1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Перспективный танк Alatay (Турция)

Бронированный кулак Эрдогана. Танк Altay

Весь XX век Турция закупала танки за рубежом: в СССР (Т-26 в 1935 году), во Франции (Renault FT-17 и R35) в Великобритании (Vickers Garden Loyd и Garden Loyd M1931, Vickers 6ton Mk E и 13 Vickers Mk VIb), в фашистской Германии (PzKpfw III и IVG), в ФРГ (Leopard I и II), в Израиле (М60Т Sabra) и в США (M60). Со временем турецкое машиностроение сумело даже освоить азы модернизации танков – так были доведены до удовлетворительного состояния Леопарды и М60. К началу XXI века в турецком истеблишменте пришли к выводу о необходимости создания собственного танка, тем более что плюсов от такого шага немало. Во-первых, собственный танк оказывается дешевле, чем организация лицензионного производства предлагаемых Leopard, Leclerc, Т-84-120 «Ятаган» и другой подобной техники. Во-вторых, самостоятельная политика Турции могла закономерно вызвать неудовольствие части стран НАТО, поставляющих бронетехнику и комплектующие с последующим эмбарго. Что и случилось после подавления неудачной попытки свержения власти в Турции. В-третьих, страна, претендующая на ведущие роли в регионе, должна обладать собственными компетенциями в области разработки оборонной техники. И, наконец, в-четвертых, будущий танк может вполне стать доходным экспортным товаром, ведь Турция давно и успешно торгует оружием.

Первые деньги были выделены в марте 2007 года, когда в присутствии премьер-министра Эрдогана был подписан контракт с фирмой Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi на 400 млн. долларов. По заверениям руководства Otokar, к началу 2017 года на разработку танка были дополнительно потрачены порядка 1 млрд. долларов из собственных средств фирмы. С самого начала турки не планировали самостоятельно справляться с задачей и пригласили для технической поддержки южнокорейскую Hyundai Rotem, известную прежде всего по танку K2 «Чёрная пантера». Сообщается, что наравне с Rotem турецкие оружейники рассматривали немецкую KMW, но требование полностью передать технологии Leopard 2 были отвергнуты немцами. А корейцев смогли убедить поделиться секретами K2. Otokar также достаточно известна в оружейный кругах: лёгкий броневичок Cobra, который Грузия выставила против Южной Осетии в 2008 году, — её рук дело.

Первые опытные образцы Altay на военной базе Адапазары. 5 ноября 2012 года. Источник: andrei-bt.livejournal.com

В соответствии с западной модой будущий ОБТ назвали в честь героя Турции генерала Фахреттина Алтая, который освободил третий по численности город Измир от греческих войск в 1919-1923 годах. В августе 2010 года общественности была представлена 3D модель будущей машины, а на IDEF-2011 в Стамбуле красовался полноразмерный макет танка. Инженеры турецко-корейской команды работали в форсированном режиме, и уже 5 ноября 2012 года на военной базе Адапазары показали два опытных Altay в металле. Образец MTR был для ходовых испытаний, а на образце FTR исследовали огневую мощь танка. Фактически турецкая машина представляет собой глубоко модернизированный (и упрощенный) корейский К2 – до 60% технологий были напрямую позаимствованы у «Чёрной пантеры». В том числе и стоимость, превышающую 5,5 млн. долларов.

Как и корейцы, ничего принципиального нового турецкие инженеры не придумали: компоновка классическая, с моторно-трансмиссионным отделением в корме, управлением в носовой части и боевым отделением по центру. Подвеска предполагается гидропневматическая, которая позволит танку демонстративно на показах переваливаться на гусеницах, как умеет его коллега К2. Механик-водитель сидит ровно по центру и ведет наблюдение через три призменных прибора в сдвигающемся люке. От автомата заряжания, реализованного в К2, решено было отказаться, поэтому в башне Altay пришлось искать место для заряжающего, которого разместили слева от пушки. Справа от орудия впереди командира посадили наводчика – два этих члена экипажа делят один люк, открывающийся назад. Башня танка, пожалуй, одна из немногих полностью самостоятельных разработок турецких инженеров, отличающаяся от корейского прообраза более серьезным бронированием. Конструкция её сварная, с развитым заманом в кормовой части, в котором расположили часть боекомплекта (с вышибными панелями), кондиционер и вспомогательную силовую установку.

Первые опытные образцы Altay на военной базе Адапазары. 5 ноября 2012 года. Источник: andrei-bt.livejournal.com

Пушку взяли у собратьев по НАТО немцев – это Rheinmetall Rh 120L/55 со всеми «примочками»: контроль изгиба ствола, термозащитный кожух и эжекционная система. Планируют снарядить Altay 57 унитарными выстрелами – кумулятивно-осколочными, подкалиберными оперенными и осколочно-шрапнельными. Зависимость от немецкой промышленности не совсем устраивает турецкое военное командование, и уже несколько лет компания Makin eve Kimya Endustrisi Kurumu работает над пушкой MKEK 120. Пулеметное вооружение традиционное – 7,62-мм спарен с пушкой, а 12,7-мм на башенном дистанционно-управляемом модуле. Систему управления огнем Volkan III или National Canon разработки фирмы Aselsan взяли у военно-морского флота (платформа TASK), она включает в себя прицельно-наблюдательный комплекс для командира и наводчика с двумя стабилизированными каналами – дневным и ночным. И, конечно, джентльменский набор современного танка — лазерный дальномер и тепловизор. У командира, как и положено, самый впечатляющий обзор в 360 0 с возможностью наблюдения вне зависимости от положения башни. Танк умеет регистрировать лазерное облучение, защищаться от ОМП, ставить дымовые помехи (семь дымовых гранатометов в корме башни) и самостоятельно тушить возгорания. На бронирование турки денег не пожалели – применяется композитная броня, возможно, будет динамическая защита, а также бортовые экраны с недешевыми керамическими пластинами. Курирует заработку бронезащиты турецкая фирма Roketsan. На данный момент остается открытым вопрос об оснащении Altay комплексов активной защиты.

Читать еще:  Экспериментальный экраноплан «КМ» (Корабль-макет) (СССР)

Сложности у турецкой оборонной промышленности начинаются при упоминании о силовой установке танка – собственной разработки у инженеров нет. Предполагалось установить немецкий турбодизель MTU Friedrichshafen мощностью 1500 л.с., но ФРГ уже в 2016 году обозначила, что, после подавления революции в Турции, с поставками могут быть проблемы. И трансмиссия у танка также импортная – немецкая Renk. Австрийский вариант силовой установки от AVL List GmbH и её лицензионное производство на территории Турции также приказали долго жить после санкций Евросоюза. Курировала совместную австрийско-турецкую разработку компания Tumosan, которая с 1975 года специализируется на производстве тракторных 3- и 4-цилиндровых дизелей мощностью не более 115 л. с. Были попытки переговоров с японцами, но Mitsubishi Heavy Industries отказалась принимать участие в проектировании турецкого танкового двигателя. В итоге контракт на разработку силовой установки и трансмиссии в феврале 2018 году отдали турецко-катарской ВМС. Компания близка ко двору Эрдогана, так как находится под контролем Эдхема Санджака, близкого друга правителя Турции. Мотор планируют создать мощностью 1800 л. с. с минимальным привлечением импортных комплектующих. Это должно придать 60-тонной машине приемлемую динамику в пределах максимальных 70 км/ч. Именно вопрос силовой установки и трансмиссии является главным, из-за чего с таким опозданием к середине 2018 года Altay встаёт на стапеля предприятий BMC. Очевидно, оснащать машины будут силовыми установками, поставленными в Турцию до введения санкций Евросоюза. Примечательно, что правительство Турции отказало компании-разработчику Otokar в контракте на производство Altay. Это, пожалуй, впервые в истории танкостроения, когда одна компания ведет разработку машины, а совсем другая занимается производством. Видимо, Otokar совсем в плохих отношениях с турецким руководством. ВМС планируют собрать в первой очереди 250 машин, а общее количество танков в армии Турции к середине 2020-х должно составить не более 1000.

Altay AHT (Asimetrik Harp Tanki — танк асимметричной войны) на IDEF-2017. Источник: i-korotchenko.livejournal.com

Ещё не встав на производство, Altay уже обзавелся модификацией AHT (Asimetrik Harp Tanki, танк асимметричной войны), которую разработчик Otokar представил на IDEF-2017. Машина стала ответом на результаты операции «Щит Евфрата», в ходе которой бронетанковые подразделения Турции понесли ощутимые потери от курдских полупартизанских формирований. Altay AHT оснащен противокумулятивными экранами, динамической защитой от неизвестного разработчика и дополнительно усиленным днищем. Командир получил выдвижной «перископ» Yamgoz с тепловизором, позволяющий вести наблюдение за полем боя из укрытия. По последней моде Altay оснастили бульдозерным отвалом для расчистки завалов, системой подавления радиоуправляемых фугасов и даже акустической системой обнаружения работы стрелкового оружия, на которое в автоматическом режиме наводится 12,7-мм пулемет. На данный момент неизвестно, что из всего этого будет реализовано в серийном танке, так как это инициативная разработка Otokar. На этой же выставке IDEF-2017 был показан традиционный вариант, наряженный в маскировочный комплект-накидку.

Altay в маскировочной накидке на IDEF-2017. Источник: i-korotchenko.livejournal.com

Чего можно ждать от турецкого «танка будущего»? По мнению экспертов, уже появившись на свет, Altay устарел: ни пушка, ни системы защиты, ни силовая установка не соответствуют современным и перспективным требованиям к бронетехнике. Уровень турецкой машины примерно равен Т-90 начала 2000-х годов. Тем не менее, как только решат проблему с силовыми установками, Altay будет постепенно заменять серии Leopard и M60 в турецких бронетанковых войсках и, вполне возможно, будет поставляться на экспорт. Среди возможных претендентов на покупку: Азербайджан, Пакистан и страны Персидского залива. Осталось только провести маленькую победоносную войну, чтобы доказать всю мощь бронированного кулака Эрдогана.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Продукт политической воли: зачем Турция создаёт собственный перспективный танк

Анкара собирается начать серийное производство собственного перспективного танка Altay. Эту задачу возьмёт на себя частная турецко-катарская компания BMC, сообщает портал Defense News. Под эти нужды создаётся площадка в городе Карасу (Сакарья). По информации ресурса, в скором времени Управление оборонной промышленности Турции заключит с BMC контракт стоимостью $3,5 млрд на выпуск партии в 250 машин.

Согласно опубликованному в марте 2017 года Стратегическому плану развития оборонной промышленности Турции, в 2020—2021 годах армия должна получить 35 танков Altay. Серийное производство этой гусеничной машины намечено на конец 2020 года, а масштабные поставки Altay начнутся в 2022-м.

В общей сложности в будущем Управление оборонной промышленности рассчитывает поставить в вооружённые силы до тысячи машин, обновив треть танкового парка турецкой армии.

Первые серийные Altay будут оснащены немецкими дизельными двигателями MTU MT 883 Ka 501. Предполагается, что после 2022 года танки будут передвигаться уже на национальных силовых установках. Стратегический план развития предусматривает финансирование разработки двигателей для «сухопутных платформ».

Созданием силовой установки займётся компания Otomotiv Sanayi ve Ticaret A.Ş. Первоначально Анкара рассчитывала использовать немецкие или австрийские двигатели. Однако в 2016—2017 годах Берлин и Вена приняли ряд решений, которые существенно ограничили военно-техническое сотрудничество с Турцией.

Читать еще:  Опытный штурмовик Су-14 ВК-1 (СССР)

Напряжённые отношения с Западом вынудили Управление оборонной промышленности (подчиняется напрямую президенту Реджепу Тайипу Эрдогану) объявить конкурс на разработку собственной силовой установки мощностью 1,5 тыс. лошадиных сил.

Заимствованные решения

Altay — первый турецкий танк. Его назвали в честь генерала Фахреттина Алтая (1880—1974), одного из лидеров Кемалистской революции, в ходе которой Турция отстояла свою независимость.

Разработкой Altay с 2007 года занимается Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi. Полноразмерный макет машины был впервые продемонстрирован в Стамбуле в 2011 году на международной выставке IDEF. Уже через год было собрано два прототипа. В проект Altay Турция уже вложила около $500 млн.

Машина массой 60 т продемонстрировала на испытаниях хорошую подвижность и огневые показатели. Танк вооружён 120-миллиметровой гладкоствольной пушкой и пулемётом калибра 12,7 мм и оснащён панорамным прицелом и тепловизионным оборудованием.

На турецкий танк установили композитную броню модульного типа и средства динамической защиты. Однако он лишён новейших комплексов активной защиты (перехват боеприпасов противника). Ещё один недостаток машины — относительно невысокий уровень автоматизации управления. Например, в Altay предусмотрена ручная система заряжания.

Эксперты сходятся во мнении, что Анкара скопировала до 60% технологических решений, применяемых в зарубежных машинах. Так, башня, корпус, пушка и ходовая часть Altay очень напоминают конструкцию южнокорейского танка K2 Black Panther и немецкого Leopard.

Версию о заимствовании подтверждает и то, что в проекте участвует южнокорейская компания Hyundai Rotem. Кроме того, в 2004 году Минобороны Турции объявило тендер на поставку крупной партии зарубежных танков с условием передачи Анкаре всей технической документации. Заявки подали США (M1 Abrams), Германия (Leopard 2) и Украина (Т-84).

В перспективе Altay должен обновить устаревающий танковый парк страны. Сегодня основными боевыми машинами Вооружённых сил Турции служат модернизированные американские танки M48 и M60, немецкие Leopard 1 и Leopard 2. Главное препятствие для быстрого перевооружения — высокая цена Altay — $5,5 млн (стоимость российского Т-90 — $2 млн, Т-14 «Армата» — около $4 млн).

Стимул для развития

В беседе с RT кандидат военных наук Сергей Суворов заявил, что создание собственного двигателя для Altay будет серьёзным вызовом для турецкой оборонной промышленности. По его мнению, разработка силовой установки может стать препятствием для серийного производства танка.

«Туркам было бы проще купить хороший двигатель у немцев или австрийцев, потому что позиции Турции в двигателестроении достаточно слабые. Возможно, туркам придётся повременить с выпуском машин для эксплуатации в войсках. Без надёжного двигателя разговор о возможностях танка в бою не имеет смысла. А полагаться в таких вопросах на Запад явно не в интересах Турции», — отметил Суворов.

По словам Суворова, в ходе работ по созданию опытных образцов Otokar с большой вероятностью заимствовал технологические решения Южной Кореи, Германии, США и Украины.

«Это абсолютно нормальная практика. История танкостроения говорит нам, что на создание полностью оригинального образца уходит как минимум 20 лет. Altay будет обязательно доведён до ума. У турецкой оборонки очень сильная государственная поддержка. В этом проекте ярко проявляется политическая воля Анкары», — пояснил Суворов.

Собеседник RT полагает, что Altay будет находиться примерно на одном технологическом уровне с российским Т-90С «Владимир» 2000 года разработки. При этом реальные потребности турецкой армии в новейшей машине, по оценке Суворова, ограничиваются 200 единицами.

Эксперт считает, что проект Altay преследует две цели — оснастить вооружённые силы собственным современным танком и предоставить национальной оборонной промышленности дополнительный стимул для развития.

«Туркам не требуется армада таких танков, как Altay. Возможности Altay будут избыточны для войн, которые ведёт сейчас Анкара. Здесь переплелись скорее политические и экономические причины. Турция хочет обрести технологическую независимость от зарубежных стран и в идеале занять лидерские позиции по экспорту вооружения», — резюмировал Суворов.

Altay против «Арматы»: откуда скопирован первый турецкий танк

То, что на вооружении турецкой армии могут появиться танки собственного производства, анонсировалось еще с середины 2000-х годов. И лишь относительно недавно широкой публике были наконец представлены первые образцы боевой машины турецкой сборки, получившей имя Altay («Алтай»), названной так в честь командира кавалерийского корпуса времен войны за независимость Турции 1919-1923 годов генерала Фахреттина Алтая.

Гремя огнем, сверкая блеском стали

Очередная презентация данного показателя турецкого «прорыва» в производстве бронетанковой техники состоялась в мае этого года на выставке IDEF-2015 в Стамбуле, где свои изделия традиционно демонстрируют предприятия местной оборонки.

Аналитики сразу заметили сходство машины с новыми танками южно-корейской армии K2 «Черная Пантера». Представители турецкой частной компании Otokar (производителя бронированных машин для армии Турции) не стали скрывать: в создании «своего» танка они широко использовали опыт, накопленный корейцами. По некоторым данным, технологии, использованные производителями из Южной Кореи, турками были заимствованы не менее чем на 60 процентов.

Все бы ничего, но ведь и корейцы не особо ломали головы над своим детищем. Целый ряд разработок они точно также переняли у зарубежных «партнеров». В частности, основное вооружение К-2 – 120-мм танковая пушка – оказалась изготовленной по мотивам немецкого орудия Rh-120.

Читать еще:  Проект межконтинентальной баллистической ракеты 8К713 ГР-1 (СССР)

Прототипом же автомата заряжания для корейского танка стал аналогичный аппарат, примененный на французском «Леклерке». Да и моторно-трансмиссионная установка у «корейца» оказалась европейского исполнения: и дизельный двигатель, и коробка передач были созданы в Германии.

Когда нельзя, но очень хочется

В принципе, как говорят специалисты, ничего страшного в подобной кооперации в сфере производства вооружений нет. Тем более что заимствование ряда изделий в турецком танке стало не следствием подпольного копирования, а результатом вполне легальных соглашений, заключенных Otokar с южнокорейской компанией Hyundai Rotem.

К слову, и Otokar, и Hyundai – компании, специализирующиеся преимущественно на выпуске автомобильной техники. Hyundai считается четвертым производителем автомотибилей в мире, а турецкий автозавод славится своими автобусами Navigo и грузовичками Atlas.

Однако как тогда расценивать анонсированное турецкой стороной желание полностью перейти на технику собственной разработки и производства? Ведь сегодня практически весь парк бронемашин Турции — это зарубежные закупки. В частности, на вооружении механизированных и танковых бригад и механизированных дивизий армии страны стоят немецкие «Леопарды» и американские М48 и M60. Именно поэтому «Алтай» должен был стать «прорывным национальным проектом» в области турецкого танкостроения.

Должен был. Но не стал. Эксперты уже сегодня говорят о проблемах у будущей основы «танковой армады» Турции. В частности, так и не решен вопрос с двигателем для новой машины. Первоначально предполагалось «позаимствовать» его у того же «Леопарда», однако заложенных в нем 1,5 тысячи сил оказалось маловато для передвижения 60 тонн — именно такой вес в итоге оказался у «Алтая». Кроме того, не удалось решить вопрос с подходящим автоматом заряжания. В итоге турки предложили вполне экономный вариант: сложное устройство они заменили на… дополнительного члена экипажа.

Пойдут машины в яростный поход

Эксперты не так давно сравнили тактико-технические характеристики основных боевых машин, состоящих на вооружении в армиях некоторых стран мира. Сравнение оказалось явно не в пользу турецкой новинки. По целому ряду показателей «Алтай» уступил не только своему прародителю — корейскому K2, но и «Леопарду», и даже российскому Т-90А — модификации далеко не самого нового Т-90 только с двигателем мощностью 1000 лошадиных сил, обновленной броней, прицельным оборудованием и оптимизированным автоматом заряжания.

В частности, первый проигрыш можно заметить по калибру основного оружия — танковой пушки. Если у Т-90А она 125-миллиметровая, то немецкий, корейский и турецкий танки оснащены орудием лишь в 120-мм. В итоге прицельная дальность стрельбы российской пушки 2А46М составляет 5 тысяч метров (а при ведении огня некоторыми видами боеприпасов — до 10 км), тогда как гладкоствольная пушка «Алтая» MKEK120 (реплика немецкого Rh-120) способна вести прицельный огонь максимум на три км.

Не самые лучшие показатели у турецкой боевой машины и по запасу хода (он уступает Т-90 более чем на 200 км), по весу (превышение на 16 тонн), по системам защиты: на Т-90 применена как броневая сталь и многослойная композитная броня, так и динамическая защита (необходима для превентивного срабатывания снарядов с кумулятивной боевой частью). Кроме того, российский танк оснащен комплексом противодействия управляемым ракетам, принцип которого основан на подавлении средств их наведения.

Altay vs «Армата» — сравнивая несравнимое…

Если «Алтай» по целому спектру показателей не дотягивает даже до Т-90, то сравнивать его с новейшим российским основным боевым танком Т-14 на платформе «Армата» и вовсе не имеет смысла. Немецкая газета Die Welt не так давно опубликовала информацию, основанную на заключении Минобороны ФРГ.

Военное ведомство страны бьет тревогу, требуя срочно искать замену Leopard 2 в связи с появлением Т-14. Причина — неспособность «Леопарда» пробивать защиту российской боевой машины. А журнал National Interest, опубликовавший сравнение Т-14 с американским «Абрамсом», вынес однозначное заключение: защитные технологии, примененные российскими танкостроителями, не применяются пока ни в одном танке мира.

При этом западные аналитики обращают внимание на то, что российская техника производится, даже несмотря на кризис и санкции, то есть наш ОПК вполне самодостаточен. Это в корне отличается от ситуации с тем же «Алтаем», где турецкая компания Tumosan, получившая от правительства Турции подряд на изготовление двигателя для нового танка, тут же подключила аутсорсинг: привлекла австрийского разработчика AVL List, который должен не только помочь туркам создать новый мотор, но и интегрировать его непосредственно в боевую машину.

Военный эксперт Виктор Мураховский убежден, что ничего из «затеи» с якобы собственным танком у Турции не выйдет. Во-первых, у этой страны нет традиций танкостроения. А кроме того, машины, репликой с которых стал «Алтай», практически не имеют опыта боевого применения, а корейская «Черная Пантера» и вовсе только-только встает на серийное производство.

Как отмечает эксперт, целый ряд стран пытался производить собственную бронетанковую технику, однако в итоге был вынужден все же обратиться к проверенным «брендам». Как пример Виктор Мураховский называет индийский проект «Арджун», который не оправдал вложенных в его разработку средств, и в итоге правительство страны сделало выбор в пользу экспортного варианта Т-90С.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector