0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытный пулемёт системы Никитина-Соколова обр. 1958 года (СССР)

Опытный пулемёт системы Никитина-Соколова обр. 1958 года (СССР)

После окончания Великой Отечественной войны объем работ по созданию новых систем стрелкового оружия в КБ-2 возрос. В 1946 г. ГАУ утверждает тактико-технические требования №3230 на единый пулемёт для замены станковых «Максима» и СГ-43. А уже в 1947 г. проводятся заводские и полигонные испытания такого пулемёта, разработанного конструктором КБ-2 Г.С. Гараниным. Его автоматика работала по принципу отвода пороховых газов через отверстые в стенке неподвижного ствола. Запирание канала ствола осуществлялось двумя боевыми выступами поворотного затвора. Питание патронами — с прямой подачей из металлической ленты открытого типа. Пулемёт был представлен на испытания в трех вариантах: на сошке, на треножном и колесном станках.

По результатам испытаний пулемётов Гаранина полигон НИПСВО дал отрицательное заключение, но несмотря на неудачу с пулемётом Гаранина, сама идея не пропала. Но хотя тема и не была закрыта, все же работы по созданию нового единого пулемёта были отложены на неопределенное время. Несколько лет спустя к этой идее вернулись. Так, в 1953 г. в инициативном порядке тульский конструктор Г.И.Никитин приступил к работе над своей системой единого пулемёта под 7,62-мм винтовочный патрон. Однако официально она была одобрена лишь после утверждения 31 декабря 1955 г. тактико-технических требований ГАУ на «7,62-мм единый ротный и батальонный пулемёт под винтовочный патрон». Никитин создает несколько опытных образцов. В этой работе, наряду с Григорием Ивановичем, непосредственное участие принял молодой инженер Юрий Михайлович Соколов, пришедший в ЦКБ-14 после окончания в 1954 г. Тульского механического института. Он проявил себя способным конструктором, активно участвовал в решении целого ряда вопросов — по устройству ствола, ствольной коробки, спускового механизма, приклада, станка. Так началось творческое содружество Никитина и Соколова.

20 июня 1955 г. Управление стрелкового и минометного вооружения ГАУ рассматривало представленные эскизные проекты единых пулеметов, представленных как тульским конструкторским бюро (пулемет Никитина, и пулемет Силина и Перерушева, разработанный на базе СГМ), так и ковровским конструкторским бюро ОКБ-575. Позднее Г.И.Никитин так вспоминал историю создания единого пулемёта: «В 1953-1958 гг. мною совместно с Ю.М.Соколовым проводилась работа по созданию единого пулемета. Были спроектированы, изготовлены и испытаны несколько образов. В результате этих работ и испытаний был решен ряд спорных вопросов о том, каким должен быть будущий образец. Были решены вопросы о прикладе, стволе, магазинных коробках, о станке, спусковом механизме. В 1958 г. единый пулемет нашей конструкции проходил войсковые испытания. Он получил положительную оценку, после чего была изготовлена большая серия таких пулеметов».

Автоматика единого пулемёта системы Никитина-Соколова работала по принципу отвода части пороховых газов из канала ствола с «отсечкой» этих газов, как это было у станкового пулемета СГ-43. Запирание осуществлялось при повороте затвора с помощью паза на затворной раме. Питание патронами — прямой подачей из металлической ленты специальной конструкции емкостью 100 и 200 патронов. Подающий механизм был выполнен в виде рычага с подающими пальцами, приводящегося в движение скосом затворной рамы. Ударный механизм работал от возвратно-боевой пружины. В пулемете использовалась новая система отсечки пороховых газов, обеспечивающая оптимальное отведение пороховых газов из канала ствола и их воздействие на затворную раму на значительном участке ее перемещения.

Первые заводские и полигонные испытания 7,52-мм единого (ротного и батальонного) легкого пулемёта конструкции Никитина-Соколова проводились уже в 1956 г. В конкурсе приняли участив и другие легкие единые пулеметы, в том числе Гаранина и Силина-Перерушева. В результате испытаний пулемет Никитина-Соколова был рекомендован на дальнейшую доработку, доработка же пулеметов конкурентов была признана нецелесообразной. В отчете по испытаниям было отмечено: «. По кучности боя пулемёт конструкции Гаранина не удовлетворяет ТТТ. По надежности действия при сухих деталях, протертых запыленных и 5-суточной стрельбе без чистки, пулемет Гаранина не удовлетворил ТТТ и уступает пулемету Никитина-Соколова». Пулемет Силина-Перерушева не прошел испытания из-за большого количества поперечных разрывов гильз.

Пулемет Никитина-Соколова на треножном станке Е.С.Саможенкова в 1958 г, успешно прошел полигонные испытания. По их результатам ГАУ принимает решение изготовить партию этих пулеметов для войсковых испытаний, а затем начать их серийное производство на Ковровском механическом заводе. Достоинств у образца Никитина-Соколова было немало. Но имели место и недостатки, выявленные в ходе испытаний. Одна «особенность» пулемета отмечалась представителями главного заказчика как недопустимая при эксплуатации в боевых условиях. Стоило после стрельбы замочить пулемет в воде, как после этого первые два-три выстрела шли только одиночным огнем. Стреляющему после каждого одиночного выстрела приходилось перезаряжать оружие, то есть вручную ставить его на боевой взвод не менее двух-трех раз. Разработчики оружия не придавали большого значения подобной задержке. Представители ГАУ настаивали на ее устранении как можно быстрее. Вот тогда-то в Главном артиллерийском управлении и приняли решение о подключении к разработке новой системы тульского конструкторского бюро.

Однако дальнейшие перспективы тульского единого пулемета оказались не столь радужны. Параллельным войсковым испытаниям опытных образцов Никитина-Соколова и Калашникова предстояло окончателыно решить судьбу единого пулемета. Они состоялись в конце 1960 г. в Прибалтийском и Среднеазиатском военных округах и на офицерских курсах «Выстрел». Обе системы показали хорошие результаты и были практически равноценны.

М.Т.Калашников оставил воспоминания об этих последних испытаниях: «Представитель из соперничающего с нами КБ начал заметно нервничать. Замочку в арычной воде повторили. И вновь чихание образцов у них и нормальная автоматическая стрельба у нас. По условиям испытаний стрельба из пулеметов велась так: сначала следовали в 3-4 выстрела короткие очереди, потом несколько длинных — 10-12 выстрелов. И вот во время одной из длинных очередей у наших конкурентов произошла задержка — перехлест ленты. Потом еще такая же задержка. Правда, вскоре они прекратились, стрельба пошла нормально. И вдруг через какое-то время на экстренное заседание собралась комиссия, проводившая испытания. Оказалось, представители конкурирующего с нами КБ пошли на хитрость: чтобы избежать перехлеста ленты, они предупредили всех, кто стрелял, — длинные очереди давать не более 10 выстрелов. Этот маневр заметил офицер, член комиссии, и привел все в соответствие с условиями испытаний. И тогда сразу у нескольких пулеметов случились задержки, связанные с перехлестом ленты. Сам факт попытки представителей КБ облегчить установленные правила получил очень суровую оценку. А тут еще другое произошло. Из-за сильной отдачи одному из солдат ушибло скулу. Выяснилось, что отсечка газа, обеспечивавшая улучшенное воздействие на раму на большом пути ее перемещения, при стрельбе, если солдат не зафиксировал оружие в определенном положении, имела и отрицательный фактор. Отдача на затвор шла с весьма большим давлением и передавалась на приклад, который бил в скулу. Если в спокойной обстановке стреляющий мог прижать приклад как ему удобнее и обуздать отдачу, то в бою выбирать такое положение будет некогда и неизбежно может последовать травма лица».

Читать еще:  Самоходная артиллерийская установка СУ-152 Таран (объект 120) (СССР)

На одну чашу весов были положены удачная конструкция простого и технологичного в производстве пулемета Никитина-Соколова, пусть и имевшего мелкие, не до конца исправленные недостатки, а на другую — конструкция Калашникова, уже зарекомендовавшая себя высокой надежностью в аналогичных образцах ручных пулеметов и автоматов, что должно было гарантировать высокие боевые и эксплуатационные качества. Поэтому ГАУ отдало предпочтение единому пулемету Калашникова, как более простому в обслуживании, а также более надежному в эксплуатации, особенно при преодолении водных преград и во время дождя. В 1961 году 7,62-мм единый пулемет Калашникова был принят на вооружение. В дальнейшем этот пулемет был поставлен на серийное производство вместо пулемёта Никитина-Соколова.

Российский опытный пулемёт системы Никитина-Соколова образца 1958 г.

После окончания ВОВ в КБ-2 увеличились объемы работ по созданию нового стрелкового оружия. В 1946 году ГАУ были утверждены ТТТ №3230 для единого пулемёта призванного заменить станковые «Максимы» и СГ-43. Уже в 1947 году были проведены заводские, а также полигонные испытания пулемёта соответствующего данным требованиям, разработанного в КБ-2 конструктором Г.С. Гараниным. В автоматике пулемета был реализован принцип отвода пороховых газов через отверстие в стенке неподвижного ствола. Канал ствола запирался при помощи двух боевых выступов поворотного затвора. Питание осуществлялось из металлической ленты открытого типа с прямой подачей. Пулемёт на испытания представили в трех вариантах: на колесном и треножном станках, на сошке.

Полигон НИПСВО по результатам испытаний пулемётов Гаранина дал отрицательное заключение, однако несмотря на неудачу не пропала сама идея. Но хотя тему и не закрыли, работы по созданию единого пулемёта все же отложили на неопределенный срок. К этой идее вернулись несколько лет спустя. Так, например, в 1953 году тульский конструктор Г.И. Никитин в инициативном порядке приступил к разработке своей системы единого пулемёта под 7,62-миллиметровый винтовочный патрон. Но официально ее одобрили только после того как 31 декабря 1955 года утвердили тактико-технические требования ГАУ на «7,62-миллиметровый батальонный и единый ротный пулемёт под винтовочные патроны». Никитин создал несколько опытных образцов. Кроме Григория Ивановича, в этой работе непосредственно участвовал молодой инженер Ю.М. Соколов, пришедший в 1954 году в ЦКБ-14 после окончания Тульского механического института. Соколов проявил себя как способный конструктор, который активно участвовал в решении ряда вопросов – по устройству ствольной коробки, ствола, приклада, спускового механизма и станка. Так было начато творческое содружество Соколова и Никитина.

Управление стрелкового и минометного вооружения ГАУ 20 июня 1955 года рассматривало эскизные проекты единых пулеметов, которые были представлены тульским конструкторским бюро (пулемет Никитина, а также пулемет Перерушева и Силина, который был разработан на базе СГМ), и ковровским КБ ОКБ-575. Позднее Никитин историю создания единого пулемёта вспоминал так: «В 53-58 годах мною и Соколовым проводились работы по созданию единого пулемета. Было спроектировано, изготовлено и испытано несколько образов. Результатом данных работ и испытаний стало решение ряда спорных вопросов о том, каким станет будущий образец. Решили вопросы о прикладе, магазинных коробках, стволе, о станке и спусковом механизме. Разработанный нами единый пулемет в 1958 году проходил войсковые испытания. Пулеметом была получена положительная оценка, после чего изготовили большую серию таких пулеметов».

В автоматике единого пулемёта Никитина-Соколова был реализован принцип отвода из канала ствола части пороховых газов с их «отсечкой», как это было реализовано в станковом пулемете СГ-43. Запирание осуществлялось при повороте затвора пазом на затворной раме. Питание осуществлялось из металлической ленты спец. конструкции емкостью 100 или 200 патронов прямой подачей. Подающий механизм выполнялся в виде рычага имеющего подающие пальцы, который приводился в движение скосом затворной рамы. От возвратно-боевой пружины работал ударный механизм. В пулемете использовали новую систему отсечки пороховых газов, которая обеспечивала оптимальное отведение из канала ствола пороховых газов и их воздействие на значительном участке перемещения затворной рамы.

Заводские, а также полигонные испытания 7,52-миллиметрового единого (батальонного и ротного) легкого пулемёта Никитина-Соколова были проведены в 1956 году. В конкурсе участвовали и другие единые легкие пулеметы, среди которых были пулеметы конструкций Силина-Перерушева и Гаранина. В результате испытаний систему Никитина-Соколова рекомендовали на дальнейшую доработку, при этом доработку пулеметов конкурентов признали нецелесообразной. В отчете по испытаниям отмечалось: «. Пулемёт конструкции Гаранина по кучности боя не удовлетворяет тактико-техническим требованиям. По надежности действия при протертых запыленных, сухих деталях и стрельбе без чистки в течении 5-и суток, пулемет Гаранина ТТТ не удовлетворил и уступает системе Никитина-Соколова». Пулемет Силина-Перерушева испытания не прошел из-за большого количества поперечных разрывов гильз.

Читать еще:  Опытный танк «Объект 170» (СССР)

В 1958 году пулемет Никитина-Соколова, установленный на треножный станок Е.С. Саможенкова, успешно прошел полигонные испытания. ГАУ по их результатам решает изготовить партию данных пулеметов для проведения войсковых испытаний, а потом начать на Ковровском механическом заводе их серийное производство. У образца Никитина-Соколова достоинств было немало. Однако имелись и недостатки, которые были выявлены во время испытаний. Одна из «особенностей» пулемета представителями главного заказчика отмечалась как недопустимая во время боевого применения. Если после стрельбы пулемет оказывался в воде, как два-три выстрела после этого шли исключительно одиночным огнем. После одиночного выстрела стреляющему необходимо было перезаряжать оружие, т. е. два-три раза вручную ставить пулемет на боевой взвод. Подобной задержке разработчики большого значения не придавали. Представители ГАУ просили как можно быстрее ее устранить. Вот тогда-то в ГАУ решили подключить тульское конструкторское бюро к разработке системы.

Однако дальнейшие перспективы единого пулемета созданного в Туле оказались не такими радужными. Параллельным войсковым испытаниям образцов Калашникова и Никитина-Соколова предстояло окончательно решить судьбу единого пулемета. Данные испытания состоялись в конце 60-х годов на офицерских курсах «Выстрел» в Среднеазиатском и Прибалтийском военных округах. Обе системы показали неплохие результаты и были практически равноценны.

М.Т. Калашников об этих испытаниях оставил следующие воспоминания: «Представитель соперничающего с нами конструкторского бюро начал заметно нервничать. Повторили замочку в арычной воде. И опять у них началось «чихание» образцов, а у нас нормальная автоматическая стрельба. По условиям испытаний стрельбу из пулеметов вели следующим образом: сначала следовали короткие очереди в 3-4 выстрела, потом несколько длинных очередей по 10-12 выстрелов. Во время длинной очереди у наших конкурентов случилась задержка из-за перехлеста ленты. Потом еще одна такая же задержка. Правда, они вскоре прекратились, и стрельба пошла нормально. Через какое-то время совершенно неожиданно на экстренное заседание собралась комиссия, которая проводила испытания. Как выяснилось, представители КБ конкурирующего с нами пошли на хитрость: для того чтобы избежать перехлеста, они предупредили всех стрелявших – при длинных очередях давать 10 выстрелов. Офицер, член комиссии, заметил этот маневр и проследил, чтобы все проходило в соответствие с условиями испытаний. После этого сразу у нескольких экземпляров произошли задержки, вызванные перехлестом ленты. Сам факт попытки представителя конструкторского облегчить установленные правила, комиссией был оценен очень сурово. А тут еще произошло другое событие. Из-за сильной отдачи один из солдат ушиб скулу. Выяснилось, что отсечка газа, которая обеспечивала улучшенное воздействие на большом пути перемещения рамы, если солдат при стрельбе не зафиксировал оружие в определенном положении, имела и отрицательный фактор. На затвор отдача шла с довольно большим давлением и передавалась на приклад, бьющий при этом в скулу. Если стреляющий в спокойной обстановке мог поудобнее прижать приклад и обуздать отдачу, то во время боя будет некогда выбирать такое положение и неизбежно последует травма лица».

В итоге на одной чаше весов находилась удачная конструкция технологичного и простого в производстве пулемета системы Никитина-Соколова, пускай и имевшей мелкие, до конца неисправленные недостатки, на другой – конструкция Калашникова, зарекомендовавшая себя как высоконадежная в аналогичных образцах автоматов и ручных пулеметов, что гарантировало высокие эксплуатационные боевые качества. В связи с этим ГАУ выбрало единый пулемет Калашникова, как более простой в обслуживании и более надежный в эксплуатации, особенно во время дождя и при преодолении водных преград. В 1961 г. 7,62-миллиметровый единый пулемет Калашникова приняли на вооружение. В дальнейшем данный пулемет поставили на серийное производство вместо пулемёта системы Никитина-Соколова.

magSpace.ru

Открытая регистрация

Оружие

Прямой эфир

Похожие записи

nikaspd 5 июля 2012, 20:55

nikaspd 30 апреля 2012, 23:11

Axelerator 6 марта 2018, 21:01

nikaspd 5 июня 2012, 22:19

nikaspd 20 мая 2012, 18:09

Лучшие по рейтингу

Блоги

  • Приколы и юмор179367.98
  • Интересное143442.27
  • Неизвестное98305.46
  • И снова НОВОСТИ93635.13
  • proИгры69492.58

Российский опытный пулемёт системы Никитина-Соколова образца 1958 г.

После окончания ВОВ в КБ-2 увеличились объемы работ по созданию нового стрелкового оружия. В 1946 году ГАУ были утверждены ТТТ №3230 для единого пулемёта призванного заменить станковые «Максимы» и СГ-43. Уже в 1947 году были проведены заводские, а также полигонные испытания пулемёта соответствующего данным требованиям, разработанного в КБ-2 конструктором Г.С. Гараниным. В автоматике пулемета был реализован принцип отвода пороховых газов через отверстие в стенке неподвижного ствола. Канал ствола запирался при помощи двух боевых выступов поворотного затвора. Питание осуществлялось из металлической ленты открытого типа с прямой подачей. Пулемёт на испытания представили в трех вариантах: на колесном и треножном станках, на сошке.

Полигон НИПСВО по результатам испытаний пулемётов Гаранина дал отрицательное заключение, однако несмотря на неудачу не пропала сама идея. Но хотя тему и не закрыли, работы по созданию единого пулемёта все же отложили на неопределенный срок. К этой идее вернулись несколько лет спустя. Так, например, в 1953 году тульский конструктор Г.И. Никитин в инициативном порядке приступил к разработке своей системы единого пулемёта под 7,62-миллиметровый винтовочный патрон. Но официально ее одобрили только после того как 31 декабря 1955 года утвердили тактико-технические требования ГАУ на «7,62-миллиметровый батальонный и единый ротный пулемёт под винтовочные патроны». Никитин создал несколько опытных образцов. Кроме Григория Ивановича, в этой работе непосредственно участвовал молодой инженер Ю.М. Соколов, пришедший в 1954 году в ЦКБ-14 после окончания Тульского механического института. Соколов проявил себя как способный конструктор, который активно участвовал в решении ряда вопросов – по устройству ствольной коробки, ствола, приклада, спускового механизма и станка. Так было начато творческое содружество Соколова и Никитина.

Читать еще:  Опытная крылатая ракета Х-90 "Коала" (СССР)

Управление стрелкового и минометного вооружения ГАУ 20 июня 1955 года рассматривало эскизные проекты единых пулеметов, которые были представлены тульским конструкторским бюро (пулемет Никитина, а также пулемет Перерушева и Силина, который был разработан на базе СГМ), и ковровским КБ ОКБ-575. Позднее Никитин историю создания единого пулемёта вспоминал так: «В 53-58 годах мною и Соколовым проводились работы по созданию единого пулемета. Было спроектировано, изготовлено и испытано несколько образов. Результатом данных работ и испытаний стало решение ряда спорных вопросов о том, каким станет будущий образец. Решили вопросы о прикладе, магазинных коробках, стволе, о станке и спусковом механизме. Разработанный нами единый пулемет в 1958 году проходил войсковые испытания. Пулеметом была получена положительная оценка, после чего изготовили большую серию таких пулеметов».

В автоматике единого пулемёта Никитина-Соколова был реализован принцип отвода из канала ствола части пороховых газов с их «отсечкой», как это было реализовано в станковом пулемете СГ-43. Запирание осуществлялось при повороте затвора пазом на затворной раме. Питание осуществлялось из металлической ленты спец. конструкции емкостью 100 или 200 патронов прямой подачей. Подающий механизм выполнялся в виде рычага имеющего подающие пальцы, который приводился в движение скосом затворной рамы. От возвратно-боевой пружины работал ударный механизм. В пулемете использовали новую систему отсечки пороховых газов, которая обеспечивала оптимальное отведение из канала ствола пороховых газов и их воздействие на значительном участке перемещения затворной рамы.

Заводские, а также полигонные испытания 7,52-миллиметрового единого (батальонного и ротного) легкого пулемёта Никитина-Соколова были проведены в 1956 году. В конкурсе участвовали и другие единые легкие пулеметы, среди которых были пулеметы конструкций Силина-Перерушева и Гаранина. В результате испытаний систему Никитина-Соколова рекомендовали на дальнейшую доработку, при этом доработку пулеметов конкурентов признали нецелесообразной. В отчете по испытаниям отмечалось: «… Пулемёт конструкции Гаранина по кучности боя не удовлетворяет тактико-техническим требованиям. По надежности действия при протертых запыленных, сухих деталях и стрельбе без чистки в течении 5-и суток, пулемет Гаранина ТТТ не удовлетворил и уступает системе Никитина-Соколова». Пулемет Силина-Перерушева испытания не прошел из-за большого количества поперечных разрывов гильз.

7,62-мм единый пулемет Никитина-Соколова. Опытная модель 1958 г. на станке-треноге Саможенкова

В 1958 году пулемет Никитина-Соколова, установленный на треножный станок Е.С. Саможенкова, успешно прошел полигонные испытания. ГАУ по их результатам решает изготовить партию данных пулеметов для проведения войсковых испытаний, а потом начать на Ковровском механическом заводе их серийное производство. У образца Никитина-Соколова достоинств было немало. Однако имелись и недостатки, которые были выявлены во время испытаний. Одна из «особенностей» пулемета представителями главного заказчика отмечалась как недопустимая во время боевого применения. Если после стрельбы пулемет оказывался в воде, как два-три выстрела после этого шли исключительно одиночным огнем. После одиночного выстрела стреляющему необходимо было перезаряжать оружие, т. е. два-три раза вручную ставить пулемет на боевой взвод. Подобной задержке разработчики большого значения не придавали. Представители ГАУ просили как можно быстрее ее устранить. Вот тогда-то в ГАУ решили подключить тульское конструкторское бюро к разработке системы.

Однако дальнейшие перспективы единого пулемета созданного в Туле оказались не такими радужными. Параллельным войсковым испытаниям образцов Калашникова и Никитина-Соколова предстояло окончательно решить судьбу единого пулемета. Данные испытания состоялись в конце 60-х годов на офицерских курсах «Выстрел» в Среднеазиатском и Прибалтийском военных округах. Обе системы показали неплохие результаты и были практически равноценны.

М.Т. Калашников об этих испытаниях оставил следующие воспоминания: «Представитель соперничающего с нами конструкторского бюро начал заметно нервничать. Повторили замочку в арычной воде. И опять у них началось «чихание» образцов, а у нас нормальная автоматическая стрельба. По условиям испытаний стрельбу из пулеметов вели следующим образом: сначала следовали короткие очереди в 3-4 выстрела, потом несколько длинных очередей по 10-12 выстрелов. Во время длинной очереди у наших конкурентов случилась задержка из-за перехлеста ленты. Потом еще одна такая же задержка. Правда, они вскоре прекратились, и стрельба пошла нормально. Через какое-то время совершенно неожиданно на экстренное заседание собралась комиссия, которая проводила испытания. Как выяснилось, представители КБ конкурирующего с нами пошли на хитрость: для того чтобы избежать перехлеста, они предупредили всех стрелявших – при длинных очередях давать 10 выстрелов. Офицер, член комиссии, заметил этот маневр и проследил, чтобы все проходило в соответствие с условиями испытаний. После этого сразу у нескольких экземпляров произошли задержки, вызванные перехлестом ленты. Сам факт попытки представителя конструкторского облегчить установленные правила, комиссией был оценен очень сурово. А тут еще произошло другое событие. Из-за сильной отдачи один из солдат ушиб скулу. Выяснилось, что отсечка газа, которая обеспечивала улучшенное воздействие на большом пути перемещения рамы, если солдат при стрельбе не зафиксировал оружие в определенном положении, имела и отрицательный фактор. На затвор отдача шла с довольно большим давлением и передавалась на приклад, бьющий при этом в скулу. Если стреляющий в спокойной обстановке мог поудобнее прижать приклад и обуздать отдачу, то во время боя будет некогда выбирать такое положение и неизбежно последует травма лица».

В итоге на одной чаше весов находилась удачная конструкция технологичного и простого в производстве пулемета системы Никитина-Соколова, пускай и имевшей мелкие, до конца неисправленные недостатки, на другой – конструкция Калашникова, зарекомендовавшая себя как высоконадежная в аналогичных образцах автоматов и ручных пулеметов, что гарантировало высокие эксплуатационные боевые качества. В связи с этим ГАУ выбрало единый пулемет Калашникова, как более простой в обслуживании и более надежный в эксплуатации, особенно во время дождя и при преодолении водных преград. В 1961 г. 7,62-миллиметровый единый пулемет Калашникова приняли на вооружение. В дальнейшем данный пулемет поставили на серийное производство вместо пулемёта системы Никитина-Соколова.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector