0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытный автомат Калашникова 1946 г. АК-46 (СССР)

Опытный автомат Калашникова 1946 г. АК-46 (СССР)

Опытный автомат Калашникова АК-46 разработан в 1946 году в рамках конкурса по созданию автоматического оружия под промежуточный патрон обр.1943 г. Ключевым элементом не только нового оружейного комплекса, но новой системы стрелкового вооружения стал патрон промежуточной мощности. Этот шаг, впервые практически реализованный в Германии, на самом деле готовился давно и многими. Патрон промежуточной мощности, создающий в канале ствола значительно меньшее давление, чем винтовочный, обещал получение лёгкого «автоматического карабина», более гибкого и универсального, чем винтовка или пистолет-пулемёт. Появление германского 7,92-мм «курц»-патрона и оружия под него (Mkb.42 (H), MP.43, StG.44) подхлестнули работы над подобным комплексом «патрон-оружие» в СССР.

Заметим, что «прямого копирования» (как иногда пишут) здесь не было. Отечественный промежуточный патрон разрабатывался по собственным требованиям. Уже было ясно, что решить задачу «универсального» индивидуального оружия пистолету-пулемёту не под силу. Ни по эффективной дальности огня (до 200-300 м из устойчивых положений), ни по пробивному действию пули (пуля патрона ТТ, например, пробивала стальную каску не далее 50 м), он не удовлетворял потребностям, выявленным войной. А требовалось оружие, позволяющее надёжно поражать очередями цели на дальностях 400-500 м, а одиночным огнём — до 800 м. Ключом к решению и был новый патрон. При этом выдвинули требование — обеспечить дальности прямого выстрела, аналогичные карабину обр. 1938 г. Промежуточный патрон, используемый вместо пистолетного и винтовочного в массовых образцах оружия, кроме того, позволял намного упростить снабжение. В конце концов, был принят «7,62-мм промежуточный патрон обр.1943 г», разработанный Н.М.Елизаровым, П.В.Рязановым, Б.В.Сёминым и А.И.Забегиным.

Новое массовое оружие пехоты — автомат, рождался как бы в центре треугольника «автоматическая винтовка — пистолет-пулемёт — ручной пулемёт», но он не должен был заменить все эти типы оружия. Существенное отличие советских работ по созданию новых комплексов «патрон-оружие» заключалось в том, что задание было выдано сразу на три типа оружия, которые составили бы систему стрелкового вооружения под унифицированный промежуточный патрон на уровне взвода. На замену пистолета-пулемёта создавался автомат, на замену магазинного карабина — самозарядный карабин, на замену ручного пулемёта под винтовочный патрон — лёгкий ручной пулемёт, переносимый вместе с боекомплектом и обслуживаемый в бою одним бойцом. Продолжалась доработка и самого патрона.

В работу над автоматом под промежуточный патрон обр.1943 г. первым включился А.И.Судаев, разработав за год четыре опытных системы. Вскоре подключились другие конструкторы — уже в апреле 1944 г, прошли испытания автоматы А.И.Судаева, В.А.Дегтярёва, Ф.В.Токарева, С.А.Коровина, затем в конкурс включились Г.С.Шпагин, А.А.Булкин, К.А.Барышев. Практически в это время устанавливались черты автомата, которые знакомы нам и поныне — промежуточный патрон (со временем такие патроны у нас стали именовать «автоматными»), эффективная дальность стрельбы до 400-500 м, сменный магазин ёмкостью до 30 патронов, размеры и масса, позволяющие использовать его как массовое индивидуальное оружие в различных условиях боя.

Вперёд поначалу вышел Судаев, летом 1945 г. его автомат уже проходил войсковые испытания, но скоропостижная смерть прервала его работы. В 1946 г. свои проекты автоматов представили также Н.В.Рукавишников, А.А.Дементьев, Г.А.Коробов и М.Т.Калашников. Именно Калашникову суждено было сдать свой автомат на вооружение Советской армии.

Известная ныне «система Калашникова» сложилась, конечно не сразу. Потребовалось немало испытаний и доработок, часто — весьма существенных. Так что опытные автоматы Калашникова 1946 г АК-46, значительно отличались от системы, принятой на вооружение три года спустя. Чертежи своего автомата АК-46 — Калашников представил в начале 1946 г, под псевдонимом «Михтим» — все проекты представлялись комиссии анонимно. Расчёты проекта помог выполнить подполковник Б.Л.Капель. Комиссия присудила проекту М.Т.Калашникова второе место, первое — проекту полковника Н.В.Рукавишникова, третье — капитана К.А.Барышева. Эти проекты, вместе с проектами Коробова, Булкина, Дементьева, комиссия рекомендовала для изготовления опытных образцов и проведения полигонных испытаний.

Изготовление опытных образцов Калашникова и их подготовку к полигонным испытаниям возложили на Отдел главного конструктора и цех опытных работ Ковровского завода №2, куда в соответствии с решением Министерства вооружения и УСВ ГАУ, и направился М.Т.Калашников. В Коврове от Отдела главного конструктора в помощь ему выделили А.А.Зайцева, позднее — В.И.Соловьёва, составивших небольшую конструкторскую группу. Опытные автоматы Рукавишникова, Коробова, Булкина, Деменьтьева и Калашникова (два из трёх изготовленных) поступили на полигонные испытания в мае-июне 1946 г.

Автоматика автомата Калашникова АК-46 — классической компоновки с верхним расположением бокового газового двигателя, работала по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола с запиранием поворотом затвора. Ствол калибра 7,62 мм имел канал с четырьмя нарезами, вьющимися слева вверх направо. Поворот затвора осуществлялся фигурным пазом продольно-скользящей затворной рамы. Затвор представлял собой ступенчатый цилиндр с центральным каналом под ударник. В передней утолщённой части затвора располагались выступы верхний (ведущий) — для разворота затвора при запирании и отпирании, для его ведения при откате и накате затворной рамы; а также два боковых боевых упора, с чьей помощью осушествлялось сцепление затвора с выступами ствольной коробки (т.е. запирание канала ствола. Досылатель на нижней поверхности затвора обеспечивал извлечение патрона из магазина и подачу его в патронник.

К характерным особенностям автомата Калашникова АК-46 относятся своеобразная конструкция фрезерованной ствольной коробки, к которой на осях крепились: коробка ударно-спускового механизма с пистолетной рукояткой и деревянный приклад. Причем ствольная и спусковая коробки соединялись между собой по направляющим с сухарными вырезами и фиксировались шпилькой. На задней части ствола штифтом крепилась прицельная колодка, имевшая сквозное продольное отверстие, для прохода передней части затворной рамы. В передней части колодки в поперечном отверстии крепился замыкатель газовой трубки с флажком.

Боковой газовый двигатель автомата Калашникова АК-46 также отличался своеобразием. Кинематическая связь затворной рамы с газовым поршнем осуществлялась через толкатель с пружиной, представляющий собой одну деталь с поршнем. Газовый поршень, не скрепленный с затворной рамой, воздействовал только на часть хода подвижных частей. Раздельные шток с поршнем и затворная рама обеспечили возможность заряжания автомата из пластинчатой обоймы без отделения магазина. Газовая камера — без регулировки, однако в газовой трубке имелось два отверстия, служивших для вывода в атмосферу остаточных пороховых газов после отхода затворной рамы назад на заданное растояние.

Читать еще:  Опытная ракета малой дальности К-7 (СССР)

Ударно-спусковой механизм был смонтирован в спусковой коробке. Удачным оказался выбор ударного механизма — куркового типа, с вращающимся на оси курком. Он способствовал получению хорошей кучности стрельбы одиночным огнем, позволив таким образом исключить влияние движения и ударов подвижных частей на точность прицеливания и выстрела, т.к. перед выстрелом подвижная система находилась в крайнем переднем положении. Взведение курка исущестлялось при движении назад затворной рамы. Спусковой механизм, который состоял из спускового крючка и шептала одиночного огня, допускал ведение одиночного и автоматического огня. Выступ на передней части рычага разобщителя одновременно служил отражателем гильзы и работал как автоспуск. Боевая пружина винтовая, цилиндрическая. Возвратный механизм, служивший для накопления энергии отката и возвращения затворной рамы в исходное положение при накате, размещался в стволыной коробке. Он состоял из направляющего стержня и двухчастевой возвратной пружины. Задний упор стержня, входивший в паз выступа ствольной коробки, одновременно служил и фиксатором штампованной съемной крышки ствольной коробки, которая закрывала только возвратный механизм.

К одной из особенностей автомата Калашникова АК-46, относилась возможность снаряжения магазина патронами из обоймы, без его отделения от оружия, что было обусловлено техзаданием. Поэтому функции фиксатора подвижных частей в заднем положении выполняла затворная задержка. Предохранитель в автомате Калашникова АК-46 №1 был выполнен отдельно от переводчика вида огня. Их флажки размещались на левой стороне коробки ударно-спускового механизма. Аналогично германским штурмовым винтовкам, слева была расположена и рукоятка перезаряжания затвора, выполненная в одном узле с затворной рамой.

Конструктор Калашников: АК-46 и другие

Первые шаги к отечественному автоматическому оружию под промежуточный патрон были очень неуверенными — не только конструкторы не совсем чётко представляли, что именно им надо проектировать, но и военные заказчики не слишком хорошо понимали, что им надо. В подобной ситуации верное решение могло быть выработано только методом проб и ошибок.

Коррективы вносит смерть

Автомат Судаева АС-44 стал хорошим ответом на вопрос «что делать, если война затянется, и вермахт перейдёт на штурмгеверы». Однако уже в начале 1945 года было достаточно ясно, что воевать осталось не долго. Разворачивать широкомасштабное производство стрелкового оружия под патрон образца 1943 года в этих условиях уже не было времени, да и смысла, так как и РПД-44, и АС-44 в тот момент были конструкциями, требующими серьёзной доводки.

Итоги проведённых полигонных и войсковых испытаний дали повод к новым требованиям Главного артиллерийского управления Красной армии (ГАУ КА). Сказался опыт начала 1944 года, когда в конкурсе на тяжёлый автомат часть предоставленных образцов оказалась явными ручными пулемётами, далеко перешагнувшими по массе объявленные в требованиях военных предельные 5 кг. Новые тактико-технические требования №3131-45 уже более чётко нарисовали облик будущего автомата:

«Автомат должен являться индивидуальным оружием, предназначенным для вооружения автоматчиков в стрелковых подразделениях, в специальных командах всех родов войск, взамен состоящих на вооружении ПП-41 и ПП-43… Автомат предназначается главным образом для поражения живых целей на дальностях стрельбы до 500 м, прицельная дальность стрельбы — 800 м».

Повысить тактическую подвижность бойца с автоматом планировалось путём снижения предельного веса оружия до 4,5 кг и уменьшения его длины, при этом разрешалось забыть про сошки. Проведённые в 1945 году на Щуровском полигоне ГАУ КА (НИПСВМО — Научно-исследовательский полигон стрелкового и миномётного вооружения) испытания показали, что можно пойти на небольшое укорачивание ствола, что пройдёт без ущерба для кучности.

Между тем именно кучность нового образца оружия военных не устраивала. АС-44 был неплох для военного времени, а при стрельбе с сошек на средних дистанциях был сравним с ручным пулемётом ДП. Это вполне укладывалось в концепцию «тяжёлого автомата» как «эрзац-ручника». Однако после победного мая 1945 года у военных возникло желание получить оружие, которое могло бы заменить пехоте и винтовку с её возможностями дальней точной стрельбы, и пистолет-пулемёт, дающий высокую плотность огня на ближних дистанциях. Соответственно, винтовка образца 1891/30 года рассматривалась как образец при стрельбе одиночными, а для режима автоматического огня таким стал ППШ, или ПП-41, как он обозначался в ряде документов.

Забегая вперёд, стоит отметить два любопытных факта. Во-первых, характеристики автоматического огня у пистолета-пулемёта Шпагина, как было установлено уже послевоенными исследованиями, были достаточно близки к оптимальным для индивидуального автоматического оружия. С другой стороны, попытка их достигнуть стала именно тем «каменным цветком», который никак не выходил у Данилы-мастера. Но всё это было позже — тогда же, в 1945 году, военным и конструкторам в очередной раз казалось, что с использованием нового патрона такое оружие разработать можно.

Главным фаворитом предстоящего конкурса считался А.И. Судаев. Его автомат уже стал один раз победителем, прошёл несколько этапов испытаний, была произведена серия для войсковых испытаний. Соответственно, Алексей Иванович мог узнать преимущества и недостатки своего автомата, чтобы совершенствовать его дальше. И действительно, в 1945 году Судаев на основе АС-44 представил для испытания новый автомат, получивший обозначение ОАС — «Облегчённый Автомат Судаева». От ранее испытанных версий АС-44 образец отличался отсутствием сошек и штыка, изменением ряда деревянных деталей и облегчением части металлических.

Однако испытания ОАС показали, что простым облегчением, без более глубокой переработки конструкции, проблема не решается. Из-за уменьшения массы кучность, и так не вполне устраивающая заказчика, ухудшилась ещё больше. Автомат надо было дорабатывать, но времени на это Судаеву отпущено не было: 17 августа 1946 года конструктор умер в Кремлёвской больнице. На этом закончилась история автоматов Судаева, но не заложенных в них идей.

Гонка без фаворитов

Что же касается «автоматного» конкурса, то предугадать его победителя тогда вряд ли бы кто-то взялся. Автоматы под промежуточный патрон были новым типом оружия, и уже первый этап, проводившийся в 1944 году, показал, что огромный конструкторский опыт старшего поколения советских оружейников — Токарева, Симонова, Дегтярева, Шпагина — не даёт им особых преимуществ. Конечно, у них ещё оставались все шансы «выстрелить», но и у молодых, никому пока не известных разработчиков, эти шансы были ничуть не меньше.

Читать еще:  РСЗО FIROS-30 (Италия)

Как и в предыдущий раз, большую активность проявили ковровцы. От «дегтярёвского» КБ-2 и заводского КБ в эскизной части конкурса участвовало девять проектов, а всего в ГАУ КА их было предоставлено 16. Из оружейных «звёзд» первой величины, помимо Дегтярёва, в конкурсе принял участие С.Г. Симонов, но и остальные конкуренты были весьма имениты: так, С.В. Владимиров уже стал автором своего крупнокалиберного пулемёта, а опытный пистолет-пулемёт И.К. Безручко-Высоцкого в 1942 году оказал немалое влияние на конструкцию будущего ППС.

В итоге мнение конкурсной комиссии было следующим: первую премию не дали никому, 2-ю премию получил проект Н.В. Рукавишникова, 3-ю премию — проект Г.А. Коробова. Поощрительные премии получили М.Т. Калашников, А.А. Булкин, А.А. Дементьев, К.А. Барышев, И.К. Безручко-Высоцкий.

Если говорить об оригинальности, то, скорее всего, Коробов мог вполне рассчитывать и на первую премию. Вряд ли в СССР в тот момент знали о британских разработках булл-папов, вскоре закончившихся созданием винтовки EM-2. Но зато можно точно сказать, что Коробов сделал советский булл-пап или, как записали тогда, «короткий автомат» — оружие, у которого окно приёмника магазина располагалось позади рукоятки управления огнём.

Что же касается автомата Н.В. Рукавишникова, то его автомат показал самые лучшие результаты при стрельбе одиночными. Правда, при стрельбе очередями он, как и все другие автоматы, уступил ПП-41. Вдобавок, Рукавишников не сумел удержаться в рамках технического задания по весу — его вариант с постоянным деревянным прикладом и примкнутым магазином потянул на весах 4,65 кг. Перевес в 150 граммов, конечно, могли и простить — резервы для снижения веса у конструкции Рукавишникова были, например, в виде рукоятки удержания на цевье. Однако по итогам испытаний появился ряд иных нареканий, например, на конструктивную сложность отдельных деталей или большие габариты по ширине.

Автоматы Дементьева оказались самыми лёгкими из представленных на конкурс — 4,04 и 4,14 кг у варианта со стальным складным прикладом и постоянным деревянным соответственно. Кроме того, ковровский автомат получился одним из наиболее надёжных при стрельбе на безотказность как в различных условиях, так и большим числом выстрелов. А вот живучесть деталей у АД-46 подкачала — произошло 16 поломок на 14 450 выстрелов, что стало худшим результатом из всех. Неплохо показали себя образцы туляка А.А. Булкина. Любопытно, что в его автомате углядели сходство с образцом Судаева:

«По компоновке подвижной системы сверху ствольной коробки, размещению возвратного механизма и способу фиксации крышки коробки автомат Булкина подобен системе Судаева».

Кроме того, и для Булкина, и для Дементьева проводившая испытания комиссия выдала, в частности, следующую рекомендацию:

«Разработать более совершенную конструкцию металлического приклада, обеспечивающую наименьшее выступание его за габариты автомата в сложенном виде (отказаться от американской схемы М-1)».

И тут самое время спросить — а где же в этом списке Калашников?

Где Калашников?

У автора при написании статьи был большой соблазн вставить здесь цитату автора книги об отечественных автоматах А.А. Малимона о том, что «сержант из механической… незримо присутствует». Однако, на этапе конкурса Михаил Тимофеевич присутствовал уже вполне зримо, представив на испытания свой АК-46 в двух вариантах.

Надо заметить, что именно этот образец Калашникова на рисунках и фото с неполной разборкой стараются приводить, скажем так, в недоразобранном виде. Дело в том, что АК-46 при разборке имел внешнее сходство… да, с немецким «штурмгевером». В этом образце Калашников сделал отдельно ствольную и спусковую коробки, направляющие и чеку. При этом «переломная» конструкция ещё до «штурмгевера» была и у ППС, и у ППШ, да и у множества банальных охотничьих двустволок. Говоря проще, схема была известна давным-давно, имела как достоинства — например, лёгкий доступ к казённой части ствола, — так и недостатки в виде меньшей конструктивной прочности. Собственно, в отчёте полигона и было сказано: «Штампованная ствольная коробка — по типу пистолетов-пулемётов Судаева и Безручко-Высоцкого». Интересно, что Калашников с самого начала прорабатывал вариант с фрезерованной ствольной коробкой, имевший довольно заметные конструктивные отличия.

АК-46 неплохо показал себя на испытаниях, уже тогда продемонстрировав свою фирменную впоследствии надёжность в затруднённых условиях, обойдя на этом этапе всех прочих конкурентов, но не всё было так гладко:

«В первоначальной редакции заключения технического отчёта полигона, составленного У.И. Пчелинцевым, система Калашникова, имеющая наиболее рациональную схему узла запирания, на дальнейшую доработку не рекомендуется».

Казалось бы, шансов «на выход из группы» не осталось, но системе Калашникова неожиданно подарили ещё одну возможность. Вот как описывает это в своей работе А.А. Малимон:

«…По системе Калашникова были проведены дополнительные исследования, которые возглавил новый руководитель подразделения испытаний индивидуального оружия В.Ф. Лютый, сменивший в этой должности В.П. Поддубного… По итоговым результатам работы конкурсной комиссии к числу лучших образцов автоматов наряду с системами Дементьева и Булкина отнесена и система Калашникова, занявшая к тому времени лидирующее положение среди главных претендентов на победу в конкурсе. Изменилось отношение к данной системе и у Пчелинцева. В откорректированном отчёте исчезли слова заключения «доработке не подлежит». Помощь Пчелинцеву в окончательной отработке отчёта оказывал Лютый».

Только ли этим ограничилась роль на этом этапе Василия Федоровича Лютого в появлении будущего АК? Тут можно только гадать. Например, о том, откуда в АК-46 появилась следующая конструкция:

«В варианте штампованной коробки стебель затвора двумя парами коротких направляющих выступов (типа затвора ручного пулемёта ЛАД) и затвор боевыми выступами посажены на направляющие плоскости отбортовок спусковой коробки».

Между тем в аббревиатуре ЛАД первой буквой как раз стояла «Л» — «Ручной пулемёт Лютого, Афанасьева и Дейкина». Впрочем, это в любом случае был только первый этап конкурса, решающие испытания были впереди.

  1. С.Б. Монетчиков. История русского автомата — СПб: «Атлант», 2005
  2. А.А. Малимон. Отечественные автоматы (записки испытателя-оружейника) — М.: Министерство обороны РФ, 2000

Тайна создания автомата «АК-47»

Первая — официальная, согласно которой автомат создал прежде никому не известный русский самородок Михаил Тимофеевич Калашников.

Вторая — неофициальная, основанная, главным образом, на внешнем сходстве АК-47 с немецкой штурмовой винтовкой STG-44 конструкции Хуго Шмайсера, который, будучи в советском плену, и создал АК-47, слегка подправив контуры STG-44.

Читать еще:  Зенитная самоходная установка AMX DCA-30 (Франция)

Не буду утомлять читателей схемами и конструктивными особенностями автоматов, т.к. это отвлекает от фактов и логики событий тех лет. Замечу лишь, что конструктивно АК-47 сильно отличается от STG-44, и вторая версия, таким образом, выглядит несостоятельной.

Не лучше обстоят дела и с официальной версией — в ней имеется ряд таинственных неувязок, а история о самородке Калашникове — не более, чем миф. Ничего выдающегося он в своей жизни не создал — все разработанные им образцы автоматического оружия были в конечном итоге забракованы. Но всё по порядку.

Из официальной версии известно, что М.Т.Калашников в 1945 году подключился к созданию автомата под промежуточный патрон 7,62х39 образца 1943 года. К 46-му году им был подготовлен проект для участия в конкурсе:

«Чертежи своего автомата АК-46 — Калашников представил в начале 1946 г, под псевдонимом «Михтим» — все проекты представлялись комиссии анонимно. Расчёты проекта помог выполнить подполковник Б.Л.Капель. Комиссия присудила проекту М.Т.Калашникова второе место, первое — проекту полковника Н.В.Рукавишникова, третье — капитана К.А.Барышева. Эти проекты, вместе с проектами Коробова, Булкина, Дементьева, комиссия рекомендовала для изготовления опытных образцов и проведения полигонных испытаний.

Изготовление опытных образцов Калашникова и их подготовку к полигонным испытаниям возложили на Отдел главного конструктора и цех опытных работ Ковровского завода №2, куда в соответствии с решением Министерства вооружения и УСВ ГАУ, и направился М.Т.Калашников. В Коврове от Отдела главного конструктора в помощь ему выделили А.А.Зайцева, позднее — В.И.Соловьёва, составивших небольшую конструкторскую группу. Опытные автоматы Рукавишникова, Коробова, Булкина, Деменьтьева и Калашникова (два из трёх изготовленных) поступили на полигонные испытания в мае-июне 1946г.» [http://www.dogswar.ru]

Летние испытания не выявили победителя, при этом автомат Калашникова — АК-46 — занял всего лишь 3 место. Ни один автомат не удовлетворял требуемым ТТХ, поэтому конкурсантов отправили дорабатывать свои образцы.

«В декабре 1946 года автомат Калашникова АК-46 вышел на испытания, где его главными конкурентами стали тульские автоматы Булкина АБ-46 и автомат Дементьева АД. Затем последовал второй тур испытаний, после которого АК-46 был признан комиссией непригодным для дальнейшей отработки (Там же).

А дальше уже идёт очевидная мифология — образец Калашникова был окончательно снят с конкурса, но Михаил Тимофеевич каким-то чудом уговорил комиссию продолжить работу над совершенствованием проекта:

«Невзирая на это решение, Калашников (при поддержке ряда членов комиссии, состоящей из офицеров НИПСМВО, с которыми он проходил службу на полигоне с 1943 года) добился пересмотра решения и получил одобрение на дальнейшую доводку своего автомата.» (Там же).

Очередные испытания образцов были намечены на август 1947 года. И здесь возникает следующая неувязка — к указанным испытаниям 1947 года Калашников преподнёс совершенно новый образец, не соответствующий заявленному им проекту, что было запрещено условиями конкурса. Образец с условным названием АК-47 победил в конкурсе, наголову превзойдя других претендентов.

Получается, что АК-47 возник из ниоткуда. А кто вёл этот проект, кто занимался его расчётами, кто изготавливал экспериментальные образцы? Официальная версия об этом умалчивает. Странная забывчивость, которая усугубляется не менее странными перипетиями с участием Калашникова в конкурсе.

То, что АК-47 — иной проект, нежели АК-46, видно невооружённым глазом:

На АК-46 флажки предохранителя и переводчика огня, а также рукоятка перезаряжания затвора располагались слева. В АК-47, напротив, справа. Ещё более разительное отличие вскрывается при виде разобранных автоматов:

Все детали автоматов совершенно разные, т.е. в них полностью отсутствует преемственность. При этом первый образец АК-46 незначительно отличается от второго. В свою очередь третий отличается от второго складным прикладом. Таким образом, АК-47 — не доработка АК-46, это принципиально новое изделие. Официальная легенда, следовательно, лукавит. По крайней мере ясно, что М.Т. Калашников не разрабатывал АК-47, т.к. он возился со своим проектом АК-46, который проигрывал другим. Официальные биографы умалчивают о пикантных деталях, скрывая то, что придётся восстанавливать по косвенным фактам.

Версию с Хуго Шмайсером официоз отметает ещё и потому, что тот работал в Ижевске, а Калашников — в Коврове (см.выше).

Немецкие оружейники в Ижевске со своими семьями. Хуго Шмайсер сидит второй слева. [krukov-vasilii.livejournal.com]

Хуго Шмайсер и Оскар Шинк в Парке Кирова. Ижевск, 1950г. [krukov-vasilii.livejournal.com]

Но удивительное в этой истории то, что слава АК-47 свалилась именно на Ижевск, а не на Ковров!

События, очевидно, происходили следующим образом. Среди советских конструкторов устроили конкурс на разработку автомата. Но параллельно в Ижевске работала группа немецких конструкторов во главе со знаменитым Хуго Шмайсером (см. фото). Проект, разрабатываемый там, объединял в себе многочисленные заимствования из имевшихся на тот момент времени лучших образцов автоматического стрелкового оружия, включая советские. В 1947 году было решено выставить этот проект на конкурс. Но как и кому представлять ижевский автомат? Не называть же его именем немецкого конструктора! Да и участие в конкурсе пленного немца по понятным причинам полностью исключалось. И тут подвернулся Калашников, чей образец удачно провалился на декабрьских испытаниях. Калашникова, освободившегося от обузы проекта АК-46, назначают «разработчиком» ижевского автомата, всучают ему образец проекта условно «Хуго Шмайсера», получившего название АК-47, и он в августе 1947 года в нарушение всех писаных правил идёт на испытания, на которых успешно побеждает.

Затем в конце того же года Калашникова посылают в Ижевск дорабатывать ТТХ автомата. Это, кстати, один из ключевых моментов истории с АК-47. Ведь Калашников работал при КБ Ковровского оружейного завода, но его проект загадочным образом «уплыл» к конкурентам — в Ижевск, где как раз работал Хуго Шмайсер. На самом деле, Калашникова просто прикомандировали к группе Шмайсера, чтобы из достойного русского парня окончательно сделать создателя АК-47. Старания М.Калашникова не ускользнули от глаз местных жителей: «напротив дома немецких специалистов находилась «стекляшка» центрального ижевского продуктового Гастронома №1, и молодой сержант Калашников бегал через дорогу за «Жигулёвским» пивом для маститого немецкого инженера Хуго Шмайсера». Автомат, в итоге, был принят на вооружение в 1949 году.

Обычная история для сталинской эпохи, когда в целях пропаганды назначались передовики, герои и прославленные конструкторы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector