5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытная снайперская винтовка Симонова СВС (СССР)

Винтовки Симонова

Автоматическая винтовка Симонова АВС-36 (СССР)

Красная Армия начала первые испытания самозарядных винтовок еще в 1926 году, однако вплоть до середины тридцатых годов ни один из испытанных образцов не удовлетворял армейским требованиям. Сергей Симонов начал разработку самозарядной винтовки в начале 1930-х годов и выставлял свои разработки на конкурсы 1931 и 1935 года, однако только в 1936 году винтовка его конструкции была принята на вооружение РККА под обозначением «7.62-мм автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года», или АВС-36. Экспериментальное производство винтовки АВС-36 было начато еще в 1935 году, массовое — в 1936 — 1937 годах и продолжалось вплоть до 1940 года, когда АВС-36 была заменена на вооружении самозарядной винтовкой Токарева СВТ-40. Всего, по разным источникам, было выпущено от 35 000 до 65 000 винтовок АВС-36. Эти винтовки использовались в боях на Халхин-Голе в 1939 году, в зимней войне с Финляндией в 1940-м., а также в начальный период Великой Отечественной войны. Интересно, что финны, захватившие в 1940 году в качестве трофеев винтовки конструкции как Токарева, так и Симонова, предпочитали использовать винтовки СВТ-38 и СВТ-40, так как винтовка Симонова была существенно более сложной по устройству и более капризной. Впрочем, именно поэтому винтовки Токарева и сменили АВС-36 на вооружении РККА.

Винтовка АВС-36 — автоматическое оружие, использующее отвод пороховых газов и допускающее ведение одиночного и автоматического огня. Переводчик режимов огня выполнен на ствольной коробке справа. Основным режимом огня являлись одиночные выстрелы, автоматический огонь предполагалось использовать только при отражении внезапных вражеских атак, при этом с расходом патронов очередями не более 4-5 магазинов. Газоотводный узел с коротким ходом газового поршня расположен над стволом (впервые в мире). Запирание ствола осуществляется при помощи вертикального блока, перемещающегося в пазах ствольной коробки. При перемещении блока вверх под действием специальной пружины он входил в пазы затвора, запирая его. Отпирание происходило, когда специальная муфта, связанная с газовым поршнем, выжимала запирающий блок вниз из пазов затвора. Так как запирающий блок был расположен между казенной частью ствола и магазином, траектория подачи патронов в патронник была довольно длинной и крутой, что служило источником задержек при стрельбе. Кроме того, из-за этого ствольная коробка имела сложную конструкцию и большую длину. Устройство затворной группы также было весьма сложным, так как внутри затвора находился ударник с боевой пружиной и специальный механизм противоотскока. Питание винтовки осуществлялось из отъемных магазинов емкостью 15 патронов. Магазины могли снаряжаться как отдельно от винтовки, так и прямо на ней, при открытом затворе. Для снаряжения магазина использовались штатные 5-патронные обоймы от винтовки Мосина (3 обоймы на магазин). Ствол винтовки имел большой дульный тормоз и крепление для штык-ножа, при этом штык мог примыкаться не только горизонтально, но и вертикально, клинком вниз. В таком положении штык использовался как одноногая сошка для стрельбы с упора. В походном положении штык переносился в ножнах на поясе бойца. Открытый прицел был маркирован по дальности от 100 до 1 500 метров с шагом 100 метров. Некоторые винтовки АВС-36 комплектовались оптическим прицелом на кронштейне и использовались как снайперские. Из-за того, что стреляные гильзы выбрасываются из ствольной коробки вверх и вперед, кронштейн оптического прицела крепился к ствольной коробке слева от оси оружия.

СКС — самозарядный карабин Симонова обр. 1945 года

Опыт, полученный в ходе первой половины Второй мировой войны, показал необходимость создания оружия более легкого и маневренного, нежели имеющиеся на вооружении самозарядные и магазинные винтовки, и в то же время имеющего большую огневую мощь и эффективную дальность стрельбы, чем пистолеты-пулеметы. Подобное оружие в первую очередь требовало создания патронов, промежуточных по характеристикам между пистолетными и винтовочными, и обеспечивающими эффективную дальность порядка 600-800 метров (против 200 метров у пистолетных патронов и 2000 и более метров — у винтовочных). Такие патроны были созданы и в Германии (патрон 7.92мм Курц) и в СССР (патрон 7.62х41мм, позже превратившийся в 7.62х39мм). Тогда как в Германии сосредоточились главным образом на одном, наиболее универсальном типе оружия под промежуточный патрон — автоматическом карабине (MaschinenKarabiner), позже переименованном в штурмовую винтовку (SturmGewehr), в СССР была начата разработка сразу целого семейства оружия под новый патрон. В это семейство входили магазинный карабин, самозарядный карабин, автомат (та же штурмовая винтовка) и ручной пулемет. Первые образцы оружия нового семейства появились к концу Великой Отечественной, а их массовое поступление на вооружение началось лишь в конце 1940-х годов. Магазинный карабин, как очевидно устаревшая концепция, остался только в виде опытных образцов. Роль штурмовой винтовки взял на себя автомат Калашникова. Ручной пулемет — РПД. А в качестве карабина на вооружение был принят СКС.

Первые образцы самозарядного карабина под новый патрон были созданы конструктором Симоновым к концу 1944 года. Небольшая опытная партия карабинов проходила испытания на фронте, однако доводка как карабина, так и нового патрона продолжалась до 1949 года, когда на вооружение Советской армии был принят «7.62-мм самозарядный карабин Симонова — СКС обр. 1945 года». В течение первых послевоенных десятилетий СКС состоял на вооружении СА наравне с АК и АКМ, но с распространением автоматов началось постепенное вытеснение СКС из войск, хотя некоторое их количество находилось на вооружении вплоть до 1980-х и даже 1990-х годов в таких родах войск как связь и ПВО, где стрелковое оружие не является основным. Вплоть до настоящего времени СКС используются в качестве парадно-церемониального оружия ввиду гораздо большей, чем у современных автоматов, эстетичности.

Как и в случае с другими образцами послевоенного оружия, СКС получил широкое распространение в странах соцлагеря и прочих, друживших с СССР. СКС по лицензии производился в Китае (карабин Тип 56), в ГДР (Karabiner-S), Албании, Югославии (Тип 59 и Тип 59/66) и еще ряде стран. По мере снятия с вооружения значительное количество СКС оказалось на гражданских рынках оружия как в оригинальном, так и в боле или менее «оцивилизованном» виде. Причем, как правило, «цивилизация» сводилась к удалению штыка. Невысокая цена как самих карабинов, так и патронов к ним, в сочетании с высокими эксплуатационными и боевыми характеристиками, обеспечили СКС большую популярность среди мирного населения в самых разных странах — от России до США. Надо отметить, что американцы очень любят карабины Симонова, так как при надежности и боевых данных, сравнимых с другими образцами (AR-15, Ruger Mini-30), СКС имеет гораздо меньшую цену.

Читать еще:  Проект ракеты Quick Reach 1 (США)

СКС представляет собой самозарядную укороченную винтовку (карабин), построенную на основе автоматики с газовым двигателем. Газоотводная камера и газовый поршень расположены над стволом. Газовый поршень не связан жестко с затворной рамой и имеет свою собственную возвратную пружину. Запирание осуществляется перекосом затвора вниз, за боевой упор в дне ствольной коробки. Затвор установлен в массивную затворную раму, на правой стороне которой жестко закреплена рукоятка для заряжания. УСМ курковый, предохранитель расположен в спусковой скобе.

Отличительная особенность СКС — неотъемный серединный магазин, снаряжаемый при открытом затворе отдельными патронами или при помощи специальных обойм на 10 патронов. Обойма устанавливается в направляющие, выполненные в переднем торце затворной рамы, после чего патроны вдавливаются в магазин, как показано на фото. В связи с подобной схемой заряжания в конструкции карабина предусмотрена затворная задержка, включающаяся при израсходовании всех патронов в магазине и останавливающая затворную группу в открытом положении. Для ускоренного и безопасного разряжания нижняя крышка магазина может откидываться вниз-вперед, ее защелка расположена между магазином и спусковой скобой.

Прицельные приспособления СКС выполнены в виде мушки на основании в защитном кольце и открытого целика, имеющего регулировку по дальности. Ложа цельная, деревянная, с полупистолетной шейкой приклада и металлическим затыльником. СКС оснащается неотъемным клинковым штыком, в походном положении убираемым вниз, под ствол. Китайские карабины Тип 56 имеют игольчатый штык большей длины с аналогичным креплением.

В отличие от оригинальных СКС, карабины тип 59/66 югославского выпуска имеют комбинированное дульное устройство, предназначенное для запуска винтовочных гранат. Для этого же предназначен складной гранатометный прицел позади мушки и газовый отсекатель в газовой каморе, включаемый при стрельбе гранатой и перекрывающий газоотводный тракт.

В целом, как армейское оружие СКС в значительной мере устарел, хотя и имеет преимущество перед автоматами Калашникова калибра 7.62мм в прицельной дальности стрельбы за счет более длинных ствола и прицельной линии. В качестве же гражданского оружия для охоты на мелкую и среднюю дичь (при правильном выборе патронов) СКС остается на современном уровне. Наличие широкого спектра гражданских аксессуаров (ложи различной конфигурации, легкие сошки, крепления для оптики и т.п.) только расширяют сферу применения этого, несомненно достойного и заслуженного образца Советской оружейной мысли.

От автора: есть мнение, что СКС должен занимать место не среди самозарядных винтовок, а среди автоматов и штурмовых винтовок, исходя из того, что он использует промежуточный патрон. Тем не менее, так как у СКС отсутствует такой видообразующий признак штурмовых винтовок, как возможность ведения автоматического огня, я считаю, что его место именно среди обычных самозарядных винтовок.
М.Попенкер

Отчет стрелкового полигона: снайперская винтовка Симонова

В прошлой статье мы рассказали о первой снайперской винтовке Евгения Драгунова. На испытаниях в 1949 году именно его вариант оказался лучшим. Но и соперничавшая с ним винтовка конструкции Сергея Симонова тоже заслуживает отдельного рассказа.

Сергей Гаврилович к этому моменту был сложившимся крупным конструктором с многолетним опытом работы. Он принимал участие в доработке еще ранних «автоматов» Федорова, а с конца 20-х годов прошлого века был одним из ведущих конструкторов по созданию самозарядной винтовки для Красной Армии. Основная борьба на испытаниях разворачивалась тогда между винтовками конструкции Симонова и Токарева, и первая победа досталась именно Симонову. Его АВС в 1936 году была принята на вооружение… но вскоре выпуск был прекращен из-за проявившихся в эксплуатации недостатков, и тогда пришла очередь СВТ. Но Симонов не сдавался. Из созданных в годы войны образцов наиболее известны ПТРС – самозарядное противотанковое ружье и СКС – карабин под патрон образца 43 года. Но работа симоновского ОКБ-180 этим не ограничилась. Совсем чуть-чуть «не дотянули» самозарядный карабин под патрон «мосинки», а также ручной пулемет РПС. Небольшая партия РПС даже была выпущена в Ижевске весной 43-го для войсковых испытаний. Участвовал Сергей Гаврилович и в «автоматном» конкурсе.

С.Г. Симонов (в центре) на испытании новой версии ПТРС

Доводилось работать Симонову и со снайперским оружием – еще на баз АВС-36 производился снайперский вариант. А после войны, одновременно с работой над модификацией снайперской «магазинки», ОКБ-180 занималось также созданием снайперского варианта СКС.

Тем не менее, как показали испытания, многолетний опыт работы может многое – но далеко не все.

Представленные на полигон модифицированные винтовки были схожи с конструкцией Драгунова – что неудивительно, поскольку оба конструктора руководствовались одним техзаданием. Но и отличия все же имелись. Например, у винтовок ОКБ-180 «в отверстия ложи для винтов хвоста и упора вставлены распорные металлические втулки по типу винтовки маузер, торцы которых являются базой прилегания ствольной коробки, угольника и спусковой скобы магазинной коробки».

Но основным отличием стал способ крепления оптического прицела.

«Кронштейн представлен в двух вариантах, отличающихся между собой способами крепления на ствольных коробках.

На винтовке «СВ» № 2 передняя часть кронштейна входит в специальное поднутрение на левой стенке ствольной коробки, являющееся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна является специальная деталь – прижим, установленный своим трапециевидным пазом на соответствующий выступ с левой стороны ствольной коробки. В прижиме имеются навинтованные отверстия для двух наклонных установочных винтов и одного горизонтального прижимного винта…

На винтовке «СВ» № 3 кронштейн закреплен при помощи чеки кронштейна, которая удерживается в своем основании на левой стенке ствольной коробки, являющейся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна служит ось, укрепленная также на левой стенке ствольной коробки.

Читать еще:  Самоходная артиллерийская установка СУ-152 Таран (объект 120) (СССР)

Возможность какой-либо регулировки положения кронштейна отсутствует».

Интересно, что хотя по техзаданию требовалось обеспечить винтовкам возможность заряжания из штатных обойм – для чего и потребовалось смещение прицела влево – у винтовки СВ № 2 прицел мешал вставлять обойму. Проведенное испытателями расследование показало, что по чертежу смещение оси прицела относительно оси канала ствола должно было составлять 20 мм, а фактически оказалось равно 18,6 мм.

По кучности при стрельбе отечественными патронами симоновская винтовка показала результаты, сравнимые с образцом Драгунова. Финские патроны выявили незначительное превосходство – у образца ОКБ-180 50% лучших попаданий легли в круг 5,1 см (5,7 у винтовки Драгунова). Разброс всех отверстий в мишени на той же дистанции составил 12,5 см против 16,7 см у МС-74.

Но армейской снайперской винтовке, как наглядно демонстрировали опросы снайперов во время войны, нужно было быть не только точной, но и надежной. А вот с этим, как показали дальнейшие испытания, образцы Симонова имели проблемы.

Первой «провалилась» винтовка №2. При проверке стабильности боя после трехкратного снятия/установки съемной части кронштейна с прицелом рассеивание пуль увеличилось в 2,5 раза. Как установили испытатели, это было вызвано неудачной конструкцией – при завернутых «до отказа» установочных винтах снятие и установка кронштейна были невозможны (мешали головки винтов), а при ослабленном положении винты начинали самоотвинчиваться при стрельбе. В итоге в отчете появилась запись: «таким образом, конструкция кронштейна не может одновременно обеспечить сохранение стабильности боя и возможность снятия и постановки кронштейна».

Затягивание винтов для дальнейших испытаний не спасло положения – при стрельбе на живучесть они тоже продемонстрировали склонность к самоотвинчиванию. Этот же этап выявил и слабость конструкции второго кронштейна – после 1527 выстрелов у него появилась вертикальная качка. Впрочем, дальнейшая стрельба из этой винтовки стала невозможной по куда более существенной причине – у неё отломилась рукоятка затвора.

Возможно, в других условиях образцы Симонова могли бы получить шанс на доработку. Но при наличии винтовки Драгунова, продемонстрировавшей более высокие боевые качества, вывод испытателей был однозначен – образцы ОКБ-180 испытаний не прошли, дальнейшие работы над ними не целесообразны.

Но это была далеко не последняя встреча снайперских винтовок Драгунова и Симонова на испытательном полигоне. Через несколько лет в новом соревновании сошлись опытные самозарядные винтовки – СВС Симонова и ССВ из Ижевска.

Автоматическая винтовка Симонова АВС-36 (15 фото)

Разработка

Первый прототип автоматической винтовки Симонова был представлен еще в 1926 году. Рассмотрев предложенный С. Г. Симоновым проект, артиллерийский комитет решил не допускать это оружие к испытаниям. В 1930 году на оружейном конкурсе конструктору удалось добиться успеха. Главным конкурентом Симонова в проектировании автоматических винтовок стал Ф. В. Токарев. В 1931 году, продолжив работу над усовершенствованием своей винтовки, Симонов значительно ее модернизировал.
Автоматическая винтовка Симонова довольно неплохо прошла испытания на полигоне, в результате чего советские оружейники решили выпустить небольшую партию АВС для широкого войскового тестирования. Одновременно с выпуском первой партии предлагалось наладить технологический процесс, чтобы уже в начале 1934 года запустить серийное производство. Выпуск планировалось наладить в Ижевске, куда Симонов отправился лично для помощи в организации производственного процесса. В марте 1934 года Комитетом Обороны СССР было принято постановление о развитии мощностей по выпуску АВС-36 в следующем году.

По результатам испытаний 1935-1936 года модель Симонова показала себя значительно лучше, чем образец Токарева. И это при том, что отдельные образцы АВС в ходе испытаний выходили из строя. По заключению наблюдательной комиссии, причиной поломок стали дефекты производства, а не конструктивные недоработки. Подтверждением тому были первые опытные образцы винтовки, которые выдерживали без поломок до 27 тысяч выстрелов.

Бойцы 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии вооруженные винтовками АВС-36 на параде 1 мая 1938 года.

Принятие на вооружение

В 1936 году автоматическую винтовку Симонова приняли на вооружение СССР. Она была первым автоматическим оружием Красной Армии под винтовочный патрон калибра 7,62. Оружие, поступившее на вооружение, отличалось от опытного образца рядом конструкторских решений. В 1938 году АВС-36 была впервые показана общественности на первомайском военном параде. Ею были вооружены стрелки Первой Московской Пролетарской дивизии. 26 февраля того же года А.И. Быховский, директор Ижевского завода, заявил, что АВС (автоматическая винтовка Симонова) полностью освоена и запущена в массовое производство. Позже, когда Сталин прикажет сконструировать самозарядную винтовку без возможности стрельбы в автоматическом режиме, АВС-36 заменят на СВТ-38. Причиной для такого решения и отказа от автоматической стрельбы стала экономия патронов. Когда АВС-36 приняли на вооружение, объем ее выпуска заметно возрос. Так, в 1934 году с конвейера сошло 106 экземпляров, в 1935 – 286, в 1937 – 10280, а в 1938 – 23401. Производство продолжалось до 1940 года. К этому времени было выпущено почти 67 тысяч винтовок.

Красноармейцы на привале, они вооружены автоматами ППШ-41, ручным пулемётом ДП и винтовкой АВС-36

Конструкция

Принцип работы автоматической винтовки базируется на отводе пороховых газов. Модель может стрелять как одиночными патронами, так и в автоматическом режиме. Переключение режимов стрельбы производится посредством специального рычажка, расположенного с правой стороны ствольной коробки. Одиночный режим является основным. Стрелять очередями полагалось в случае недостаточного количества ручных пулеметов в подразделении. Что же касается непрерывного огня, то он разрешался солдатам лишь в крайних случаях, когда происходила внезапная атака противника с дистанции менее 150 метров. При этом подряд можно было расходовать не более 4 магазинов, дабы избежать перегрева и износа ключевых элементов винтовки. Газоотводный узел, поршень которого имеет короткий ход, располагается над стволом. Вертикальный блок (клин), запирающий ствол, перемещается в пазах ствольной коробки. Линия перемещения блока отклоняется от вертикали примерно на 5°, что облегчает отпирание затвора вручную. Когда блок двигается вверх, он заходит в пазы затвора и запирает его. Отпирание происходит в момент, когда муфта, которая связана с газовым поршнем, выжимает блок вниз. Из-за того, что запирающий блок располагался между магазином и казенной частью ствола, патроны подавались в патронник по длинной и крутой траектории, что часто приводило к задержкам. Кроме того, в силу этой особенности ствольная коробка была внушительной по длине и сложной по конструкции. Автоматическая винтовка Симонова имела также сложный затвор, внутри которого располагались: ударник с пружиной, некоторые части спускового механизма и устройство противоотскока. Версии винтовки, выпущенные до 1936 года, отличались устройством спускового механизма, отсечки и упора боевой пружины.

Читать еще:  Опытная боевая машина пехоты «Объект 914» (СССР)

Режимы стрельбы

Согласно инструкции, переключатель режимов стрельбы блокировался специальным ключом, доступ к которому был лишь у командира отделения. В особых случаях он разрешал солдатам переводить их винтовки в автоматический режим. Придерживались ли солдаты инструкции – спорный вопрос. Любопытно отметить, что в случае с винтовкой Федорова получить в руки переводчик огня мог лишь тот солдат, который сдал соответствующий экзамен. А в годы Вьетнамской войны офицеры США снимали механизм переводчика с солдатских винтовок М14, дабы избежать возможности ведения стрельбы очередью, которая, как и в случае с АВС-36, практически бесполезна при ведении огня с рук. Стрелять в автоматическом режиме рекомендовалось в положении лежа, с упора, с такой же прикладкой, как и при стрельбе с пулемета ДП. Стреляя одиночными выстрелами, из положения стоя или сидя, стрелок держал винтовку снизу за магазин левой рукой.

Скорострельность

Техническая скорострельность автоматической винтовки Симонова составляла порядка 800 выстрелов в минуту. Однако на практике этот показатель был значительно ниже. Тренированный стрелок с заранее наполненными магазинами производил до 25 выстрелов в минуту одиночным огнем, до 50 – очередями, и до 80 – непрерывным огнем. Прицел открытого типа имел насечки по дальности от 100 до 1500 м, с шагом в 100 м.

Боепитание

Боепитание винтовки производилось из отъемных серповидных магазинов, вмещающих 15 патронов. Форма магазина была обусловлена наличием выступающей закраины у использующегося патрона. Снаряжать магазины можно было как отдельно от оружия, так и на нем, из штатных обойм. Образцы винтовки, выпущенные до 1936 года, могли оснащаться также магазинами на 10 и 20 патронов.

Штык-нож

Ствол автоматической винтовки Симонова снабжался массивным дульным тормозом и креплением под штык-нож. На ранних версиях штык можно было присоединять не только горизонтально, но и вертикально, вниз клином. В таком виде его предполагалось использовать как одноногую эрзац-сошку для стрельбы в положении лежа. Однако описание винтовки, изданное в 1937 году, запрещает такое использование штык-ножа, предписывая вместо этого стрелять в автоматическом режиме лежа с упором на скатку или дерн. В принципе, это уточнение было нецелесообразным, учитывая, что с 1936 года винтовку перестали комплектовать штыком-сошкой. Видимо, привлекательная в теории идея повышения функциональности такого заурядного предмета, как штык, на практике себя не оправдала. Во время марша штык переносился в ножнах, закрепленных на поясе бойца, там же он оставался и при стрельбе.

Снайперская версия

В 1936 году было выпущено небольшое количество снайперских винтовок АВС. Так как стреляные гильзы выбрасывались вверх и вперед, конструкторы приняли решение закрепить кронштейн оптического прицела слева от оси ствола. Оптика имела прицельную сетку с двумя горизонтальными и одной вертикальной нитью. Диаметр выходного зрачка был равен 7,6 мм, он отдалялся от крайней линзы окуляра на 85 мм. Прицел увеличил количество изображений в четыре раза. В остальном снайперская версия не отличалась от обычной автоматической винтовки Симонова, фото которой узнают многие любители оружия.

Преемница

22 мая 1938 года был объявлен очередной конкурс на разработку новой самозарядной винтовки, основанной на отводе пороховых газов. В конкурсных испытаниях, проходящих с конца лета по начало осени того же года, приняли участие системы Симонова, Токарева, Рукавишникова и других менее известных оружейников. В конце ноября состоялись итоговые испытания, по результатам которых в феврале 1939 года на вооружение в СССР приняли винтовку Токарева, получившую название СВТ-38. Накануне этого, 19 января, Симонов заявил о ликвидации всех недостатков своей винтовки в надежде, что ему дадут еще один шанс. К концу весны того же года была создана специальная комиссия для оценки систем Токарева и Симонова с точки зрения производственно-экономической целесообразности. По заключению комиссии, СВТ была признана более простой и менее затратной в изготовлении. Тем не менее Комитет Обороны СССР, стремящийся к быстрому перевооружению армии, не стал отступать от идеи массового производства винтовки Токарева. Так свою историю завершила автоматическая винтовка Симонова, военное обозрение которой стало предметом нашего разговора. Производство системы Токарева было налажено менее чем через полгода, и с 1 октября 1939 года начался валовой выпуск. Первым делом был задействован Тульский завод, который в этой связи прекратил выпуск винтовки Мосина. В 1940-м модель стали производить также на Ижевском оружейном заводе, который ранее выпускал АВС-36.

Итог эксплуатации

АВС-36 (автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года) в целом оказалась недостаточно надежной для массового использования в войсках. Непростая конструкция и большое количество деталей сложной формы делали ее производство слишком затратным с точки зрения времени и ресурсов. Кроме того, ее выпуск едва ли не на всех стадиях требовал высококвалифицированных кадров. Конструкция винтовки позволяла осуществить ее сборку без запирающего блока. Более того, из такого оружия можно было даже выстрелить. В случае такого выстрела ствольная коробка разрушалась, и затворная группа вылетала назад, прямо в стрелка. Оригинальное клиновое запирание также не оправдало себя. Кроме того, часто подводила живучесть ударно-спускового механизма. При всем этом автоматическая винтовка Симонова, историю которой мы рассмотрели, запомнилась как первое в своем роде оружие, принятое на массовое вооружение и прошедшее испытания в боевых условиях. Она также стала первым образцом оружия в СССР, созданным сугубо отечественными инженерами, освоенным и пущенным в массовое серийное производство. Для своего времени АВС-36 была передовой винтовкой. Интересно отметить, что в финской армии трофейным винтовкам Симонова предпочитали винтовку Токарева СВТ, которая считалась более надежной.

Немецкий солдат с винтовкой АВС-36

Финские солдаты вооруженные АВС-36, ручным пулемётом Lahti-Saloranta M/26 и СВТ

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector