1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытная ракета малой дальности К-6 (К-6В) (СССР)

Опытная ракета малой дальности К-6 (К-6В) (СССР)

Разработка и испытания авиационно-ракетного комплекса К-6 для самолетов И-3 (ОКБ-155 главного конструктора А.И.Микояна) и Т-3 (ОКБ-51 главного конструктора П.О.Сухого) с РЛС «Алмаз» была задана ОКБ-2 Постановлением СМ от 30 декабря 1954 года М2543-1224. Этим же постановлением другим бюро задавалась разработка других авиационных ракет класса «воздух-воздух»: К-7 (КБ завода №134, гл. конструктор И.И.Торопов) и К-8 (ОКБ-4 М.Р.Бисновата).

Ракета К-6 создана под руководством главного конструктора ОКБ-2 П.Д.Грушина, руководитель разработки Д.Л.Томашевин. Разработка варианта перехватчика И-7У (ОКБ-155) с ракетами К-6 — И-7К была задана Постановлением СМ от 28 марта 1956 года. На испытаниях истребители-перехватчики Т-3, И-7К и И-7У летали с макетами ракеты К-6. Испытания самолета Т-3 проводились в 1956 году, до 28 сентября был выполен 31 полет, из них 28 с макетами ракет К-6. Первый полет И-7У совершил 22 апреля 1957 года. Разработка системы перехвата «Ураган-5» была начата в 1955году. По Постановлению Правительства от 7 марта 1957 года ОКБ-155 приступило к переоборудованию самолета И-7К в истребитель-перехватчик И-75 для начала испытаний системы перехвата «Ураган-5» с ракетами К-6В. В качестве истребителя-перехватчика в системе «Ураган-5» по Постановлению Правительства от 28 марта 1956 года предполагалось использовать самолет Е-150 (ОКБ-155) с ракетами К-6. В дальнейшем на самолеты прорабатывались ракеты К-6В и другие.

В ОКБ-155 под ракеты К-6 был создан истребитель СМ-2И, он был переоборудован из серийного самолета МиГ-19. Летные испытания СМ-2И были закончены в ЛИИ в апреле 1956 года. Первый автономный этап испытаний самолета с ракетами К-6 проводился в мае — декабре 1956 года, результаты были удовлетворительными. В 1957 году самолет был доработан для автономных пусков ракет К-6. Пуски ракет с самолета проводились по двум программам, всего выполнено 10 пусков ракет К-6. После испытаний самолет СМ-2И был списан из-за истечения гарантийных сроков эксплуатации материальной части.

В качестве носителя ракеты К-6 в ОКБ-155 создавался самолет МиГ-19 (СМ-6). На истребителе для ведения стрельбы ракетами была установлена РЛС «Алмаз-3». Для комплексных испытаний системы К-6 и РЛС «Алмаз-3» на заводе №21 было построено два самолета СМ-6. Самолеты прошли заводские испытания. В феврале 1957 года начались комплексные испытания системы К-6. На них были определены дальность обнаружения и захвата, точность автосопровождения, определены характеристики станции «Алмаз-3», выполнено 25 пусков ракет К-6 различных модификаций. Испытания продолжались до второй половины 1958 года. Приказом МАП от 2 апреля 1958 года работы по системе К-6 и самолету СМ-6 были прекращены, Испытания комплекса К-6 предполагалось проводить также на двух самолетах Як-25М, но в сязи с прекращением работ по ракетам К-6 самолеты были переоборудованы для решения других задач.

Тактико-технические характеристики К-6 (К-6В)
Тип ракеты — класса «воздух-воздух» малой дальности
Самолет-носитель — И-7У, И-7К, Т-3, МиГ-19 (СМ-2И), Пт-7, Е-150
Боевая часть:
— тип — осколочная
— тип взрывателя — неконтактный
Дальность стрельбы, км. до 10
Система управления — радиокомандная
Органы управления — аэродинамические рули
Тип старта — воздушный, сброс с самолета
Число ступеней — 1
Тип маршевого двигателя — РДТТ
Пусковая установка:
— тип — АПУ-9
— число ракет на ПУ — 1
Самолетная РЛС — «Ураган-1», «Алмаз-3», «Алмаз-7»
Прицельно-вычислительное устройство (самолетное) — ПВУ-67

Пять знаменитых ракет Советского Союза

ПЕРВЫЕ В МИРЕ С ЯДЕРНЫМИ БОЕГОЛОВКАМИ, ПЕРВЫЕ МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ, САМЫЕ МАССОВЫЕ И САМЫЕ ТЯЖЁЛЫЕ

Атомная бомбардировка Хиросимы 6 августа 1945 года навсегда разделила ХХ век, а вместе с ним и всю историю человечества на две пока неравные эпохи: доядерную и ядерную. Символом второй стал, увы, именно ядерный гриб, а отнюдь не силуэт атомной электростанции (хотя наибольшее число делящихся материалов сегодня используется именно в мирных отраслях). А главным средством доставки выступили ракеты — от оперативно-тактических до межконтинентальных баллистических.

Читать еще:  Опытный истребитель Bell XP-83 (США)

Ракетное оружие не было порождением именно ХХ столетия: идея применить шутихи в военных целях пришла в голову китайским изобретателям на доброе тысячелетие раньше. А позапрошлый век явился временем масштабных ракетных экспериментов. Например, 30 марта 1826 года в Санкт-Петербурге стараниями одного из русских пионеров ракетного дела — генерал-майора Александра Засядко — открылось Ракетное заведение, ставшее первым в России промышленным производством боевых ракет. Год спустя по распоряжению того же Засядко создана первая в России постоянная ракетная рота, на вооружении которой стояли 18 станков для 20-фунтовых, 12-фунтовых и 6-фунтовых ракет.

Однако потребовались совершенно новые технологии и совершенно новые науки вроде аэродинамики, чтобы превратить ракеты из экзотического оружия в массовое. И в этом процессе Россия, несмотря на сотрясавшие её социальные катаклизмы, осталась на передовых позициях: советские «катюши» стали достойными наследниками ракетных рот Засядко. Так что совершенно закономерно, что первые в мире ракета с ядерной боеголовкой и межконтинентальная баллистическая ракета, как и космическая ракета-носитель, были созданы именно в России. Так же, как самая мощная в мире межконтинентальная баллистическая ракета Р-36М, заслужившая на Западе мрачное имя «Сатана». Последняя из боевых модификаций этой ракеты — Р-36М2 «Воевода» — встала на боевое дежурство 30 июля 1988 года и продолжает нести службу по сей день. О ней и о пяти других знаменитых советских боевых ракетах сегодня и рассказывает «Историк».

Р-5М — ПЕРВАЯ В МИРЕ РАКЕТА С ЯДЕРНОЙ БОЕГОЛОВКОЙ

Тип: баллистическая ракета средней дальности наземного базирования

Количество ступеней: одна

Максимальная дальность: 1200 км

Масса боевой части: 1350 кг

Количество и мощность боевых блоков: 1×0,3 или 1 Мт (Р-5М)

Ракета К-6

Первоначально ракета К-6 предназначалась для использования в составе проектировавшегося А.И. Микояном истребителя-перехватчика И-3 с РЛС «Алмаз-3». Постановлением от 30 декабря 1954 г. устанавливались максимальная дальность пуска до 6 км и высота перехватываемых целей до 16 км. Стартовая масса не должна была превышать 150 кг при массе боевой части 20–25 кг. Основными разработчиками ракеты и системы управления были определены организации, ранее создавшие ракету К-5.

Эскизный проект по К-6, выпущенный в мае 1955 г., продемонстрировал заметный прогресс проектировщиков и конструкторов ОКБ-2, уверенно реализовавших новые решения и смело нарушавших уже сложившиеся каноны и стереотипы. Первым из новых решений, принятых для К-6, стал отказ от схемы «утка» в пользу «нормальной» схемы. В какой-то мере это соответствовало аналогичному переходу, осуществленному при создании новой грушинской зенитной ракеты В-750 комплекса С-75, радикально отличавшейся от ранее появившейся ракеты В-30 °C.А. Лавочкина для комплекса С-25. С переходом на «нормальную» схему удалось уйти от досаждавшего аэродинамикам и управленцам момента «косой обдувки», который возникал при маневрировании ракеты. Сделанный выбор позволил также использовать рули ракеты в качестве элеронов, что существенно сократило число рулевых машинок. Также возросла эффективность управления ракетой в полете. Ожидалось и заметное упрощение производства и эксплуатации за счет сокращения количества движущихся элементов и их соединений. Но, как и обычно бывает в технике, вместе с достоинствами выявились и недостатки.

Система управления осталась прежней, с наведением по лучу РЛС носителя. Поэтому радиоаппаратура системы наведения К-6 размещалась, как и на К-5, в хвостовой части ракеты. В отличие от предыдущего образца вместо двухсопловой схемы в двигателе решили применить сопловой блок с множеством небольших сопл. При этом рули ракеты должны были работать в потоке горячих газов. В результате эффективность их работы значительно менялась после прекращения работы двигателя. Для компенсации этого недостатка потребовалось применить упругие элементы между рулями и рулевыми машинками. Пришлось установить на ракету дополнительную теплозащиту, повысить требования к аппаратуре. Но все же преимуществ у «нормальной» схемы оказалось больше, что и подтвердили проведенные в 1957 г. пуски.

Заметный шаг вперед при проектировании К-6 был сделан и в области технологии. В основных элементах ракеты практически полностью отсутствовали заклепочные соединения, большинство ее элементов изготавливалось с помощью самых высокопроизводительных процессов штамповки и сварки. Конструкция новой ракеты предусматривала также и ее поотсечную сборку, позволявшую соединять отсеки даже в полевых условиях.

Читать еще:  Опытная зенитная самоходная установка ЗИС-152Д с ЗТПУ-4 (СССР)

С мая по декабрь 1956 г. проводились автономные испытания ракеты на обычном МиГ-19 № 59210549, неоснащенном радиолокатором. Кроме испытаний основного варианта К-6 на этом самолете осуществили 10 пусков ракеты с поворотным крылом. Одновременно с этим были подготовлены два перехватчика СМ-6 (№ 2100101 и 2100102). С февраля того же года на них велась отработка РЛС «Алмаз-3». С самолета № 2100101 было выполнено 25 пусков К-6 различных модификаций.

Инженеру-испытателю ОКБ-2 Юрию Владимировичу Ермакову запомнился драматический случай при летной отработке К-6:

«Однажды МиГ-19, который пилотировал наш всеобщий любимец Константин Коккинаки, сразу же после пуска ракеты устремился вертикально к земле. Все, кто был на аэродроме, замерли. Но самолет постепенно выровнялся и немедленно пошел на посадку. А успокоившийся после посадки Коккинаки рассказал: «Все было как обычно, нажал кнопку «Пуск», ракета пошла вперед, но тут же развернулась и полетела в сторону самолета. Естественно, я тут же рванул вниз». Таких чудес с ракетами нам встречать еще не доводилось. Потому мы с особым нетерпением ждали проявления кинопленки, которую бережно извлекли из находившейся в кабине истребителя кинокамеры. Ну а к вечеру и нам довелось пережить «эффект самонаведения». Оказалось, что через несколько секунд после схода с направляющей от ракеты оторвался один из трассеров и стал приближаться к самолету. Конечно, никто не смог бы за те доли секунды, которые занял этот процесс, определить, что же приближается к самолету — ракета или же относительно безобидный, но ярко светящийся трассер… Нам оставалось только позавидовать выдержке и реакции наших летчиков-испытателей, которые в каждом полете могли натолкнуться и не на такое…»

Вспоминает Ф.О. Согомонян:

«После этого пуска упавшая на землю К-6 привлекла наше внимание прежде всего своими обгоревшими рулями. Газовая струя из сопл двигателя поработала над ними весьма основательно. Сомнений не было — конструкцию рулей требовалось основательно доработать. Но как? Обмеры обмерами, однако конструкторам на фирме требовались более «веские» улики. Снятые с ракеты обгоревшие рули было приказано срочно отправить в Москву Естественно, что эти рули требовалось соответствующим образом упаковать и оформить для транспортировки. Но у нас не было времени для того, чтобы действовать «как положено»: дело происходило в пятницу, а до отлета в Москву полигонного Ли-2 оставалось всего несколько часов. И я решил действовать «неформально», на свой страх и риск. Вскоре обгоревшие рули преодолели проходную аэродрома в кузове одной из военных машин. Ее, к счастью, проверяли в тот день без излишнего рвения. В общем, к отлету Ли-2 я с этими рулями успел, сумел и позвонить на предприятие, чтобы как положено встретили «изделия» на Чкаловской.»

На следующий день, в субботу, все четыре руля К-6 уже были в кабинете Грушина, и вскоре ответ на задачку, подброшенную новой ракетой, был найден. Причиной оказалось то, что в зависимости от высоты полета ракеты по-разному расширяются струи раскаленных газов из сопл двигателя. Недоучет этого фактора при проектировании и сыграл свою роль. При пусках на большой высоте струя после сопла расширялась заметно сильнее и касалась рулей ракеты, защита которых от подобного воздействия была совершенно недостаточной. Проведенные вскоре расчеты показали, что никаким способом поворотные части рулей защитить от газовой струи, не меняя их размеров, не получится — теплозащитных материалов с требуемыми свойствами в те годы просто не существовало. А увеличение размеров рулей несло за собой целый хвост проблем, включая увеличение мощности рулевых машинок, их размеров, запасов сжатого газа для их работы, что моментально «рассыпало» так хорошо скомпонованную ракету.

Выход из создавшегося положения все же был найден. Рули установили на больших неподвижных пилонах, теплозащита которых обеспечивалась гораздо легче. Теперь на любой высоте струи из двигателей уже не касались рулей.

Читать еще:  Опытная боевая машина пехоты «Объект 765» (выпуска 1962 г.) (СССР)

Решение проблемы работы К-6 на большой высоте оказалорь как нельзя кстати. Летом 1956 г. эта ракета попала в поле зрения руководства страны. В те дни над страной впервые появился новый воздушный враг — сверхвысотный, недосягаемый для существовавших тогда зенитных средств U-2. После первого же появления его над страной Никита Сергеевич Хрущев вызвал к себе на совещание несколько главных конструкторов авиационной и ракетной техники, в том числе и Грушина. Поставив конструкторов в известность о новом неуязвимом нарушителе воздушной границы страны, Хрущев поставил перед ними задачу: увеличить досягаемость по высоте как существующих, так и разрабатываемых самолетов и ракет.

После этой встречи было оформлено постановление руководства страны от 23 августа 1956 г. ОКБ-2 предписывалось разработать на основе К-6 ее высотную модификацию К-6В для использования на перехватчике Т-3. Высота поражения воздушных целей должна была увеличиться до 22–25 км. На К-6В вернулись к двухсопловому исполнению двигателя по типу К-5.

Эскизный проект по К-6В был выпущен в апреле 1957 г. Наряду с доработкой ракеты пересматривались и технические решения по самолетам-носителям. По постановлению от 7 марта 1957 г. доведенный до готовности 57 % спроектированный под К-6 перехватчик И-7 начали переделывать в И-75 с РЛС «Ураган- 5». По тому же постановлению К-6В должна была войти в состав системы вооружения нового перехватчика КБ А.И. Микояна Е-150 с РЛС «Ураган-5». Решением ВПК от 3 марта 1958 г. работы по К-6 прекратились в интересах ускоренного создания К-6В.

Первый этап испытаний предусматривалось провести на МиГ-19 № 101. Однако к концу 1950-х гг. МиГ-19 и его модификации уже не имели перспективы дальнейшего развития. Последующие этапы предусматривалось поручить летчику

Компоновка ракеты К-6В:

1 — радиовзрыватель; 2 — предохранительно-исполнительный механизм; 3 — боевая часть; 4 — двигатель; 5 — воздушный баллон; 6 — рулевой привод; 7 — аппаратура радиоуправления.

Дальность пусков в ЗПС, км до 6

Высота целей, км до 16

Скорость целей, км/ч до 2000

Масса ракеты, кг 150

Масса боевой части, кг 23

Длина ракеты, м 3,5

Диаметр ракеты, м 0,22

Размах крыла, м 0,786

B.C. Ильюшину и провести их на одном из вариантов суховского Т-3 (ПТ-8-4). Но и на этой машине работы по К-6 не пришли к успешному завершению. Двухантенное исполнение РЛС стало препятствием для создания высокоэффективного сверхзвукового воздухозаборника. Но основным препятствием для принятия ракеты на вооружение стала система наведения по лучу, сохранившая почти все недостатки К-5. Основным из них было то, что при увеличении дальности пусков точность наведения неуклонно ухудшалась.

В апреле 1958 г. прибыла первая партия ракет К-6В для проведения автономных летных испытаний, но, едва успев их разгрузить, работники испытательной службы ОКБ-2 получили с фирмы указание отправить ракеты обратно. Столь радикальный шаг был предпринят из-за выпущенного 16 апреля 1958 г. постановления ЦК КПСС и СМ СССР, в соответствии с которым все мероприятия по К-6 и К-6В прекращались.

К-6 стала последней из разработанных в ОКБ-2 ракет класса «воздух-воздух». Основной причиной столь резкого завершения работ стала большая загрузка ОКБ-2 темами, связанными с созданием и запуском в серийное производство зенитных управляемых ракет. Дальнейшее же продолжение работ по авиационным ракетам требовало значительной перестройки структуры и стиля работы КБ. Самолетчики требовали от Грушина взять под свой контроль разработку самолетной части аппаратуры, предназначенной для управления полетом ракет, а это, в свою очередь, требовало формирования на предприятии специализированных подразделений. Позволить себе такое расточительство сил и ресурсов в самый ответственный момент работы над ракетами для систем ПВО С-75 и С-125 Грушин не мог. «Помог» решить проблему с сокращением тематики ОКБ-2 и М.Р Бисноват, достигший серьезных успехов в разработке К-8. Эти самонаводящиеся ракеты обладали требуемой точностью при увеличенной дальности пусков, а наводимые по лучу РЛС К-6 и К-6В такой перспективы не имели. Изготовленные же для первых автономных летных испытаний К-6В «разошлись» по учебным заведениям, где и закончили свой век в качестве наглядных пособий.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector