0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытный танк «Объект 279» (СССР)

Необычные танки Росcии и СССР. Четырехгусеничный танк Объект 279

Сегодня ни один посетитель музея бронетанковой техники, расположенного в Кубинке, не может пройти мимо одного из самых необычных танков современности. Речь идет о тяжелом танке, имеющем индекс объект 279. Этот танк представляет из себя самую настоящую летающую тарелку, только размещенную на гусеницах и имеющую башню. Но и на этом странности не заканчиваются, поскольку гусениц у данной тяжелой машины не одна пара, а две. Самое удивительное заключается в том, что данный тяжелый танк вполне мог быть принят на вооружение Советской армии, хотя в итоге и разделил участь многих опытных тяжелых танков, так и не дойдя до заводского конвейера.

Перед тем как писать о нашем герое совершим небольшой экскурс в историю. Идея поставить танк на 4 гусеницы существовала достаточно давно. Первая мысль о четырехгусечнике принадлежит немецкой компании «Даймлер», которая в годы Первой мировой войны решила разработать первую броневую машину повышенной проходимости, для чего был предложен вариант с установкой на грузовиках вместо задних колес гусениц. Идея показалась хорошей и военными уже в 1915 году был выдан заказ на постройку подобной машины. Для увеличения проходимости «Мариенваген» — такое название дали данной машине – решено было поставить на 4 гусеницы: по 2 спереди и 2 сзади. Однако попытка оказалась неудачной. Водрузить на хлипкое по своей конструкции шасси довольно внушительный короб из 9-мм броневой стали не получилось. Да и танком назвать эту машину можно было с натяжкой, потому что башни у ней не было, скорее это был бронеавтомобиль, но на 4 гусеницах.

Вторыми, кто подхватил идею создания четырехгусеничного танка, оказались англичане. По их концепции танки являлись своего рода «сухопутным флотом», а, следовательно, в танковых войсках, как и во флоте, должен был быть своего рода лидер, неуязвимый для огня артиллерии. Разрабатывать такой танк англичане начали в 1915 году. В результате их работ на свет появился огромный танк: длина порядка 10 метров, вес под 100 тонн. По виду он напоминал массивный бронированный вагон на четырех гусеницах. В движении его должны были приводить 2 двигателя суммарной мощностью всего в 210 л.с., так что о какой-либо подвижности можно было забыть. Танк вооружался 57-мм пушкой и 6 пулеметами, которые создавали вокруг него сплошную стену огня. Несмотря на то, что бронирование танка защищало его от огня немецких 77-мм полевых орудий, почти сразу же после испытаний танк был отправлен на металлолом.

Американский вариант Т-28 (Т-95)

Третьими, кто замахнулся на создание танка на 4 гусеницах, стали американцы. В 1943 году в США была запущена программа по разработке тяжелых танков Т-28, которые бы без проблем могли преодолеть любую оборону, даже такую крепкую как «Западный вал» или «Линия Зигфрида». Основным вооружением танка должно было стать 105-мм орудие, однако опять-таки расположенное не в башне, а в самом корпусе. По сути, американцы разрабатывали не танк, а ПТ-САУ. Орудие было расположено в корпусе между гусеницами и прикрыто мощнейшей броней в 305-мм. В итоге машина была переквалифицирована в самоходку и получила новый индекс Т-95.

Боевой вес машины составил 86 тонн, поэтому для снижения давления на грунт было принято решение о применении 4 гусениц: попарно, по 2 на каждый борт. При этом внешние гусеницы самоходки защищались прикрепленными к ним бортовыми экранами толщиной в 100 мм и могли сниматься и буксироваться позади машины на тросе. Снятие гусениц также облегчало транспортировку Т-95, так как существенно уменьшало ширину машины с 4,56 м. до 3,15 м. Всего было изготовлено 2 таких машины, которые применялись только для испытаний. Одну из них можно до сих пор увидеть в музее Паттона в Форт-Ноксе, в штате Кентукки.

В начале 1956 года Главное бронетанковое управление МО СССР сформулировало основные тактико-технические требования для нового тяжелого танка, который должен был поступить на вооружение на рубеже 50-60 годов. В частности ограничение по весу должно было составить 50-60 тонн, в то же время танк планировалось оснастить новым 130-мм орудием. Техническое задание на разработку танка было выдано 2-м КБ: Челябинского тракторного завода и Ленинградского им. Кирова. Отбор должен был происходить на конкурсной основе.

В 1950-е годы в советской армии сложилась непростая ситуация с тяжелыми танками: в эксплуатации находилось 4 модели. Оставшийся с Великой Отечественной войны танк ИС-2 уже не отвечал требованиям времени (главным образом по защищенности) и в перспективе годился только на службу в роли ДОТов. ИС-3 имел низкую надежность, поэтому в войсках не пользовался популярностью, а по уровню бронирования лишь незначительно отличался от принятого на вооружение среднего танка Т-54. Имеющийся танк ИС-4 – был защищенной и мощной машиной, но стоил в 3 раза дороже, чем ИС-3, при этом, не устраивая военных по требованиям мобильности и также, как и ИС-3, страдая техническими проблемами. Все три имеющихся тяжелых танка в качестве основного вооружения имели 122-мм нарезную пушку Д-25Т, к тому моменту уже заметно устаревшую. Наряду с ними место основного тяжелого танка пытался занять Т-10, который выпускался огромной для этого класса техники серией. Данный танк устраивал военных своими эксплуатационными качествами, но не выдерживал сравнения с натовскими аналогами – британским «Конкэрором» и американским М103, по крайней мере до проведения модернизации до уровня Т-10М.

Читать еще:  Экспериментальный танк Krauss-Maffei PUMA PT1 (Германия)

Создаваемый танк должен был заменить все имеющиеся машины и лишиться главного недостатка Т-10 – слабой бронезащиты и эффективно бороться со всеми существующим и перспективными танками вероятного противника. В 1957-1959 годах было представлено 3 прототипа, но лишь один из них «Объект 279» создавался заново, став одной из самых необычных и смелых моделей во всей истории мирового танкостроения.

Конструкторские работы над проектом возглавлял Л. С. Троянов, который уже отметился созданием тяжелого танка ИС-4. В отличие от проектов конкурентов (Объект 770 – ЧТЗ и Объект 277 — еще один проект Кировского завода), его тяжелый танк предназначался для использования в условиях применения противником ядерного оружия и на труднопроходимой для техники местности.

Проект танка обладал классической компоновкой. Но примененные оригинальные конструктивные решения привели к тому, что заброневой объем в 11,47 кубических метров, фактически был наименьшим среди всех тяжелых танков тех лет (можно отнести к недостаткам). Корпус танка представлял из себя литую конструкцию из 4 массивных деталей, соединенных при помощи сварки. На борта танка были установлены разнесенные стальные экраны, обладающие криволинейным профилем. Данные экраны призваны были обеспечить дополнительную противокумулятивную защиту, одновременно с этим, придавая корпусу обтекаемую форму. Танк отличался чрезвычайно мощным бронированием. Лобовая броня обладала толщиной в 192 мм по нормали (в ряде источников указывается 269 мм, что представляется завышенным) имела наклон под 60 градусов и угол подворота до 45 градусов. Фактически приведенная толщина брони была эквивалентна 384-550 мм. Танковые борта защищались 182-мм броней имеющей наклон около 45 градусов (эквивалентно бронированию в 260 мм). Данный уровень бронирования гарантировал непоражаемость танка при обстреле из любого имеющегося на тот момент танкового орудия с любых дистанций.

Башня танка была полусферической, цельнолитой и сплюснутой. Башня обладала равномерной толщиной брони в 305 мм, и наклоном в 30 градусов (эквивалент 352 мм). Благодаря этому «Объект 279» получил рекордный уровень защищенности, который был достигнут без использования комбинированного бронирования. При этом масса танка составляла 60 тонн, что кажется даже мелочью в сравнении с такими немецкими разработками, как «Маус» или Е-100.

Экипаж тяжелого танка состоял из 4 человек. Трое из них располагались в башне (командир, заряжающий и наводчик), а четвертый – механик-водитель находился в передней части корпуса по центру. Здесь же располагался его люк для посадки и высадки из танка.

Основным вооружением танка должно было стать 130-мм нарезное орудие М-65. С орудием был спарен 14,5-мм пулемет КПВТ. Данное орудие было разработано во второй половине 50-х годов для вооружения перспективных тяжелых танков и ПТ-САУ. Вес орудия составлял 4060 кг, а длина равнялась приблизительно 60 калибрам. Его особенностями было наличие щелевого дульного тормоза, вспомогательной продувки ствола сжатым воздухом и эжектора. Дульная энергия ствола составляла 15-16 МДж, а 30,7 кг. бронебойный трассирующий снаряд покидал его на скорости 1000 м/с. Дульная энергия орудия в 1,5 раза превышает показатели современных 120-125-мм гладкоствольных пушек.

Процесс боепитания орудия был частично автоматизирован. Совместная работа кассетного полуавтомата заряжания и заряжающего позволяли добиться скорострельности в 5-7 выстрелов в минуту. Наряду с этим разрабатывалась и более сложная система заряжания, которая позволила бы довести скорострельность до 10-15 выстрелов в минуту. Вместе с этим в расплату за очень плотную компоновку боекомплект танка был достаточно скромен – всего 24 выстрела раздельного заряжания и 300 патронов для пулемета.

На танке предполагалось использовать достаточно современные на тот момент приборы прицеливания и наблюдения: стереоскопический прицел-дальномер ТПД-2С, имеющий независимую стабилизацию, двухплоскостной электрогидравлический стабилизатор «Гроза», ночной прицел ТПН, объединенный с прибором ИК-подсветки Л-2, а также полуавтоматическую СУО. Многие из перечисленных приборов появились на серийных машинах только в конце 60-х годов.

В качестве основного для танка рассматривались 2 дизельных двигателя: 2ДГ-8М (1000 л. с. при 2400 об/мин) и ДГ-1000 (950 л. с. при 2500 об/мин). Оба двигателя имели горизонтальное расположение цилиндров (в целях экономии места в низком танковом корпусе) и могли обеспечить танку скорость хода по шоссе в 50-55 км/ч. Запас хода машины составлял 250-300 км. Вместо механической трансмиссии танк получил однопоточную трехступенчатую гидромеханическую передачу. Планетарная коробка передач частично автоматизировалась.

Основной изюминкой проекта – была ходовая часть, которая располагалась на 4 гусеничных движителях, расположенных под днищем корпуса. С каждого борта танка располагался блок из 2-х гусеничных движителей, в состав каждого из которых входило по 6 сдвоенных необрезиненных опорных катков и по 3 поддерживающих ролика. Ведущее колесо имело заднее расположение. Такая ходовая часть не имела аналогов в отечественном танкостроении. Узлы ходовой крепились на 2-х несущих конструкциях, которые по совместительству выполняли роль топливных баков. Подвеска танка была гидропневматической. Конструкция ходовой обеспечивала танку почти полное отсутствие клиренса, невозможность его посадки на грунт и достаточно низкое удельное давление на уровне 0,6 кг/кв. см.

По результатам проведенных испытаний, которые прошли в 1959 г. у танка был выявлен ряд серьезных недостатков ходовой части. В частности потери КПД при движении на вязком грунте, низкая поворотливость, сложность обслуживания и ремонта, невозможность снижения общей высоты танка и большая трудоемкость производства. Уже тогда стало ясно что «Объекту 279» не суждено стать серийным танком. Наиболее узкоспециализированный, амбициозный и дорогостоящий среди всех трех опытных образцов он должен был уступить им дорогу.

Но и этим планам уже не суждено было сбыться. 22 июля 1960 года во время демонстрации новой тяжелой техники на полигоне Капустин Яр Хрущев категорически запретил военным принимать на вооружение любые танки, превышающие массу в 37 тонн. Тем самым в СССР был поставлен крест на всей программе тяжелых танков. Однако, не смотря на это, «Объект 279» на протяжении многих лет, вплоть до появления на вооружении танков Т-80У оставался одним из самых мощных танков в мире.

Читать еще:  Опытный автомат ТКБ-0146 (СССР)

«Объект 279»: советский танк для ядерной войны

Отечественный автопром и военно-промышленный комплекс в послевоенные годы создали немало передовых, гениальных и сумасбродных конструкций. Место среди них занял в высшей степени необычный монстр с таинственным названием «Объект 279».

Имя машины создает ей немалую долю харизмы. Скажем, индексация танков, включающая в себя литеру «Т» и комбинацию цифр, звучит привычно и только ознакомление с тактико-техническими характеристиками позволяет сделать вывод о заложенных в него решениях и боевом потенциале. Но бронированный «кулак», нареченный «Объект 279», априори вызывает повышенный интерес к своей персоне. Объект – значит нечто засекреченное, вероятно, необычное и наверняка удивительное! В действительности все было именно так. Один только внешний вид по сей день производит неизгладимое впечатление! Формой своего «тела» танк напоминал летающую тарелку, при этом опирался на движитель с четырьмя гусеницами. Для каких целей и кто создал невероятную экспериментальную машину, смахивающую на дитя покорителя космических глубин и грозного сухопутного воина?

В 1956 году были сформированы требования к перспективному тяжелому танку с основным 130-миллиметровым орудием, который сменил бы модель Т-10. «Объект» боевой массой 60 тонн от ленинградского КБ Ж.Я. Котина, рождавшийся под началом лауреата сталинских премий конструктора Льва Троянова, стал едва ли не самым дерзким проектом среди представленных. Перед машиной стояла самая незавидная завидная – участие в боевых действиях на тяжелом бездорожье, да еще и при ядерной атаке. Опасения касательно нанесения опустошающего удара из-за океана вылились в невиданную конструкцию. Корпус а-ля летающая тарелка по замыслу должен был препятствовать переворачиванию ударной волной взрыва, а толщина лобовой брони в 269 мм вдвое превышала таковую у Т-10М. Пробить толстенную «шкуру» чудовища было непросто, однако этой особенностью его перечень оригинальных решений не ограничивался.

Инженеры применили 16-цилиндровый H-образный тысячесильный двигатель и уникальную ходовую часть с нерегулируемой гидропневматической подвеской, смонтированную на двух пустотелых балках, выполнявших роль топливных баков. Устройство шасси с четырьмя гусеницами позволяло танку преодолевать болота, глубокий снег и при этом полностью исключало посадку на брюхо при проезде вертикальных препятствий. При этом среднее давление на грунт было сопоставимо с таковым у легкого танка.

Увы, «Объект», как и многие другие советские разработки, сгубила высокая сложность конструкции. Затрудненное обслуживание и ремонт, невозможность снизить высоту машины при модернизации, сложное производство, высокие потери мощности в гусеничном движителе и, наконец, неповоротливость поставили крест на проекте.

Впрочем, имелась и другая, куда более веская причина, по которой танк остался на уровне прототипа – 22 июля 1960 во время демонстрации тяжелой техники на полигоне Капустин Яр Никита Хрущев строго-настрого запретил брать на вооружение танки массой свыше 37 тонн.

Единственный экземпляр был собран в 1959 году, но он хотя бы не утрачен – занял место в экспозиции Бронетанковом музее в Кубинке.

Советский танк «Луноход» или объект 279 (7 фото)

Этот танк представляет из себя самую настоящую летающую тарелку, только размещенную на гусеницах и имеющую башню. Но и на этом странности не заканчиваются, поскольку гусениц у данной тяжелой машины не одна пары, а две.
Самое удивительное заключается в том, что данный тяжелый танк вполне мог быть принят на вооружение Советской армии, хотя в итоге и разделил участь многих опытных тяжелых танков, так и не дойдя до заводского конвейера.

Объект 279

В начале 1956 года Главное бронетанковое управление МО СССР сформулировало основные тактико-технические требования для нового тяжелого танка, который должен был поступить на вооружение на рубеже 50-60 годов. В частности ограничение по весу должно было составить 50-60 тонн, в то же время танк планировалось оснастить новым 130-мм орудием. Техническое задание на разработку танка было выдано 2-м КБ: Челябинского тракторного завода и Ленинградского им. Кирова. Отбор должен был происходить на конкурсной основе.

В 1950-е годы в советской армии сложилась непростая ситуация с тяжелыми танками: в эксплуатации находилось 4 модели. Оставшийся с Великой Отечественной войны танк ИС-2 уже не отвечал требованиям времени (главным образом по защищенности) и в перспективе годился только на службу в роли ДОТов. Танк ИС-3 имел низкую надежность, поэтому в войсках не пользовался популярностью, а по уровню бронирования лишь незначительно отличался от принятого на вооружение среднего танка Т-54.
• Имеющийся танк ИС-4 – был защищенной и мощной машиной, но стоил в 3 раза дороже, чем ИС-3, при этом, не устраивая военных по требованиям мобильности и также, как и ИС-3, страдая техническими проблемами. Все три имеющихся тяжелых танка в качестве основного вооружения имели 122-мм нарезную пушку Д-25Т, к тому моменту уже заметно устаревшую.
• Наряду с ними место основного тяжелого танка пытался занять Т-10, который выпускался огромной для этого класса техники серией. Данный танк устраивал военных своими эксплуатационными качествами, но не выдерживал сравнения с натовскими аналогами – британским «Конкэрором» и американским М103, по крайней мере, до проведения модернизации до уровня Т-10М.
• Создаваемый новый танк должен был заменить все имеющиеся машины и лишиться главного недостатка Т-10 – слабой бронезащиты и эффективно бороться со всеми существующим и перспективными танками вероятного противника. В 1957-1959 годах было представлено 3 прототипа, но лишь один из них, «Объект 279», создавался заново, став одной из самых необычных и смелых моделей во всей истории мирового танкостроения.
• Конструкторские работы над проектом возглавлял Л.С.Троянов, который уже отметился созданием тяжелого танка ИС-4. В отличие от проектов конкурентов (Объект 770 – ЧТЗ и Объект 277 — еще один проект завода им. Кирова), его тяжелый танк предназначался для использования в условиях применения противником ядерного оружия и на труднопроходимой для техники местности.

Читать еще:  Проект стратегического бомбардировщика Xian H-8 (Китай)

Четырёхгусеничный танк «Объект 279»
• Проект танка обладал классической компоновкой. Но примененные оригинальные конструктивные решения привели к тому, что заброневой объем в 11,47 кубических метров, фактически был наименьшим среди всех тяжелых танков тех лет (можно отнести к недостаткам). Корпус танка представлял из себя литую конструкцию из 4 массивных деталей, соединенных при помощи сварки. На борта танка были установлены разнесенные стальные экраны, обладающие криволинейным профилем. Данные экраны призваны были обеспечить дополнительную противокумулятивную защиту, одновременно с этим, придавая корпусу обтекаемую форму.
• Танк отличался чрезвычайно мощным бронированием. Лобовая броня обладала толщиной в 192 мм по нормали (в ряде источников указывается 269 мм, что представляется завышенным) имела наклон под 60 градусов и угол подворота до 45 градусов. Фактически приведенная толщина брони была эквивалентна 384-550 мм. Танковые борта защищались 182-мм броней имеющей наклон около 45 градусов (эквивалентно бронированию в 260 мм). Данный уровень бронирования гарантировал непоражаемость танка при обстреле из любого имеющегося на тот момент танкового орудия с любых дистанций.
• Башня танка была полусферической, цельнолитой и сплюснутой. Башня обладала равномерной толщиной брони в 305 мм, и наклоном в 30 градусов (эквивалент 352 мм). Благодаря этому «Объект 279» получил рекордный уровень защищенности, который был достигнут без использования комбинированного бронирования. При этом масса танка составляла 60 тонн, что кажется даже мелочью в сравнении с такими немецкими разработками, как «Маус» или Е-100.
• Экипаж тяжелого танка состоял из 4 человек. Трое из них располагались в баше (командир, заряжающий и наводчик), а четвертый – механик-водитель находился в передней части корпуса по центру. Здесь же располагался его люк для посадки и высадки из танка.

• Основным вооружением танка должно было стать 130-мм нарезное орудие М-65. С орудием был спарен 14,5-мм пулемет КПВТ. Данное орудие было разработано во второй половине 50-х годов для вооружения перспективных тяжелых танков и ПТ-САУ. Вес орудия составлял 4060 кг, а длина равнялась приблизительно 60 калибрам. Его особенностями было наличие щелевого дульного тормоза, вспомогательной продувки ствола сжатым воздухом и эжектора.
• Дульная энергия ствола составляла 15-16 МДж, а 30,7 кг бронебойный трассирующий снаряд покидал его на скорости 1000 м/с. Дульная энергия орудия в 1,5 раза превышает показатели современных 120-125-мм гладкоствольных пушек.
Процесс боепитания орудия был частично автоматизирован. Совместная работа кассетного полуавтомата заряжания и заряжающего позволяли добиться скорострельности в 5-7 выстрелов в минуту. Наряду с этим разрабатывалась и более сложная система заряжания, которая позволила бы довести скорострельность до 10-15 выстрелов в минуту. Вместе с этим в расплату за очень плотную компоновку боекомплект танка был достаточно скромен – всего 24 выстрела раздельного заряжания и 300 патронов для пулемета.

• На танке предполагалось использовать достаточно современные на тот момент приборы прицеливания и наблюдения: стереоскопический прицел-дальномер ТПД-2С, имеющий независимую стабилизацию, двухплоскостной электрогидравлический стабилизатор «Гроза», ночной прицел ТПН, объединенный с прибором ИК-подсветки Л-2, а также полуавтоматическую СУО. Многие из перечисленных приборов появились на серийных машинах только в конце 60-х годов.
• В качестве основного для танка рассматривались 2 дизельных двигателя: 2ДГ-8М (1000 л.с. при 2400 об/мин) и ДГ-1000 (950 л.с. при 2500 об/мин). Оба двигателя имели горизонтальное расположение цилиндров (в целях экономии места в низком танковом корпусе) и могли обеспечить танку скорость хода по шоссе в 50-55 км/ч. Запас хода машины составлял 250-300 км. Вместо механической трансмиссии танк получил однопоточную трехступенчатую гидромеханическую передачу. Планетарная коробка передач частично автоматизировалась.

• Основной изюминкой проекта была ходовая часть, которая располагалась на 4 гусеничных движителях, расположенных под днищем корпуса. С каждого борта танка располагался блок из 2-х гусеничных движителей, в состав каждого из которых входило по 6 сдвоенных необрезиненных опорных катков и по 3 поддерживающих ролика. Ведущее колесо имело заднее расположение.
• Такая ходовая часть не имела аналогов в отечественном танкостроении. Узлы ходовой крепились на 2-х несущих конструкциях, которые по совместительству выполняли роль топливных баков. Подвеска танка была гидропневматической. Конструкция ходовой обеспечивала танку почти полное отсутствие клиренса, невозможность его посадки на грунт и достаточно низкое удельное давление на уровне 0,6 кг/см2.

Четырехгусеничная платформа на испытаниях.

• По результатам проведенных испытаний, которые прошли в 1959 году, у танка был выявлен ряд серьезных недостатков ходовой части:
— потери КПД при движении на вязком грунте,
— низкая поворотливость,
— сложность обслуживания и ремонта,
— невозможность снижения общей высоты танка,
— большая трудоемкость производства.
• Уже тогда стало ясно что «Объекту 279» не суждено стать серийным танком. Наиболее узкоспециализированный, амбициозный и дорогостоящий среди всех трех опытных образцов он должен был уступить им дорогу. Но и этим планам уже не суждено было сбыться.
• 22 июля 1960 года во время демонстрации новой тяжелой техники на полигоне Капустин Яр Хрущев категорически запретил военным принимать на вооружение любые танки, превышающие массу в 37 тонн. Тем самым в СССР был поставлен крест на всей программе тяжелых танков. Однако, не смотря на это, «Объект 279» на протяжении многих лет, вплоть до появления на вооружении танков Т-80У оставался одним из самых мощных танков в мире.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector