кормового листа, проходили металлические профили, образовывавшие своеобразное кольцо для установки дополнительного оснащения. Корпус получил кормовой лист, установленный с небольшим наклоном назад и оснащенный крупным люком.

Компанией Japan Steel Works была разработана новая башня, отличающаяся сравнительно простой конструкцией. Предусматривалось использование наклоненного назад лобового листа с крупным вырезом под ствол орудия. По бокам от него находились более крупные наклонные скуловые детали, соединявшиеся с бортами. Корма образовывалась парой скошенных бортовых элементов и вертикальным листом. Башня была выполнена закрытой и оснащалась броневой крышей с набором необходимых люков.

Значительные объемы передней части корпуса отдавались под монтаж силовой установки и трансмиссии. Непосредственно под лобовыми листами находились устройства механической трансмиссии, связанные с передними ведущими колесами. Позади них, ближе к центру корпуса и со сдвигом к левому борту, поместили четырехцилиндровый дизельный двигатель «Мицубиси» 4ZF мощностью 300 л.с. с воздушным охлаждением.

Конструкция ходовой части заимствовалась у базового бронетранспортера почти без изменений. На каждом борту на индивидуальной торсионной подвеске крепилось по пять опорных катков большого диаметра. Благодаря крупным размерам катков удалось отказаться от использования поддерживающих роликов. Ведущие колеса цевочного зацепления находились в передней части корпуса, направляющие – в корме. Использовалась та же гусеница, что и на БТР «Тип 73».

Основным оружием перспективной самоходки сделали 105-мм нарезную гаубицу производства Japan Steel Works. По некоторым данным, это орудие было создано на основе одной из старых гаубиц американского производства. Орудие со стволом средней длины комплектовалось развитым дульным тормозом, эжектором и гидравлическими противооткатными устройствами. Монтаж орудия выполнялся при помощи качающейся установки, одним из главных элементов которой была маска цилиндрической формы. Обеспечивалось вертикальное наведение в достаточно широком секторе. Конструкция башни позволяла вести огонь в любом направлении относительно шасси.

Читать еще:  Боевая машина пехоты AMX-10P (Франция)

Гаубица могла использовать выстрелы раздельного заряжания, имеющие в своем составе снаряды различных типов. В зависимости от боевой задачи, экипаж мог применять осколочно-фугасные, дымовые или иные боеприпасы. Внутри боевого отделения помещались несколько укладок для транспортировки боезапаса в виде 30 снарядов и гильз. Подача выстрелов в орудие осуществлялась вручную отдельным членом экипажа.

В зависимости от типа используемого снаряда орудие показывало начальную скорость до 640-645 м/с. Максимальная дальность стрельбы достигала 14,5 км. Самоходка могла вести огонь как прямой наводкой, так и с закрытых позиций.

Для самообороны экипаж САУ «Тип 74» должен был использовать крупнокалиберный пулемет M2HB, установленный на верхней турели. Последняя монтировалась на заднем правом люке крыши башни и позволяла обстреливать цели в любых направлениях. От вражеского огня стрелка прикрывал небольшой броневой щиток. Боекомплект пулемета включал 500 патронов.

Управлять самоходкой должен был экипаж из четырех человек. В передней части корпуса, в отделении управления, находился механик-водитель. Над его местом в крыше корпуса имелся люк, оснащенный тремя перископами для вождения в боевой обстановке. Трое других членов экипажа помещались в боевом отделении. Справа от орудия находился наводчик, за ним – командир. Слева в корме башни разместили заряжающего. Над местами командира и заряжающего в крыше башни имелись круглые люки. Кроме того, в бортах башни предусмотрели пару дополнительных люков. Также в боевое отделение можно было попасть через крупный люк в кормовом листе корпуса. При длительном ведении огня он предназначался для подачи боеприпасов с грунта.

Солидная переработка существующих агрегатов привела к соответствующему изменению некоторых параметров техники. В связи с использованием относительно небольшого орудия общая длина боевой машины не превышала 5,8 м. Ширина – 2,87 м, высота по крыше башни – 3,2 м. Боевая масса составляла 16,3 т. Удельная мощность на уровне 18,4 т позволяла развивать максимальную скорость 50 км/ч. Баки емкостью 400 л обеспечивали запас хода 300 км. Машина могла подниматься на 30-градусные склоны и двигаться с креном до 9°. Преодолевалась траншея шириной 2,1 м или стенка высотой 0,7 м. Без предварительной подготовки САУ могла пересечь брод глубиной 1,3 м.

По имеющимся данным, для самоходки «Тип 74» был создан комплект дополнительного навесного оборудования, необходимого для пересечения водных преград вплавь. Как и в случае с базовым бронетранспортером, на лоб и борта корпуса предлагалось навешивать специальные устройства, при помощи которых достигались требуемые параметры. При использовании такого оборудования САУ могла, перематывая гусеницы, разгоняться на воде до 6 км/ч.

В 1974 году компании-подрядчики завершили доводку перспективной самоходной артиллерийской установки, после чего она была рекомендована к принятию на вооружение. В том же году появился первый и, как впоследствии оказалось, последний заказ на серийный выпуск техники. В 1975-м Сухопутные силы самообороны получили несколько первых машин «Тип 74» и приступили к их освоению. Необходимо отметить, что в это же время промышленность осваивала серийное производство САУ «Тип 75» с гаубицей калибра 155 мм. Именно одновременные производство и эксплуатация двух перспективных образцов в итоге оказали большое влияние на судьбу одного из них.

Темпы производства новой техники, по ряду причин, были не слишком высоки. До 1978 года компании «Комацу» и «Джапан Стил Уоркс» успели построить всего два десятка самоходок со 105-мм орудиями. Всю эту технику передали сухопутным войскам, где она была распределена между несколькими артиллерийскими соединениями. После передачи очередной партии машин заказчик в лице командования принял решение об отказе от дальнейшего производства новых самоходок.

Причины этого были просты. Почти одновременно в серию пошли два образца с серьезно различающимся вооружением, но схожими техническими и эксплуатационными характеристиками. САУ «Тип 74» серьезно проигрывала «Типу 75» в огневой мощи, но почти не отличалась по другим параметрам. Дальнейшее производство двух образцов посчитали нецелесообразным. Предпочтение отдали машине с орудием большего калибра, тогда как второй образец следовало снять с серийного производства. В дальнейшем промышленность должна была строить только САУ «Тип 75» с более высокими огневыми характеристиками. Производство машин с 105-мм гаубицами сворачивалось, однако, их эксплуатацию прекращать не собирались.

В связи с серьезнейшими ограничениями, накладываемыми законодательством на работу Сил самообороны, самоходки «Тип 74» не могут похвастать участием в реальных сражениях. На протяжении следующих десятилетий эта техника использовалась только в учениях и иных подобных мероприятиях. Есть все основания полагать, что подобная ситуация будет сохраняться и в будущем. Подобному развитию событий способствуют не только существующие законы, но и сравнительно малое число построенных машин.

Эксплуатация самоходок «Тип 74» продолжается до сих пор. Тем не менее, некоторые подобные машины были списаны по тем или иным причинам. Согласно разным источникам, за четыре десятилетия эксплуатации Сухопутные силы самообороны были вынуждены отказаться от трех или четырех бронемашин. Причины списания были связаны с выработкой ресурса или поломкой. Также есть основания полагать, что несколько самоходок были переданы разным музеям. Оставшиеся машины до сих пор остаются в разных частях и используются для решения поставленных задач. По понятным причинам, доля такой техники во всем парке бронемашин не слишком велика, что соответствующим образом сказывается на результатах ее эксплуатации.

Нетрудно представить себе перспективы остающихся в войсках самоходок. Еще в конце семидесятых годов было принято принципиальное решение о дальнейших путях развития самоходной артиллерии. Боевые машины с орудиями калибра 155 мм были признаны перспективными и пригодными для массовой эксплуатации. Образцы с менее мощным вооружением, в свою очередь, сочли ненужными в связи с заметным отставанием в характеристиках. Через несколько десятилетий после принятия такого решения есть все основания считать, что в обозримом будущем имеющиеся САУ «Тип 74» будут списаны из-за окончательного морального и физического устаревания. Замену в виде прямых аналогов такая техника не получит. На протяжении последних десятилетий все новые образцы самоходной артиллерии Японии оснащаются 155-мм орудиями.

Самоходная артиллерийская установка «Тип 74», ставшая одним из первых современных образцов своего класса в Силах самообороны Японии, весьма интересна не только своими техническими особенностями, но и необычной историей. В соответствии с требованиями заказчика компаниям-разработчикам удалось создать достаточно удачный образец бронетехники, способный решать поставленные боевые задачи. Тем не менее, всего через несколько лет после его появления военные изменили свои взгляды на дальнейшее развитие САУ. 105-мм орудия больше не представляли интереса в этом контексте, из-за чего их производство было свернуто. Выпущенная техника до сих пор используется войсками, но она, скорее, дослуживает свой срок, чем полноценно служит.

Читать еще:  Самоходная артиллерийская установка СУ-100ПМ («Объект 105М») (СССР)

Type 19: новая японская колёсная гаубица

Японская армия получила новую модель колёсной САУ. Вчера, 25 августа, портал armyrecognition.com сообщил о том, что в ходе последних учений Fuji Firepower Сухопутных сил самообороны Японии была презентована установка Type 19.

Type 19 построена на базе 8-колёсного шасси MAN с бронированной кабиной и внешне напоминает французскую колёсную САУ CAESAR. 155-мм орудие, расположенное в задней части грузовика, оснащено компьютеризированной системой наведения.

Экипаж Type 19 состоит из пяти человек. Трое из них располагаются в бронированной кабине, ещё двое — в открытой кабинке (позади основной). По неофициальной информации, в Type 19 применяется тот же тип орудия, что и в гусеничной САУ Type 99, принятой на вооружение в 1999 году.

«Самоходки» же колесные — тенденция последних десятилетий. ДАНА и G6 передают вам пламенный привет И М109 и «Акация» разрабатывались в 60-х., а это, на секундочку, полвека! И никто от них не отказывается. И уже тогда это не были «штурмовые САУ». И если про РФ можно сказать, что Акации ещё эксплуатируются по бедности (ибо они достались «в наследство»), то США явно не по этой причине (и продолжают модернизацию, там от исходной М109 мало что осталось, даже ходовую существенно перерабатывали).

Колёсные дешевле в эксплуатации. При этом гусеничные никуда не делись, или может для вас K9 Thunder и T-155 Firtina, PLZ05, Type 99, Коалиция в конце концов, не достаточно современные САУ? В самой же статье написано, что Type 19 вероятно имеет ту же артчасть, что и Type 99, так что дальность та же самая.

Так что «колёсники» для удешевления эксплуатации. Ну и для всяких «лёгких» бригад ибо в самолёт проще запихать (тот же CAESAR, хотя CAESAR 8×8 уже наверно в C-130 не влезет)

Самоходная гаубица «74» (Япония)

Войти

Советские «Хетцеры».

Речь пойдет о советских «истребителях танков», практически неизвестных широкому кругу любителей истории БТТ.

На самом деле работы по советским противотанковым САУ, которые в СССР тогда назывались “танками-истребителями”, начались почти одновременно с их немецкими аналогами. Ещё до начала войны, в апреле 1941 г., в частности, обсуждался вопрос о перевооружении танка Т-50 57-мм пушкой ЗиС-2, способной бороться с любыми танками противника. Работу по такой САУ поручили заводу №174, специалисты которого разработали проект с использованием шасси легкого танка при несколько видоизмененном корпусе и просторной рубкой вместо башни. Эта разработка вызвала интерес у военных, но из-за начала войны до практической реализации дело не дошло.

Пока разворачивалось производство Т-50 поступило предложение выпускать на шасси легких танков Т-26 (которые поступали на ремонт в больших количествах) аналогичную САУ, вооруженную 76,2-мм пушкой Ф-32, установленной в бронированной надстройке. Таким образом предполагалось получить аналог немецкого “Marder”, однако эвакуация предприятий, занятых выпуском орудий не позволила выполнить и этот план. Потом о “танках-истребителях” на время забыли.

К данному вопросу вернулись только весной 1942 г. По всей видимости, удачное использование немецких противотанковых САУ, вооруженных даже 47-мм пушками, приняло к сведению и советское командование. Для новой самоходки предлагалось использовать доработанное шасси легкого танка Т-60, с применением автомобильных агрегатов.
В апреле 1942 года с инициативой организации производства специальных противотанковых САУ выступил уже НКВ. Интересно отметить, что в задании па разработку эти САУ назывались «штурмовые противотанковые орудия», причем особо оговаривались следующие их особенности:

«1. Иметь возможно более низкий силуэт (желательно на уровне среднего роста человека)
2. Использовать наиболее дешевые узлы массово производимых легких танков, грузовых автомобилей и тракторов.
3. В качестве силовой установки иметь возможность установки серийно производимых автомобильных моторов, из числа хорошо освоенных промышленностью.
4. Иметь возможно меньшую численность экипажа, не свыше 3 человек.
5. Иметь вооружение, способное на дистанции 500 м пробивать броню толщиной 50 мм и более.
6. Броневая защита САУ должна обеспечивать надежную защиту машины от 37-мм противотанковых пушек с лобовых ракурсов на всех дистанциях действительного огня. Борта и корма САУ должны предохранять экипаж от пуль крупнокалиберных пулеметов, легких ПТР, а также осколков снарядов, бомб и мин.»

К работе над проектом САУ подключились конструкторские коллективы НИИ-13, МВТУ им. Баумана, НАТИ, ЦАКБ, Уралмашзавода, а также родственные предприятия из НКТП: завод № 592, ГАЗ, ОКБ 38 и ряд других.
Первым справилось КБ НИИ-13. Бронирование самоходки состояло из 15-35 мм бронелистов, размещенных под большими углами наклона, двигатель и КП заимствовали у автомобиля ЗиС-5. Было предложено три варианта вооружения:
— с 45-мм пушкой М-42 (И.13.73-СУ)
— с двумя спаренными 45-мм пушками М-42 (И.13.75-СУ)
— с 76-мм “самоходной” пушкой, являвшейся доработанной Ф-22 (И.13.76-СУ)
В декабре 1942 г. поступило распоряжение собрать САУ первого и третьего вариантов, присвоив им обозначения СУ-ИТ-45 и СУ-ИТ-76. Постройку обеих самоходок завершить не успели, поскольку испытания трофейных образцов танков Pz.IV и Pz.VI “Tiger” показали, что выбранные орудия не будут эффективными против этих немецких машин. С осени 1943 года НИИ-13 больше не возвращался к работам по созданию противотанковой самоходной артиллерии, хотя еще несколько раз в течение года пытался протолкнуть свое детище на вооружение РККА.

И.13.73-СУ она же СУ-ИТ-45

И.13.76-СУ она же СУ-ИТ-76 продольный разрез

Весной-летом 1943 г. на скользкий путь создания специального легкого истребителя танков ступили конструкторы ГАЗ во главе с H.A. Астровым. Летом 1943 года они совместно с КБ НАТИ подготовили два проекта бронированных САУ, фигурировавших в переписке по наркомату танковой промышленности, как «безбашенные танки-истребители ГАЗ-74». Между собой эти две САУ отличались расположением боевого отделения. В первой машине — ГАЗ-74а — боевое отделение должно было располагаться в корме машины по типу ГАЗ-71 и уже принятых на вооружение СУ-12 (более известных как СУ-76), что улучшало распределение массы САУ на опорные катки, поднимало маневренность, правда, за это приходилось платить сравнительно большим силуэтом и массой машины.

Читать еще:  Самоходная артиллерийская установка СУ-100 (СССР)

Второй вариант (ГАЗ-74б) очень напоминал СУ-ИТ-76, предложенный НИИ-13. Машина имела низкий силуэт, хорошее бронирование (в лобовой части — 45 мм) с наклонным расположением броневых листов и вооружалась 76-мм пушкой С-1 (такая же пушка стояла на серийной СУ-76и). Новый истребитель должен был получить также дизельмотор GMC-71.

ГАЗ-74б была построена, прошла заводские испытания, в целом была одобрена военными и даже под индексом СУ-76-И (не путайте с СУ-76и) или СУ-74 допущена до государственных испытаний. Однако в 1943 году вооружение таких машин 76-мм пушкой с длиной ствола 41 калибр считалось уже недостаточным для борьбы с немецкими тяжелыми танками, а стоимость этой САУ значительно превышала стоимость серийной СУ-76, которая уже выпускалась массово. Поэтому участь ГАЗ-74б в тот момент была решена.
Противотанковая САУ ГАЗ-74б, она же СУ-76-И, она же СУ-74



Летом 1943 года горьковский артиллерийский завод №92 с подачи начальника ЦАКБ В.Грабина при поддержке Д.Устинова возобновил производство 57-мм противотанковых пушек ЗИС-2, а также их танковых вариантов ЗИС-4, прекращенное в конце 1941 года. Эти орудия имели очень хорошие показатели бронепробиваемости. Это обстоятельство вновь подстегнуло проектировщиков к созданию противотанковых САУ. Уже в начале августа 1943 года из ворот завода №38 на заводские испытания вышла машина СУ-57, представлявшая собой серийную СУ-76M с установленным 57-мм противотанковым орудием СУ-15-57 вместо штатной 76-мм пушки. Но испытания показали, что усилие отката 57-мм орудия выходит за пределы, оговоренные заказчиком. Кроме того, военные мотивировали отказ от САУ тем, что истребители танков должны были, по их мнению, иметь закрытый бронекорпус противоснарядного бронирования и дизельный двигатель, как менее пожароопасный в замкнутом объеме.

Тем временем ГАЗ упорно продолжал работы над истребителем танков. Причем шло как создание новой машины ГАЗ-74б с 57-мм длинноствольной пушкой С-1-57, так и совершенствование машины, оснащенной 76-мм пушкой (для нее из ЦАКБ ждали 76-мм пушку большой мощности С-54 с длиной ствола около 60 калибров).
Чтобы отличить изделие ГАЗ, вооруженное 57-мм пушкой от САУ, выпущенной заводом № 38, первой дали условный индекс СУ-57б, в то время как прошедшая испытания машина завода № 38 (СУ-76М, перевооруженная пушкой ЗИС-2) именовалась в переписке по НКТП как СУ-57а.
Несмотря на то, что СУ-57б выдержала почти все предложенные испытания, на вооружение она не принималась. К числу причин непринятия на вооружение назывались высокая стоимость САУ, необходимость производить новый дизель, не освоенного отечественной промышленностью (зависеть от зарубежных поставок в условиях войны было бы верхом неблагоразумия).

САУ СУ-57б

Внесло свою лепту в создание отечественного «Хетцера» и КБ НАТИ. Видимо, учтя опыт работ над ГАЗ-74, здесь разработали свой вариант безбашенного истребителя, причем проект в переписке шел под грифом «охотник» (интересно, что «Хетцер» с немецкого «егерь» – охотник, приваживающий животных). По готовности этот истребитель танков, вооруженный 57-мм пушкой, прошел испытания. Но эта машина, не получив требуемый двигатель, была спешно переработана под параллельную спарку двигателей ГАЗ-M1 суммарной мощностью 100 л.с, которая испытывала многочисленные поломки на испытаниях. Таким образом, машина по комплексу боевых характеристик и цене мало отличалась от образцов завода ГАЗ, которые активно продвигались на всех уровнях. Для увеличения мощности выстрела САУ в конце 1943 г. была перевооружена 76,2-мм орудием С-54-2, имевшим баллистику зенитного орудия обр. 1931 г. (3К), но и это не изменило отношения к машине представителей ГБТУ.
Истребитель танков конструкции ЦАКБ-НАТИ. 1943 г.

Работы по совершенствованию ГАЗ-74 в 1944 году привели к созданию улучшенной САУ, получившей индекс ГАЗ-76д, или СУ-76д («дизельная»). Правда, пушку С-54 для нее так и не получили, но броню в лобовой части довели до толщины 60 мм и в таком виде с 76-мм пушкой С-1 допустили до государственных испытаний под индексом СУ-80. Но на вооружение она принята не была опять же ввиду отсутствия явных преимуществ перед серийной СУ-76 и из-за наличия импортного дизеля, производство которого не было освоено ни в Ярославле, ни в Миасе, ни на подвергшемся в 1943 году повторной бомбежке, Горьковском автозаводе.
СУ-76д

Интересно отметить, что в начале 1945 года, захваченную в Венгрии САУ «Хетцер» испытывали совместно с СУ-57б, причем в заключении говорилось:

«Таким образом, немецкий опыт танкостроения показывает, что применение малоразмерных безбашенных танков в современной войне полностью себя оправдало. Сравнение немецкого безбашенного танка типа «оса» с машиной СУ-57б горьковского завода, имеющими сходную массу, показывает некоторые преимущества отечественной машины, связанные с применением дизель-мотора. Весьма удачным следует считать установку на крыше немецкого танка оборонительного пулемета с возможностью ведения огня из-за брони. К недостаткам СУ-57б можно отнести отсутствие в ее боекомплекте мощного осколочного или осколочно-фугасного снаряда. «

В течение 1943-44 годах работы над отечественными «гробиками» подошли к своему логическому концу. Это понятно, так как на вооружении уже стояли танки с 85-мм пушкой, снаряды которой обладали и большой бронепробиваемостью и более мощным фугасным действием. Но главное — потребность в таких ярко выраженных машинах оборонительного назначения уже не стояла столь остро, как в 1941-42 годах.

Под занавес этой истории горьковчане все же создали еще одну противотанковую САУ ГАЗ-75, ставшую как бы последним аккордом — венцом среди советских «Хетцеров». Интересно было то, что при боевой массе не более 18 тонн ГАЗ-75 несла лобовую броню толщиной в 75-90 миллиметров (тогда как серийная СУ-85 — всего 45 мм) и была вооружена тем же 85-мм орудием, как Т-34-85 и СУ-85. Расположение боевого отделения в середине САУ улучшало распределение массы на опорные катки и улучшало проходимость на пересеченной местности. При этом удачная коробка передач САУ делала ее чрезвычайно подвижной как на шоссе, так и на пересеченной местности. Но на вооружение и эта САУ все-таки не попала.
САУ ГАЗ-75



Источники:
Свирин М. «Самоходки Сталина.История советской САУ 1919-1945». Москва. «Яуза»»ЭКСМО». 2008
Карпенко А.В. «Лёгкие самоходные артиллерийские установки. Отечественные самоходные артиллерийские и зенитные установки. Часть 1», Санкт-Петербург, Бастион, 2000
Солянкин А.Г., Павлов М.В., Павлов И.В., Желтов И.Т. «Лёгкие самоходно-артиллерийские установки. Отечественные бронированные машины 1941-1945. Том 2». Экспринт, 2005

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector