2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экспериментальное оружие С.Г.Симонова

Создатель «Бронебоек» Сергей Симонов

Замечательным отечественным конструктором, создателем первоклассных образцов автоматического стрелкового оружия стал Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986 гг.) — Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР. Трудовая биография простого сельского паренька из деревни Федоровка Иваново-Вознесенской губернии началась рано, после окончания трех классов сельской школы, и почти с первых дней была связана с техникой. Уже в шестнадцать лет он работает кузнецом в слесарной мастерской, а затем слесарем на механическом заводе. Окончив профессионально-технические курсы, Симонов идет работать слесарем-отладчиком автоматического оружия на Ковровский пулеметный завод. Первыми его учителями стали Владимир Григорьевич Федоров, основоположник русской школы автоматического оружия, и Василий Алексеевич Дегтярев, начальник опытной мастерской завода. Они побудили у пытливого юноши тягу к проектированию стрелкового оружия, что в дальнейшем стало основным делом его жизни.

Сергей Гаврилович во всем проявлял обстоятельность. Взявшись за любой новый для себя труд, Симонов пытался исполнить его не просто хорошо, а с той неповторимостью, на которую способен лишь истинный мастер своего дела.

Начал самостоятельную изобретательскую деятельность Симонов в 1922-1923 гг., когда спроектировал и собрал свои первые ручной пулемет и автоматическую винтовку. Сергей Гаврилович является одним из первых советских оружейников, кто разработал конструкцию пулемета с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления наиболее ответственной детали пулемета — ствольной коробки, к тому же чрезвычайно простой конфигурации. Детали подвижной системы автоматики также не требовали сложной механической обработки. Такой рациональный подход конструктора к проектированию нового образца не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия. Однако испытания, проведенные в 1926 г., выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия, что повлияло на дальнейшую судьбу ручного пулемета.

Подобным же образом обстояло дело и с первой моделью 7,62-мм автоматической винтовки Симонова. Комиссия Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ) отметила конструктивную простоту винтовки. Однако конструктор допустил серьезный просчет, сделав газоотвод сбоку. В результате нарушения симметрии центр тяжести оружия смещался, что при стрельбе влекло отклонение пули на траектории. Не до конца оказались продуманными вопросы сборки и разборки винтовки, отсутствовал переводчик одиночного огня. Заключение комиссии было однозначно: винтовка не выдержала даже предварительного экзамена.

Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он стал работать над усовершенствованием своей винтовки.

В 1931 г. появился пятый вариант автоматической винтовки (АВС). Она успешно выдержала борьбу с такими сильными конкурентами, как образцы конструкции Дегтярева и Токарева, и прошла все полигонные и войсковые испытания. В процессе достаточно длительной постановки АВС в серийное производство в течение нескольких лет конструктор, направленный на Ижевский машиностроительный завод, постоянно вносил в ее конструкцию улучшения. Для повышения кучности боя оружия (особенно при ведении автоматического огня) винтовка получила эффективный дульный тормоз, поглощавший часть энергии отдачи и стабилизировавший положение оружия при стрельбе; новую крышку ствольной коробки; был сделан цельноштампованный затылок приклада; укорочена ствольная накладка. Взамен складного игольчатого штыка к винтовке был принят отъемный штык клинкового типа, который мог использоваться в откинутом положении в качестве упора при автоматической стрельбе. Новый образец поступил на вооружение Красной Армии под обозначением «7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)”.

Производство винтовки осуществлял в 1934-1939 гг. Ижевский машиностроительный завод. Наряду с ее стандартным вариантом в очень небольших количествах выпускалась и снайперская модификация этого оружия, оснащенная оптическим прицелом ПЕ. Винтовки АВС-36 достаточно широко использовались во время советско-финской войны 1939-1940 гг. и в начальный период Великой Отечественной.

В 1938 г. Симонов представил улучшенный образец — СВС-14. Модернизированная винтовка обладала более высокими боевыми и достаточно хорошими эксплуатационными качествами. Но достаточно курьезный случай повлиял на судьбу и этого образца. Нарком оборонной промышленности Б.Л. Ванников вспоминал впоследствии: «В 1937-1939 гг. мы опробовали несколько самозарядных винтовок, в том числе представленные конструкторами Токаревым и Симоновым. Тогда-то и допустили ошибку. Симонов создал наиболее легкий образец с наилучшим механизмом автоматики, но вследствие небрежности самого конструктора, допущенной при изготовлении опытной винтовки, она показала на стрельбах несколько худшие результаты, чем конструкция Токарева. Наряду с другими преимуществами, винтовка Симонова имела меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Но как раз против маленького тесака ополчились военные, ссылаясь на то, что русская винтовка из-за наибольшей длины штыка всегда имела преимущества в ближнем бою. Я настаивал на том, что симоновская винтовка лучше других, и просил дать возможность изготовить новые образцы для повторных испытаний. Большинство членов комиссии не согласились на это и решили рекомендовать на вооружение винтовку Токарева. ” Таким образом, победа досталась самозарядной винтовке Токарева СВТ-38.

В 1938-1940 гг. состоялся еще один конкурс, направленный на разработку самозарядного или автоматического карабина под 7,62-мм винтовочный патрон обр. 1908 г. На него также представили свои образцы Токарев и Симонов.

Сергей Гаврилович предложил армии на выбор три карабина в вариантах самозарядном — СКС-41 с магазином на 5 патронов, автоматическом — АКС-20, а также АКС-22. Основной особенностью этих карабинов являлись продуманность конструкции, малый вес и наличие постоянного магазина, впоследствии ставшие главными отличительными чертами оружия талантливого советского оружейника. В результате длительных полигонных испытаний наиболее удачными оказались образцы оружия системы Симонова, отвечавшие многим, но далеко не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Это проявилось в низкой живучести оружия, частых отказах в работе из-за большого количества задержек при стрельбе. После завершения испытаний Артком ГАУ не принял никакого конкретного решения по их результатам, поскольку основная причина многих неудач была давно известна нашим специалистам-оружейникам — использование во всех системах индивидуального автоматического оружия пехоты 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона с его устаревшей гильзой с закраиной.

Читать еще:  Опытный тяжелый танк «Объект 279» (СССР)

С началом Великой Отечественной войны Симонов переключился на создание ручных и станковых пулеметов. Однако удача сопутствовала конструктору в других областях оружейного дела. По-настоящему звездным часом для Сергея Гавриловича стало лето 1941 г., когда Советским вооруженным силам потребовалось, наряду с увеличением производства противотанковой артиллерии, снабдить фронт эффективным, мобильным, простым в обращении противотанковым средством ближнего боя. Таким оружием в то время могло стать только противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность хорошей маскировки применительно к местности. К созданию ПТР привлекаются конструкторы-оружейники Н.Рукавишников, В.Дегтярев и С.Симонов. Сам Сергей Гаврилович впоследствии вспоминал о проектировании 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья: «Времени для экспериментов не было, ведь нам дали всего месяц сроку. Поэтому при конструировании были использованы многие, хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…”

История не знает, пожалуй, других примеров столь быстрого создания образцов стрелкового оружия. 29 августа 1941 г. 14,5-мм противотанковые ружья Дегтярева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) принимают на вооружение Красной Армии. По своим боевым и эксплуатационным качествам новое противотанковое оружие превосходило практически все подобные иностранные системы, позволяя советским пехотинцам успешно бороться с легкими и средними танками противника.

Сталин отдал приказ о начале выпуска ПТРС на Тульском пулеметном заводе № 66. Хорошие технико-экономические показатели этого образца позволили оружейному заводу в сжатые сроки освоить его производство. Впоследствии Симонов писал об этом: «В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь”. Острая потребность войск в этом мощном оружии заставила организовать производство симоновских ружей еще и Ижевским машиностроительным заводом № 622. Общий выпуск ПТРД и ПТРС в 1942 г. составил более 20000 шт. в месяц. За разработку противотанкового ружья Симонов был удостоен Сталинской (Государственной) премии.

Противотанковое ружье Симонова получило высокую оценку на всех фронтах. Оно обладало такими боевыми качествами, как простота в обращении, безотказность в стрельбе и высокая бронепробиваемость. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня выгодно отличали его от ПТР Дегтярева.

Особо важную роль противотанковые ружья сыграли в сталинградской эпопее, в боях на рубежах рек Аксай и Мышков к юго-западу от Сталинграда. Так, 15 декабря 1942 г. во время контратаки танков противника взвод бронебойщиков из 59-й механизированной бригады занял позиции. Стоял плотный зимний туман. Положив противотанковые ружья на плечи вторых номеров, бронебойщики стоя ожидали, когда из-за тумана покажутся танки. Это произошло на дистанции 250-300 м. Раздалась короткая команда. Засверкали выстрелы ПТРС, и тут же начали вспыхивать одна за другой вражеские машины. «За короткое время, — вспоминал потом один из участников этого боя А. Аленченко, — нам удалось поджечь и подбить 14 танков, после чего немцы отступили. Им было непонятно, почему горели танки, т.к. в тумане они не видели нас. А затем туман рассеялся, и немцы вновь пошли в атаку, теперь уже прямо на нас… Нелегко достался нам этот бой: из 21 бойца в живых осталось только трое. ”

После Сталинградской битвы значение ПТР как средства борьбы с танками стало уменьшаться, хотя еще в сражениях на Курской дуге бронебойщики не раз увенчали себя славой. Симонов после войны рассказывал: «Я знал бронебойщиков младшего лейтенанта Яблоньку и красноармейца Сердюкова, которые за один день уничтожили 22 фашистских танка”. В ходе войны список целей для противотанковых ружей был существенно расширен — наряду с уничтожением бронетранспортеров, бронеавтомобилей и танков противника, это оружие успешно использовали для борьбы с огневыми точками, автотранспортом и низко летящими самолетами. Настоящей находкой оказалось это оружие для советских партизан, у которых оно являлось, по сути дела, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. Из ПТРС можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз, поджечь цистерну с горючим.

Наряду с автоматом Калашникова особое место в истории советского автоматического оружия, рассчитанного на использование 7,62-мм «промежуточного” патрона обр. 1943 г., занял самозарядный карабин Симонова — СКС, отличавшийся наибольшей завершенностью как в техническом, так и в производственном отношениях. Созданный в 1944 г. на базе карабина АКС-22 обр. 1941 г., он вобрал в себя все самые лучшие черты своего предшественника: легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества.

В том же году достаточно большая партия самозарядных карабинов Симонова была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1-го Белорусского фронта и на курсы «Выстрел”, где они получили положительную оценку: отмечались простота устройства, легкость, и удобство обращения с ними в боевой обстановке. Хотя испытания в реальной боевой обстановке выявили отдельные недостатки нового оружия, в том числе тугую экстракцию стреляных гильз; утыкание патронов при подаче из магазина; недостаточно высокую надежность функционирования автоматики в усложненных условиях. Поэтому советские воины, к сожалению, так и не получили на заключительном этапе войны это достаточно мощное оружие. Полная доработка и отладка всех узлов карабина завершилась уже после окончания Великой Отечественной. На вооружение Советской Армии он был принят только в 1949 г. под наименованием «7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова (СКС)”. Заслуги конструктора были отмечены второй Сталинской (Государственной) премией СССР, а в 1954 г. Симонова удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда.

Читать еще:  Экспериментальный самолёт Lockheed XV-4B "Hummingbird 2" (США)

В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его хорошие боевые и служебно-эксплуатационные качества, в том числе неплохая меткость боя. Серийное производство карабинов Симонова было освоено в 1949 г. Тульским оружейным заводом, а в 1952 г. — Ижевским механическим и продолжалось вплоть до 1956 г. За это время было изготовлено 2 685 900 самозарядных карабинов Симонова СКС. И только значительное улучшение боевых качеств облегченной модели автомата Калашникова, обеспечившее высокую меткость стрельбы на дальности до 400 м, позволило стандартизировать в качестве основного индивидуального оружия пехотинца автомат АК. Карабин Симонова был снят с производства, но не с вооружения. В ВВС, ВМФ, РВСН и сухопутных войсках он оставался вплоть до середины 80-х гг., пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. Сейчас СКС сохранились в Российской армии только на вооружении рот почетного караула. Кроме того, самозарядные карабины Симонова состояли также на вооружении более чем в 30 зарубежных странах. Это оружие стало поистине шедевром конструкторской мысли Сергея Гавриловича Симонова.

В 50-70-е гг. Симонов очень плодотворно работал в НИИ-61 (г. Климовск Московской обл.), где создал еще более 150 образцов стрелкового оружия, в том числе несколько десятков разнообразных вариантов самозарядных и автоматических карабинов, созданных на базе СКС, а также самозарядных винтовок, самозарядных снайперских винтовок, пистолетов-пулеметов, ручных пулеметов. Эти колоссальные цифры свидетельствуют о настойчивости и трудолюбии талантливого конструктора.

Сергей Монетчиков
Фото из архива автора
Братишка 07-2002

Отчет стрелкового полигона: снайперская винтовка Симонова

В прошлой статье мы рассказали о первой снайперской винтовке Евгения Драгунова. На испытаниях в 1949 году именно его вариант оказался лучшим. Но и соперничавшая с ним винтовка конструкции Сергея Симонова тоже заслуживает отдельного рассказа.

Сергей Гаврилович к этому моменту был сложившимся крупным конструктором с многолетним опытом работы. Он принимал участие в доработке еще ранних «автоматов» Федорова, а с конца 20-х годов прошлого века был одним из ведущих конструкторов по созданию самозарядной винтовки для Красной Армии. Основная борьба на испытаниях разворачивалась тогда между винтовками конструкции Симонова и Токарева, и первая победа досталась именно Симонову. Его АВС в 1936 году была принята на вооружение… но вскоре выпуск был прекращен из-за проявившихся в эксплуатации недостатков, и тогда пришла очередь СВТ. Но Симонов не сдавался. Из созданных в годы войны образцов наиболее известны ПТРС – самозарядное противотанковое ружье и СКС – карабин под патрон образца 43 года. Но работа симоновского ОКБ-180 этим не ограничилась. Совсем чуть-чуть «не дотянули» самозарядный карабин под патрон «мосинки», а также ручной пулемет РПС. Небольшая партия РПС даже была выпущена в Ижевске весной 43-го для войсковых испытаний. Участвовал Сергей Гаврилович и в «автоматном» конкурсе.

С.Г. Симонов (в центре) на испытании новой версии ПТРС

Доводилось работать Симонову и со снайперским оружием – еще на баз АВС-36 производился снайперский вариант. А после войны, одновременно с работой над модификацией снайперской «магазинки», ОКБ-180 занималось также созданием снайперского варианта СКС.

Тем не менее, как показали испытания, многолетний опыт работы может многое – но далеко не все.

Представленные на полигон модифицированные винтовки были схожи с конструкцией Драгунова – что неудивительно, поскольку оба конструктора руководствовались одним техзаданием. Но и отличия все же имелись. Например, у винтовок ОКБ-180 «в отверстия ложи для винтов хвоста и упора вставлены распорные металлические втулки по типу винтовки маузер, торцы которых являются базой прилегания ствольной коробки, угольника и спусковой скобы магазинной коробки».

Но основным отличием стал способ крепления оптического прицела.

«Кронштейн представлен в двух вариантах, отличающихся между собой способами крепления на ствольных коробках.

На винтовке «СВ» № 2 передняя часть кронштейна входит в специальное поднутрение на левой стенке ствольной коробки, являющееся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна является специальная деталь – прижим, установленный своим трапециевидным пазом на соответствующий выступ с левой стороны ствольной коробки. В прижиме имеются навинтованные отверстия для двух наклонных установочных винтов и одного горизонтального прижимного винта…

На винтовке «СВ» № 3 кронштейн закреплен при помощи чеки кронштейна, которая удерживается в своем основании на левой стенке ствольной коробки, являющейся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна служит ось, укрепленная также на левой стенке ствольной коробки.

Возможность какой-либо регулировки положения кронштейна отсутствует».

Интересно, что хотя по техзаданию требовалось обеспечить винтовкам возможность заряжания из штатных обойм – для чего и потребовалось смещение прицела влево – у винтовки СВ № 2 прицел мешал вставлять обойму. Проведенное испытателями расследование показало, что по чертежу смещение оси прицела относительно оси канала ствола должно было составлять 20 мм, а фактически оказалось равно 18,6 мм.

По кучности при стрельбе отечественными патронами симоновская винтовка показала результаты, сравнимые с образцом Драгунова. Финские патроны выявили незначительное превосходство – у образца ОКБ-180 50% лучших попаданий легли в круг 5,1 см (5,7 у винтовки Драгунова). Разброс всех отверстий в мишени на той же дистанции составил 12,5 см против 16,7 см у МС-74.

Но армейской снайперской винтовке, как наглядно демонстрировали опросы снайперов во время войны, нужно было быть не только точной, но и надежной. А вот с этим, как показали дальнейшие испытания, образцы Симонова имели проблемы.

Читать еще:  Опытная снайперская винтовка Лукина (СССР)

Первой «провалилась» винтовка №2. При проверке стабильности боя после трехкратного снятия/установки съемной части кронштейна с прицелом рассеивание пуль увеличилось в 2,5 раза. Как установили испытатели, это было вызвано неудачной конструкцией – при завернутых «до отказа» установочных винтах снятие и установка кронштейна были невозможны (мешали головки винтов), а при ослабленном положении винты начинали самоотвинчиваться при стрельбе. В итоге в отчете появилась запись: «таким образом, конструкция кронштейна не может одновременно обеспечить сохранение стабильности боя и возможность снятия и постановки кронштейна».

Затягивание винтов для дальнейших испытаний не спасло положения – при стрельбе на живучесть они тоже продемонстрировали склонность к самоотвинчиванию. Этот же этап выявил и слабость конструкции второго кронштейна – после 1527 выстрелов у него появилась вертикальная качка. Впрочем, дальнейшая стрельба из этой винтовки стала невозможной по куда более существенной причине – у неё отломилась рукоятка затвора.

Возможно, в других условиях образцы Симонова могли бы получить шанс на доработку. Но при наличии винтовки Драгунова, продемонстрировавшей более высокие боевые качества, вывод испытателей был однозначен – образцы ОКБ-180 испытаний не прошли, дальнейшие работы над ними не целесообразны.

Но это была далеко не последняя встреча снайперских винтовок Драгунова и Симонова на испытательном полигоне. Через несколько лет в новом соревновании сошлись опытные самозарядные винтовки – СВС Симонова и ССВ из Ижевска.

Опытный пистолет-пулемёт Симонова 6П46 (СССР. 1946 год).

По типу автоматики пистолет-пулемет 6П46, как практически все образцы этого типа, относится к оружию со свободным затвором, т.е. с запиранием канала ствола за счет инерции массивного затвора.

Стрельба производится с заднего шептала, разбитие капсюля патрона осуществляется «на выкате» жестко установленным в затворе ударником. В отличие от известных образцов пистолет-пулемет 6П46 не имеет обычной затворной коробки. Вместо нее вдоль выреза цевья по всей его длине расположена стальная рамка, в отверстие передней стойки которой запрессован ствол. Задняя часть рамки со стойкой-затыльником упирается в нагельный винт. Снизу этой части рамки монтируется спусковой механизм. Перед пеньком ствола нижняя часть рамки оформлена в виде горловины магазина с местом для размещения качающейся защелки магазина. За горловиной магазина рамка имеет прямоугольный вырез — гильзовыводное окно, через которое стреляные гильзы отражаются вниз.

Затвор 6П46 направляется длинным стержнем, закрепленным в затыльнике ствольной коробки, который проходит через сквозное отверстие в корпусе затвора. Выступающая вперед от зеркала затвора удлиненная, корытообразная часть затвора дополнительно координирует затвор, направляясь фланцем пенька ствола и находя на ствол на всю длину хода затвора.

Возвратная пружина расположена над затвором, опираясь одним концом в стойку затыльника, а другим в выступ передней части затвора. Эта пружина, как и у других образцов Симонова, имеет большую длину и большое количество витков, что позволяет снизить ее жесткость, то есть усилие при сжатии пружины на единицу длины поджатия. Такая пружина позволяет, при некотором увеличении усилия предварительного поджатия, снизить ее рабочее усилие, сохраняя заданную характеристику. Это создает впечатление легкости взведения затвора. Подобные пружины неудобны при сборке оружия, поэтому на пистолете-пулемете 6П46 возвратная пружина и ее направляющие телескопические стержни собраны в единый узел, в котором возвратная пружина поджата до длины, несколько превышающей длину предварительного поджатия. Такое устройство существенно упрощает разборку и сборку оружия.

Сверху это устройство прикрыто крышкой, изготовленной штамповкой и сваркой из стального листа. В пазах этой крышки с правой ее стороны расположена подвижная планка с массивной откидной рукояткой взведения затвора. При стрельбе рукоятка с планкой остаются неподвижными в переднем положении.

Питание патронами осуществляется из секторного магазина на 35 патронов с шахматным расположением патронов и двухрядным их выходом.

В качестве предохранителя от несанкционированного выстрела служит расположенная позади спускового крючка поворотная защелка, стопорящая спусковой крючок.

Прицельными приспособлениями являются нерегулируемая мушка, расположенная на переднем торце крышки ствольной коробки, и стоечный целик с диоптром. Целик может быть выдвинут вверх. Крайнее его нижнее положение соответствует стрельбе на дистанциях до 100 метров. Для стрельбы на большие дистанции — до 200 метров целик выдвигается вверх до упора. Диоптрический прицел и большая длина линии прицеливания способствуют точности стрельбы.

С целью снижения темпа стрельбы пистолета-пулемета путь отката его увеличен до 165 мм, что в два раза больше, чем, например, у ППШ. В результате темп стрельбы 6П46 600 в/мин (у ППШ — 950 в/мин.).

Пистолет-пулемет 6П46 не имеет переводчика режима стрельбы, так как при темпе стрельбы 600 в/мин отпадает необходимость в механизме установки оружия на одиночный огонь, поскольку даже при небольшой тренировке несложно отсекать первый выстрел очереди. Это позволяет упростить спусковой механизм.

Длинный ход и предельно низкий вес затвора для инерционного запирания при патроне пистолета ТТ снижают энергию удара затвора в затыльник и этим способствуют снижению рассеивания попаданий при стрельбе очередями.

Внешний вид и конструкция пистолета-пулемета 6П46 своеобразны. Массивный приклад с полупистолетной шейкой, длинным цевьем и опорным нагельным винтом придают ему черты компактного карабина. Для крепления плечевого ремня к нижней части приклада привинчена антабка, для второго конца ремня на торце цевья имеется стальная проушина.

Длина оружия, мм. .800
Вес с магазином без патронов, кг. 3,2
Длина ствола, мм. ..270
Ход затвора, мм. . 165
Вес затвора, кг. . 0,45
Темп стрельбы, выстр/мин. 600
Тип патрона. . 7,62х25 ТТ
Начальная скорость пули, м/с. 500

Источник — «Солдат удачи» № 12. 2007.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector