2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытный автомат Бакалов (Болгария)

Контрафактный «калашников»: за и против

-Господин Ибушев, в России считают, что за рубежом, в том числе и на вашем предприятии в Болгарии, автоматы Калашникова производятся незаконно, они являются контрафактной продукцией. Что вы думаете по этому поводу?

– В моем понимании контрафактное производство – это ситуация, когда нарушаются законные права производителя. Контрафакт многолик и повсеместен. Это и подделка известных мировых марок часов, и копирование видеофильмов, и многое другое. Неуважение прав производителя, запатентовавшего свою продукцию.

Про автоматы, которые изготавливает наш завод «Арсенал», могу сказать, что их выпуск определяется правилами и потребностью рынка. Наша продукция пользуется спросом, и мы удовлетворяем запросы заказчиков. Болгарский автомат и автомат ижевского завода различаются по многим признакам и выполняемым функциям.

Знаете, неправомерно говорить, что это идентичная продукция. Обратимся к наглядным примерам – автомобили «Мерседес» и «ВМW». Никто же не поднимать вопрос об контрафакте на том лишь основании, что в том и другом используются один и тот же способ получения движения – за счет двигателя внутреннего сгорания, на идентичном топливе – бензине и многих других похожих вещах. Так же и с нашими автоматами. Принципы производства выстрела сопоставимы, но все другое отличается.

– В чем же отличия, как вы сказали, по функциям?

– Уже доказано, что наш автомат можно заряжать большим количеством патронов, что у него совершенно другие дополнительные приспособления. Есть также разница в весе. Наши клиенты, прежде чем приобрести продукцию, испытывают различные автоматы – из России, конечно, Болгарии и других стран – производителей этого класса оружия. Они видят отличия и делают свой выбор.

– Специалисты считают, что главное отличие в цене за автомат┘

– Не могу с вами согласиться. Мы не знаем, конечно, коммерческую цену ижевского автомата в каждом конкретном случае. Пользуемся открытыми источниками. В частности, простые арифметические подсчеты свидетельствуют, что при формировании венесуэльского контракта цена одного ствола составила 400 долларов. Даже если не брать в расчет сопутствующего дополнительного оборудования, по нашим, болгарским меркам, цена небольшая. Как коммерческий директор говорю, что болгарский ствол стоит в полтора раза дороже – 650–750 долларов. Но при этом все равно торговля идет весьма активно. Выпуск автоматов в нашем производстве составляет около 40%. Есть спрос при такой значительной цене.

Должен оговориться: в одной из болгарских газет произошла опечатка – пропустили последний «0». И пошла гулять по миру цена на порядок меньше настоящей. Это не так, абсолютно точно, можете справиться в соответствующих независимых торговых справочниках.

С другой стороны, ценовые различия болгарского и ижевского автоматов свидетельствуют о том, что между ними существенные различия по функциям и боеспособности.

– Принимаете ли вы претензии российской стороны по автомату Калашникова?

– Еще с 50-х годов Болгария имеет лицензию от Советского Союза и техническую документацию на производство автомата для национальных вооруженных сил и поставки за рубеж, в основном – в страны центральной и восточной Европы. Россия утверждает, что в Болгарии продолжается выпуск автоматов, хотя лицензии нет. Мы с этим, конечно, не согласны. Создана межгосударственная группа для урегулирования этих претензий. Последняя встреча состоялась во второй половине нынешнего года в Москве. Пока результата нет. Следующая пройдет в Болгарии в декабре или январе.

Пока идет чиновничья волокита, со своей стороны, мы предлагаем наладить диалог между нашим предприятием «Арсенал» и ижевским заводом. К сожалению, не можем этого сделать. Между нами стоит некая бюрократическая сила, которая воспрещает все контакты в рамках, как говорят, народной дипломатии. Эти отношения были бы полезны двум сторонам, так как продукция более-менее сходная.

– В России циркулирует информация о том, что болгарский «Арсенал» организует совместную с американскими фирмами производственную линию по сборке автоматов. В какой стадии этот процесс?

– Это сущая неправда. Дело в том, что у нас много заказов из США, в основном – на охотничий карабин. В его производстве много элементов от автомата. Так вот, американский покупатель желает иметь дополнительное оборудование, которое на «Арсенале» не производится. Или кто-то хочет изменить форму приклада, ее цвет. То есть внести в изделие какие-то «навороты», почерпнутые из книг, кинофильмов, да и мало ли откуда еще. Вы представить себе не можете, какая буйная фантазия у людей! Для их удовлетворения и существуют некие американские фирмы. Это как тюнинг автомобиля. Вкусы разные – и производство по доводке продукта до требования заказчика соответственно штучное, единичное. Разве это можно назвать совместной линией производства? Нет у нас совместного производства с США, это доводка карабина нашими американскими дистрибьюторами.

– А каковы ваши международные связи?

– По линии военного производства – только с Австрией, минометная тематика. Торговые связи обширные. С ходу не назову все страны, которые закупают нашу военную и охотничью продукцию, но скажу, что наш экспорт распространяется на все пять континентов.

А если говорить о гражданской продукции, доля которой невелика – всего 15%, то некоторая ее часть экспортируется в Россию. Это – станки для ремонтных работ в нефтегазовой сфере.

К России у нас отношение особое. Наш «Арсенал» создан руками русских более 130 лет назад. В ходе военной кампании против турок 1877–1878 годов была организована оружейная мастерская. Российская армия ушла и оставила нам это производство. Сегодня оно лидер болгарской индустрии. Когда-то здесь было занято 20 тыс. человек. Сейчас всего лишь 5 тысяч. Оплата труда в среднем выше, чем по стране. Предприятие акционировано, контрольный пакет в руках государства. Мы создаем много рабочих мест в нашем регионе.

Кстати, многие наши специалисты обучались в России и до сих пор поддерживают связи с коллегами. Встречаемся в основном на международных выставках. Надеемся, что противоречия на межгосударственном уровне будут решены – тогда наступит эра взаимовыгодной кооперации. Мы уважаем и любим русских, восхищаемся их достижениями. У меня самого мама русская.

А вот что думают о скандале с АК Андрей Семенов, директор департамента по внешнеэкономической деятельности, и Андрей Вишняков, начальник отдела ОАО «Концерн Ижмаш».

– Как вы относитесь к продукции, аналогичной автомату Калашникова, выпускаемой за пределами России?

А.В. Мы считаем, что это чистой воды контрафактные изделия. В период существования Организации Варшавского договора странам, входившим в этот блок, действительно была передана лицензия на производство автоматов. Не для экспорта, а для покрытия внутренних потребностей. Но когда Советский Союз распался, видимо, появились основания говорить, что предприятия по производству автомата Калашникова действуют незаконно. Мы считаем, что база автомата одна – принцип действия не изменился.

– Кто может определить, внесены в конструкцию автомата существенные изменения или нет?

А.В. Это какая-то комиссия должна сделать.

– Создавалась ли такая комиссия?

Читать еще:  Перспективный авианосец Queen Elizabeth (Великобритания)

А.С. Думаю, что нет. Дело в том, что отсутствует лицензионная помощь со стороны предприятия для тех, кто приобретает это оружие. Предприятие должно нести ответственность за качество изделия, соблюдение всех технологических норм. У контрафактной продукции это сделать невозможно. В результате таких действий Ижмаш не по своей вине теряет свой имидж в глазах потенциальных покупателей. Это головная боль нашего предприятия.

– Может быть, качество и ниже, но что же тогда привлекает покупателя в автоматах, произведенных в других странах?

А.С. Цена привлекает. Бывает, доходит до смешного – автомат можно приобрести за сто долларов, как, например, в Румынии. Вот поэтому мы в своих рекламных буклетах и выставочных стендах специально пишем: «Оригинальный дизайн и качественная поддержка». Это те козыри в маркетинговой политики, которые мы сегодня используем.

– Как, на ваш взгляд, решаются проблемы за чистоту «Калашникова»?

А.С. Практически никак. Хорошо, что об этом стали говорить в последнее время.

А.В. Это не совсем так. Проблема решается. Но не очень быстро. Какие-то договоренности появились с КНР. А вот Болгария наш патент не подтвердила. Здесь государство должно активно участвовать, поскольку автоматы выпускались в советские времена по межправительственным соглашениям, поэтому завод здесь не может ничего сделать.

– Какие рациональные пути решения проблемы вы видите?

А.С. Во-первых, признать ижевский патент и право Российской Федерации на выпуск автоматов. Во-вторых, это может быть лицензионное производство под нашим контролем. В-третьих, запретительные меры не самый лучший вариант, предпочтительней компромиссы. Но их надо искать. Долгое время этим никто не занимался, пора расставлять точки над «i».

А.В. Понятно, что болгары не хотят закрывать свое предприятие, но два государства должны ее решить. Мы неплохо знаем тех, кто работает на «Арсенале». В 90-х годах болгары часто приезжали к нам в гости. Но одно дело чисто человеческие отношения, а другое – политика и экономика. Контакты между предприятиями могут быть восстановлены после того, как произойдет урегулирование на государственном уровне.

Еще одно принципиальное различие между болгарами и нами состоит в том, что они могут самостоятельно работать на международном рынке, а мы выходим на него только через Рособоронэкспорт. В данном случае все определяет позиция старшего национального органа на рынке вооружений.

Комментарий пресс-службы ФГУП «Рособоронэкспорт»

По оценкам специалистов ФГУП «Рособоронэкспорт», болгарское предприятие «Арсенал» продвигает на мировой рынок самую настоящую контрафактную продукцию. То есть с явными нарушениями авторских прав ОАО «Концерн «Ижмаш» – разработчика оригинальной версии автомата Калашникова. В целом на мировом рынке, по нашим оценкам, в год производится около одного миллиона единиц оружия, в прямом смысле копирующего автоматы системы Калашникова – АК. В этом объеме лишь 10–12% – российские автоматы, все остальные – контрафакт. На сегодня лицензионного производства стрелкового оружия системы Калашникова с соблюдением всех требований норм, кроме России, нет ни в одной другой стране мира.

Автомат Калашникова сконструирован в России. В рамках Варшавского договора наша страна передала лицензии на его производство в ряд государств Центральной и Восточной Европы, в том числе и Болгарии. При этом права на экспорт и внесение изменений в конструкцию АК без согласования с российским предприятием-разработчиком не передавались. Срок действия всех лицензий истек, и подделки более 30 иностранных фирм из почти двух десятков стран мира наводнили мировой рынок.

Болгарская сторона в лице конкретного предприятия «Арсенал», используя базовую версию АК и оригинальную проектно-конструкторскую документацию, самостоятельно видоизменила это стрелковое оружие и уже практически 15 лет активно торгует им по всему миру, используя в том числе бренд «Калашников». По имеющейся у нас информации, болгарские копии АК в больших объемах закупаются рядом стран, в том числе поступают на вооружение контингентов США в Ираке и Афганистане.

В результате Россия теряет огромные средства, которые на юридическом языке трактуются как упущенная выгода. По некоторым сведениям, наша страна теряет 5–6 млрд. долларов ежегодно от поставок за рубеж незапатентованных образцов военной техники. При этом доля автоматов Калашникова весьма значительная. В целом продажа иностранными государствами нелицензионных образцов оружия на мировом рынке наносит нашей стране не только экономический, но и определенный морально-политический ущерб, дискредитируя деловую репутацию России как добросовестного партнера в глазах потенциальных покупателей.

Естественно, эта проблема лежит в правовой плоскости и может быть решена в ходе двусторонних переговоров или в судебном, арбитражном порядке. Причем в комплексе с другими образцами продукции военного назначения, на которые Советский Союз передавал лицензии своим партнерам по Варшавскому договору.

Для урегулирования этой проблемы в последнее время ФГУП «Рособоронэкспорт» совместно с Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству, Федеральным агентством по защите результатов интеллектуальной деятельности, концерном «Ижмаш» предпринял ряд активных информационных, организационно-технических и правоохранительных мероприятий.

В отношении имеющих место нарушений со стороны Болгарии (а этот факт признал болгарский лидер на последней встрече с президентом РФ Владимиром Путиным в Софии) работа проводится в рамках российско-болгарской рабочей группы по военно-техническому сотрудничеству – структурного подразделения Российско-болгарской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. На прошедших в июне и октябре заседаниях этой группы в Софии и Москве достигнута договоренность о существенном ускорении решения проблемы производства в Болгарии продукции специального назначения по ранее переданным лицензиям. Стороны согласились завершить процедуру инвентаризации лицензий на производство вооружения и военной техники, которые ранее болгарская сторона получила от Советского Союза. В частности, предполагается рассмотреть более 200 (!) различных лицензионных соглашений, протоколов, обменных писем и лицензионных договоров, в том числе на производство легкого стрелкового вооружения, включая автоматы Калашникова, пистолеты Макарова и гранатометы, а также другой боевой техники. Мы ожидаем, что до конца этого года болгарская сторона передаст России списки лицензионной продукции, в продолжении производства которой она заинтересована, а также перечень продукции, которая не будет производиться в Болгарии после подписания соответствующего межправительственного соглашения. Речь идет о Соглашении о порядке производства продукции военного назначения по лицензиям бывшего СССР в Республике Болгария. Без такого документа, по оценке специалистов ФГУП «Рособоронэкспорт», сложно конструктивно продвигаться в этом направлении. К настоящему времени единственной страной бывшего соцлагеря, с которой удалось урегулировать вопрос лицензионного производства, является Венгрия.

Генеральный директор ФГУП «Рособоронэкспорт» Сергей Чемезов считает, что сейчас необходимо сосредоточить усилия на создании в России законодательного механизма по обеспечению должной правовой защиты интеллектуальной собственности, принадлежащей нашей стране. Такие правовые механизмы особенно необходимы при заключении международных соглашений и договоров по вопросам научно-технического и военно-технического сотрудничества. Это принципиальная позиция ФГУП «Рособоронэкспорт». «При этом, – отмечает Сергей Чемезов, – должна быть выработана единая международная нормативная правовая база в сфере защиты интеллектуальной собственности».

Карабины Г.Д. Бакалова (Болгария)

Болгарская оборонная промышленность не может похвастать большим количеством собственных разработок в сфере стрелкового оружия. До распада Организации Варшавского договора (ОВД) эта страна производила только копии стрелкового оружия советской разработки и почти не занималась собственными проектами подобных систем. Ситуация резко изменилась в начале девяностых годов. Несколько конструкторов взялись за проектирование новых пистолетов, автоматов и прочего оружия. Одним из таких первопроходцев стал конструктор Георги Делчев Бакалов (не следует путать с советским/российским оружейником Василием Ивановичем Бакаловым, работавшим в ЦКБ-14, ЦКИБ СОО и КБП). В середине девяностых годов он представил сразу два проекта стрелкового оружия различного назначения. Его разработки предлагались для использования в правоохранительных органах и вооруженных силах.

Читать еще:  Проект подводной лодки пр.612 (СССР)

Карабин для полиции

В 1995 году Г.Д. Бакалов получил патент на новый карабин собственной разработки. Это оружие предназначалось для полиции, а именно для подразделений, участвующих в специальных операциях и поэтому нуждающихся в мощном вооружении. В конструкции своего карабина Бакалов использовал несколько идей и решений, имеющих широкое распространение, однако общий облик оружия получился в определенной мере оригинальным и необычным.

Внешне «полицейский» карабин Бакалова напоминал автомат или пистолет-пулемет. Оружие имело вытянутую ствольную коробку, пистолетную рукоятку управления огнем и коробчатый магазин, устанавливаемый перед спусковой скобой. Ствол был закрыт цилиндрическим кожухом с перфорацией, начинавшимся от ствольной коробки и продолжавшимся до дульного среза. Однако, несмотря на характерный внешний вид, карабин не имел никакого отношения к автоматическому оружию. По неким причинам автор проекта решил строить оружие на основе т.н. помповой схемы. Цевье было выполнено подвижным и жестко соединялось с затворной рамой.

Большой интерес представлял выбор боеприпасов. По имеющимся данным, карабин Бакалова должен был комплектоваться стволами разного калибра, позволявшими использовать револьверные патроны калибра .45 и .50. Вероятно, такой выбор патронов был обусловлен особенностями работы механизмов оружия и характеристиками патронов. К примеру, патрон .45 Colt с безоболочечной пулей имеет сравнительно высокое останавливающее действие. Кроме того, при стрельбе в замкнутых пространствах, например в помещениях, пуля без оболочки практически не дает рикошетов.

Согласно некоторым источникам, «полицейский» карабин Бакалова предполагалось выпускать в трех версиях с разными стволами: с нарезным стволом калибра .45, с нарезным калибра .50 и с гладкоствольным (калибр неизвестен). Подобная особенность карабина, по-видимому, должна была обеспечить большую гибкость его использования и тем самым заинтересовать потенциальных заказчиков. Как выяснилось позднее, подобные меры оказались бесполезными.

Вполне возможно, что именно желание создать модификации оружия под разные патроны и стало причиной для отказа от автоматики и использования помповой системы. Для подготовки оружия к выстрелу следовало отвести цевье в крайнее заднее положение и вернуть его обратно, в крайнее переднее. При этом жесткие тяги, связывающие затворную группу и цевье, отводили затвор в заднее положение, благодаря чему он мог захватить из магазина патрон и дослать его в патронник. Запирание ствола производилось поворотом затвора на два боевых упора. Отсутствие какой-либо автоматики позволило максимально упростить конструкцию оружия. Карабин Бакалова состоял всего из 30 деталей.

Карабин предлагалось использовать с отъемными коробчатыми магазинами на 10 и 20 патронов. Магазины должны были помещаться в приемное окно ствольной коробки и закрепляться защелкой. Конструкция приемных узлов оружия в значительной мере напоминает аналогичные детали автоматов Калашникова.

По понятным причинам карабин Г.Д. Бакалова мог вести огонь только одиночными выстрелами, что, в частности, сказалось на сложности ударно-спускового механизма. Для безопасного обращения с оружием в УСМ был включен неавтоматический предохранитель. Его рычажок был выведен в передней части спусковой скобы.

Прицельные приспособления карабина были просты: он получил обычный открытый прицел. Мушка находилась над дулом ствола, прицел – на ствольной коробке, над казенной частью ствола.

Карабин получил металлический приклад характерной Г-образной формы. При необходимости приклад мог сниматься со своего крепления и переноситься отдельно от оружия. Это позволило уменьшить габариты карабина, а также упростить его конструкцию за счет отсутствия каких-либо шарниров.

Полная длина карабина Бакалова (с прикладом) достигала 710 мм. Без приклада – 495 мм. Оружие без патронов весило 2,7 кг. По имеющимся данным, прицельная дальность карабина не превышала 300-400 м. На дистанции 300 м пули нескольких выстрелов «укладывались» в прямоугольник размерами 30х40 мм. Важной особенностью карабина была простота и дешевизна производства. По некоторым данным, по цене одного автомата Калашникова полиция могла приобрести сразу три карабина Бакалова.

В 1995 году конструктор получил патент на свою разработку, но дальше, судя по всему, дело не пошло. Известно о существовании прототипов нового карабина, но информация о принятии на вооружение и закупках отсутствует. По-видимому, потенциальный заказчик в лице полиции Болгарии не заинтересовался этим оружием и не стал закупать его. Причины отказа неизвестны. Есть основания полагать, что на судьбе «полицейского» карабина Бакалова сказались его специфический облик и не до конца понятная тактическая ниша.

Тем не менее, карабин Бакалова представляет определенный интерес. Это оружие объединило в себе простоту конструкции, дешевизну производства и сравнительно большую мощность выбранных патронов. Эксплуатация оружия могла затрудняться из-за отсутствия автоматики, но плюсы и минусы карабина с точки зрения тактики могли показать только испытания и опыт использования в условиях реальных операций.

Штурмовой карабин

В 1996 году Бакалов получил еще один патент. На этот раз предметом документа стал новый автомат, предназначенный для вооруженных сил. Оружие получило название ЩКБ («Щтурмова карабина Бакалова» – «Штурмовой карабин Бакалова). Разрабатывая новый проект, конструктор пытался создать современное стрелковое оружие для армии, имеющее характеристики на уровне других систем этого класса, а также способное использовать различные патроны. Автомат ЩКБ мог использовать советские промежуточные патроны 7,62х39 мм, натовские промежуточные 5,56х45 мм и натовские винтовочные 7,62х51 мм. Следует отметить, карабин ЩКБ стал первым автоматом, разработанным в Болгарии.

Зная состояние и возможности болгарской оборонной промышленности, в новом проекте Бакалов решил использовать уже освоенные в производстве узлы и агрегаты. В качестве основы для нового оружия были выбраны автоматы серии АК, которые стали источником заимствованных идей и деталей. Тем не менее, следуя последним тенденциям в области стрелкового оружия, Бакалов решил построить карабин ЩКБ по схеме булл-пап, что позволяло уменьшить его габариты при сохранении требуемых характеристик. Несмотря на все нововведения, ЩКБ можно считать очередной глубокой модификацией автомата Калашникова, поскольку оружие этих типов унифицировано на 64% (46 заимствованных деталей из 72).

Новая компоновка заставила серьезно доработать некоторые агрегаты базовых автоматов. Так, ствольная коробка была изменена с учетом иного расположения рукоятки управления огнем и установки нового цевья. В задней части ствольной коробки был предусмотрен пластиковый плечевой упор характерной формы, охватывающий ствольную коробку. Приемное окно и защелка магазина остались на своем месте, а пистолетная рукоятка, спусковой крючок и предохранительная скоба были перенесены в переднюю часть оружия. Спусковой крючок и ударно-спусковой механизм были связаны при помощи специальной тяги.

Ударно-спусковой механизм претерпел некоторые изменения. Флажок переводчика огня не предусматривался. Управлять режимом стрельбы предполагалось изменением усилия на спусковой крючок: при неполном нажатии производился одиночный выстрел, при полном – очередь. Известно о разработке модификации УСМ, позволяющей стрелять очередями с отсечкой по три выстрела. Для безопасности использования оружие получило автоматический предохранитель. Для отключения предохранителя требовалось с определенным усилием нажать на спусковой крючок.

Читать еще:  Система оружия «Gilboa Snake» (Израиль)

Изменение компоновки оружия позволило Бакалову использовать новый ствол длиной 450 мм с дульным тормозом-компенсатором оригинальной конструкции. Как и у базовых автоматов советской разработки, у ЩКБ над стволом располагалась газоотводная трубка с газовым поршнем. Затворная группа была заимствована у автоматов Калашникова с минимальными изменениями, в первую очередь связанными с использованием иных патронов. Общая компоновка этого агрегата осталась прежней.

Характерной особенностью всего оружия, построенного по схеме булл-пап, является высокая линия прицеливания, обусловленная компоновкой агрегатов. Из-за этого Бакалову пришлось оснастить карабин сравнительно высокой стойкой мушки и ручкой для переноски на ствольной коробке. На последней находился открытый прицел. Длина прицельной линии составляла 330 мм, конструкция прицела с четырьмя позициями целика позволяла вести огонь на дальностях 100-200, 300, 400 и 500 метров.

Карабин ЩКБ, в зависимости от модификации, должен был использовать один из трех коробчатых отъемных магазинов емкостью 30 патронов. Каждый из них предназначался для снаряжения патронами своего типа. При этом магазин для патронов 7,62х39 мм представлял собой доработанный магазин от автоматов АК/АКМ. Магазины для патронов 5,56х45 мм и 7,62х51 мм были выполнены на основе соответствующих зарубежных разработок, но имели верхнюю часть, совместимую с механизмами автоматов АК/АКМ и ЩКБ.

На ручке для переноски предусматривались крепления для прицелов различных типов. При необходимости стрелок смог бы использовать не только стандартный открытый прицел, но и оптический нужного типа. На дульной части ствола находились крепления для штык-ножа, заимствованного у советского оружия.

Компоновка булл-пап полностью оправдала себя: при стволе длиной 450 мм общая длина карабина равнялась 740 мм. Оружие без патронов весило 3,7 кг, с магазином и 30 патронами 7,62х39 мм – 4,52 кг. При необходимости стрелок мог оснастить свое оружие прицелом необходимого типа, штык-ножом или подствольным гранатометом.

Более длинный в сравнении с автоматами Калашникова ствол позволил довести начальную скорость пули до 750 м/с (патрон 7,62х39 мм). Прицельная дальность стрельбы была ограничена 500 метрами. Скорострельность находилась в пределах от 600 до 900 выстрелов в минуту.

Во второй половине девяностых годов Г.Д. Бакалов смог договориться с руководством завода «Арсенал» (г. Казанлык) о производстве и испытаниях нового штурмового карабина. Было изготовлено и испытано несколько единиц ЩКБ в вариантах для использования разных патронов.

Были проведены испытания, в ходе которых карабин ЩКБ сравнили с автоматом АК. Болгарское оружие имело преимущество в размерах, начальной скорости пули и скорострельности. Эффективный дульный тормоз-компенсатор значительно снизил силу отдачи. В то же время ЩКБ уступил советскому конкуренту в точности и кучности стрельбы, весе и надежности работы. По результатам испытаний автомат АК получил оценку 0,93, карабин ЩКБ – 0,84.

Конкурсная комиссия решила, что новая разработка Бакалова не имеет серьезных преимуществ перед существующим оружием. По некоторым параметрам ЩКБ превосходил АК, по другим проигрывал ему. Из-за этого в заключительной части отчета об испытаниях рекомендовалось продолжить разработку штурмового карабина с целью ликвидации недостатков, повышения характеристик и упрощения производства. Документ о завершении испытаний был подписан в середине 2001 года.

По имеющимся данным, в дальнейшем Бакалов продолжил развитие своего проекта и принял некоторые меры для повышения характеристик карабина. Кроме того, он снова предложил военным это оружие в доработанной версии. В апреле 2005 года министерство обороны Болгарии вновь выпустило документ, касающийся карабина ЩКБ. Военные опять отказались от предлагаемого им оружия ввиду недостаточных характеристик. Дальнейшая судьба проекта неизвестна. Возможно, Бакалов продолжил доводку проекта, но с 2005 года новые сообщения о карабине ЩКБ отсутствуют.

ОПЫТНЫЙ АВТОМАТ АО-27 С ПОДКАЛИБЕРНЫМ БОЕПРИПАСОМ

Создание отечественного аналога такого патрона было начато по инициативе руководителя патронного направления НИИ-61 В.М. Сабельникова. В качестве альтернативы отделом авиационного вооружения НИИ-61 было предложено параллельно проверить возможность использования для этой же цели патрона с подкалиберной стреловидной пулей. Надежду на успех давало то, что в это время уже были разработаны отечественные стреловидные бронебойные подкалиберные снаряды с отделяющимися поддонами к 100-мм противотанковой пушке Т-12 «Рапира».
Конструкция подобного боеприпаса, то есть патрона с оперенной подкалиберной стреловидной пулей и отделяемым ведущим двухсекторным поддоном для оружия типа «автомат», была разработана в 1960 году и защищена авторским свидетельством № 22527 с приоритетом от 1 июня 1960 года. Авторами этого изобретения являются В.П. Грязев, П.А. Фадеев, А.Г. Шипунов и Д.И. Ширяев. Патрону был присвоен индекс ОПС (оперенный подкалиберный стрелковый).
Автомат АО-27 для этих боеприпасов был разработан в начале 1961 года. Боеприпас ОПС и автомат АО-27 для него представляют собой первый в мире стрелковый комплекс подобного рода. Позже эту идею пытались реализовать американцы, но многолетние их усилия в этом направлении успехом не увенчались

Автоматика АО-27 газоотводного типа с отводом пороховых газов через боковое отверстие в стенке ствола. В качестве ствола использовались штатные заготовки стволов калибра 7,62 мм, в которых делались нарезы штатного профиля, но более пологие.
Вращение пули способствовало четкому отделению секторов поддонов, ведущих пулю по стволу. Кроме этого, при вращении аэродинамически стабилизируемой пули происходило осреднение эксцентриситета действующих на нее сил и, следовательно, уменьшение разброса попаданий.
Затвор – поворотный, с двумя запирающими выступами. Стебель затвора конструктивно выполнен совместно со штоком, заканчивающимся газовым поршнем. В полом штоке газового поршня размешена возвратная пружина. Ударный механизм ударникового типа с длинным ходом (практически равным ходу затвора) ударника. Сделано это с целью увеличения временного цикла работы автоматики для снижения темпа стрельбы.
Спусковой механизм простейшего типа, состоящий из спускового крючка, поворотного шептала, автоспуска и разобщителя. Предохранитель-переводчик флажкового типа расположен на спусковой скобе за спусковым крючком по аналогии с самозарядными винтовками СВТ.
Прицельные приспособления состоят из целика и мушки. В первом варианте автомата целик был диоптрическим и мушка была расположена на газовой камере. При отработке комплекса по рекомендации военных прицел был заменен на обычный регулируемый секторный, а регулируемая мушка перенесена на дульную часть ствола.
Стрельба производится с так называемого переднего шептала, то есть с подвижными частями в переднем положении. Согласно отчетам по испытаниям комплекса на этапе главного конструктора преимущество его по сравнению с АК-47 было подавляющим. В частности, дальность прямого выстрела автомата составляла 530 метров против 356 АК-47 и 437 винтовочного. При этом импульсы отдачи были 0,5 у АО-27, 0,78 у АК-47 и 1,24 кгс у винтовки. При стрельбе на дистанцию 1000 м высоты траекторий были соответственно 3; 10,5 и 6 метров.
Большие начальная скорость пули ОПС патрона (1060 м/с) и поперечная нагрузка давали автомату АО-27 значительное преимущество при пробитии таких преград, как окопные бруствера. Существенно меньшим было рассеивание пуль автомата АО-27 по сравнению с АК-47 при стрельбе короткими очередями из положения стоя. Но в связи со слабым останавливающим действием и высокой стоимостью патрона тема была оставлена в разряде НИР.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector