1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проект авиационного ракетного комплекса «Кречет» (СССР)

Проект 1143 «Кречет»

Проект 1143 «Кречет»

Проект 1143 «Кречет» — проект авианесущих противолодочных крейсеров, который создавался как продолжение серии кораблей проекта 1123 «Кондор».

Содержание

История

История создания авианесущих кораблей, наверное, самая трагичная из историй созданий кораблей в Советском Союзе. Ещё до начала Великой Отечественной войны, в Союзе началась разработка собственного полноценного авианосца водоизмещением до 35 000 т, но до постройки дело так и не дошло. После войны адмиралу флота Николаю Кузнецову удалось включить в планы по проектированию кораблей на 10 лет, но проекты авианосцев так и не появились. К концу 60-х годов XX века, в СССР уже существовали два противолодочных крейсера проекта 1123 «Кондор». В это же время, после показа правительству прототипа Як-36, благодаря стараниям Устинова, началось проектирование нового противолодочного корабля с авиационным вооружением. В результате появилось постановление правительства от 2 сентября 1968 года № 685—251 о прекращении строительства на ЧСЗ в г. Николаеве крейсера проекта 1123.3, и о начале строительства противолодочного крейсера проекта 1143 «Кречет» с авиационным вооружением. В задачи новых кораблей должны были входить:

  • противовоздушная оборона корабля и (или) группы кораблей, сопровождаемых им;
  • обеспечение безопасности подводных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;
  • поиск и уничтожение подводных лодок противника в составе противолодочной группы;
  • обнаружение, наведение и уничтожение надводных сил противника;
  • обеспечение высадки морского десанта.

По инициативе Невкого ПКБ началась проработка нескольких вариантов корабля. Из предложенных вариантов был выбран проект, максимально совместимый с кораблями прошлого проекта 1123, его утвердили 30 апреля 1970 года.

Описание

Новый противолодочный крейсер, был построен по классическим авиационным канонам: остров был смещён вправо от осевой линии корабля, полётная палубы имела консольный свес, на которой были размещены взлётно-посадочные площадки. Ангар, размерами 130 м x 22,5 м x 6,6 м для хранения авиакрыла, располагался под полётной палубой корабля. Для подъёма ЛА использовались два самолётоподъёмника.

В носовой части корабля и позади надстройки, располагалось вооружение. На носовой и занадстроечной части, были установлены ЗРК «Шторм» и 76-мм артиллерийские установки АК-726, ЗРК ближнего боя «Оса-М» разместили по левому и правому бортам. Для обороны корабля, расположение 30-мм ЗАК АК-630 сделали круговым. Ударным целям ПРК, служили 2 комплекса «Базальт». Для борьбы с подводными лодками использовались: 2 ракетных комплекса «Вихрь», 2 ракетно-бомбовые установки РБУ-6000, 2 пятитрубных 533 мм торпедных аппарата, расположенные в специальных закрываемых нишах побортно.

Для решения боевых задач, на корабле базировалось до 36 СВВП Як-38, а также вертолёты Ка-25 и Ка-27. Очень много проблем пришлось решать для обеспечения авиакрыла расходными материалами. На корабле были расположены баки для ГСМ и дополнительные помещения под авиационные боеприпасы. Со временем, командиры кораблей убедились в бесполезности в южных широтах палубных самолётов с вертикальным взлётом. [1]

Всего было построено 3 корабля проекта 1143:

Баллистические ракеты авиационного базирования

Что же это за страшное оружие, которое надолго запретили СССР и США? Термин «баллистическая ракета класса «воздух–поверхность» означает баллистическую ракету с дальностью свыше 600 километров, которая установлена внутри летательного аппарата или на его внешних устройствах для запуска с этого летательного аппарата».

Интерес к размещению БР на самолетах возник в СССР и США в 1950-е годы. БРВЗ позволили исключить потери бомбардировщиков за счет возможности применения оружия без входа в зону действия системы ПВО противника в условиях ее растущих боевых возможностей .

В США в 1958-1959 годах были разработаны и проведены летные испытания ракет по программам «Bold Orion» (для бомбардировщика В-47) и «High Virgo» (бомбардировщик В-58). Максимальная дальность полета ракеты «Bold Orion» – 1770 км. Она стала первой в истории БРВЗ.

В 1960 году начата разработка БРВЗ «Skybolt». В 1962 году состоялся первый успешный пуск двухступенчатой ракеты с бомбардировщика В-52Н на дальность 1850 км, который мог нести четыре такие ракеты. Всего было произведено менее 100 ракет, и затем программа «Skybolt» была закрыта, в частности, из-за успехов программы БРПЛ «Поларис».

В СССР в конце 1950-х годов СКБ-385 (ныне ОАО «Государственный ракетный центр «КБ имени академика В.П. Макеева») проектировало БРВЗ Р-13А на базе БРПЛ Р-13. В начале 1960-х годов в связи с успехами в создании МБР и БРПЛ исчезла необходимость в воздушном виде базирования. Более целесообразным вариантом оснащения бомбардировщиков представлялись крылатые ракеты.
Ситуация кардинально изменилась в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Ввиду значительного увеличения количества ядерных боезарядов и существенного повышения точности стрельбы МБР возникла проблема обеспечения их выживаемости. Одним из путей ее решения стало воздушное базирование.

Читать еще:  Опытный учебно-тренировочный самолёт Shafagh (Иран)

Размещение БР межконтинентальной дальности на самолетах делало их практически неуязвимыми для СНВ противника. Нахождение зон патрулирования носителей БРВЗ в глубине своей территории исключает их поражение средствами ПВО.

Важным качеством является возможность подъема в воздух дежурящих на земле носителей БРВЗ и выхода из-под возможного удара противника в неопределенных, кризисных ситуациях, а также по сигналу системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). При этом высшему руководству предоставляется значительное время – около 5 часов, а при использовании дозаправки в воздухе – до 20 часов на анализ ситуации и принятие решения. Все действия до принятия решения на пуск ракет обратимы, и поэтому комплексы с БРВЗ не критичны к ложным тревогам СПРН. Это снижает риск применения ядерного оружия в результате неправильной оценки обстановки и позволяет разрешать взлет носителей более низким инстанциям.

Комплексы с БРВЗ способны оперативно и гибко менять режимы дежурства в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки. При ее обострении возможно быстрое наращивание воздушной группировки носителей БРВЗ с демонстрацией противнику отношения к ситуации и готовности нанесения гарантированного ответного удара. Тем самым в кризисных ситуациях комплексы БРВЗ могут оказывать стабилизирующее влияние. Поэтому в СССР и США в конце 1960-х годов вновь начали создаваться БРВЗ.

В США прорабатывались варианты на основе БРПЛ «Поларис» и военно-транспортного самолета «Локхид» С-5А (проект «Медуза»). В ходе стартовавшей в 1972 году программы создания перспективной МБР MX рассматривалась возможность ее воздушного базирования (на модернизированных транспортных самолетах «Локхид» С-5А, гражданских «Дуглас» DC-10, самолетах-амфибиях, с укороченными взлетом/посадкой, специальной разработки с большой продолжительностью полета, вертолетах). Предлагалось использовать самолет-носитель МС-747 – модифицированный вариант транспортного самолета «Боинг-747» с четырьмя БР со стартовой массой 45,4 т или восемью малогабаритными БР – 22,7 т.

В 1974 году были проведены эксперименты по десантированию макетов ракеты массой 31,8 т, а также МБР «Минитмен-1» с самолета «Локхид» С-5А. На последнем испытании МБР «Минитмен-1», установленная на платформе, была десантирована через хвостовой люк самолета с помощью парашютной системы. После отделения от платформы, стабилизации в вертикальном положении парашютной системой, прикрепленной в носовой части БР и удаления носителя на безопасное расстояние на высоте около 2,5 км на 10 сек. у нее был запущен двигатель. Испытания показали возможность как воздушного старта МБР с военно-транспортных самолетов большой грузоподъемности методом парашютного десантирования, так и реализации МБР MX в варианте БРВЗ.

В последующем США отказались от всех вариантов мобильного базирования МБР MX, кроме стационарного с более высокой точностью стрельбы, необходимой для «разоружающего» удара по объектам стратегических ядерных сил (СЯС) СССР.

В СССР в 1969-1970 годах КБ O.K.Антонова совместно с ЦАГИ, НИИ-АС и другими организациями Минавиапрома выполнялась НИР по межконтинентальному авиационно-ракетному комплексу Ан-22Р на базе военно-транспортного самолета Ан-22. На нем предполагалось разместить три вертикальные и выступающие над фюзеляжем пусковые установки с БР. Один из вариантов оснащался жидкостными ампулизированными БРПЛ Р-27 комплекса Д-5. Ракета Р-27 имела дальность полета 2500 км, стартовую массу 14,2 т и моноблочную боевую часть.

С начала 1970-х годов НИОКР по БРВЗ в СССР шли в двух направлениях. Первое базировалось на использовании существующих либо находящихся в разработке БРПЛ межконтинентальной дальности и дозвукового транспортного самолета Ан-124, второе – на создании новой малогабаритной БР и ее размещении на сверхзвуковых самолетах.

Работы по первому направлению возглавили КБ машиностроения (по ракетному комплексу) и КБ O.K. Антонова (по носителю). В 1972-1974 годах проводились исследования по комплексу «МАРК» на базе моноблочной БРПЛ Р-29 и военно-транспортных самолетов Ан-22 и Ан-124. Были обоснованы технический облик и реализуемость комплекса, рекомендовано использовать разрабатываемую более совершенную баллистическую ракету Р-29Р со стартовой массой 33,3 т и разделяющейся головной частью с тремя боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Дополнительные проработки подтвердили возможность размещения на самолете Ан-22 одной БР Р-29Р с аппаратурой морского комплекса Д-9Р, а на Ан-124 – трех Р-29Р при системах комплекса в авиационном исполнении или двух при «родных» системах комплекса Д-9Р. В 1988 году был выполнен эскизный проект по комплексу «МАРК» с новой БРПЛ Р-29РМ. На Ан-124 могло размещаться до двух ракет Р-29РМ со стартовой массой 40,3 т, оснащенных РГЧ ИН с 4 боевыми блоками.

Читать еще:  Опытная самоходная пусковая установка «Объект 910» (СССР)

Головные разработчики по второму направлению – КБ «Южное» и КБ А.Н. Туполева. В соответствии с проработками на бомбардировщике Ту-160К могли размещаться две БРВЗ 4-го поколения «Кречет-Р» со стартовой массой 24,4 т и двумя вариантами боевого оснащения: моноблочным с комплексом средств преодоления ПРО и РГЧ ИН (6 боевых блоков). В 1984 году был разработан эскизный проект.

Работы по БРВЗ в нашей стране не вышли из стадии проектирования, хотя к тому имелись научно-технические предпосылки и находящиеся в серийном производстве базовые компоненты (самолет Ан-124, ракета Р-29РМ), необходимые для создания нового типа стратегического ракетного оружия с высокими тактико-техническими характеристиками и боевой эффективностью.

Почему разработки по БРВЗ были остановлены и в СССР, и в США, а затем обе страны согласились на запрет этих ракет?

С учетом заявленных целей Договора СНВ-1 очевидно, что объективной причиной запрещения определенных СНВ могут являться их дестабилизирующие свойства: низкий уровень живучести, высокая точность стрельбы, малое подлетное время ракет. БРВЗ не обладают ни одним из этих свойств. По точности стрельбы БРВЗ не превосходят МБР и БРПЛ и поэтому не создают какую-либо дополнительную угрозу первого «разоружающего» удара по объектам противника. Носители БРВЗ, особенно на базе военно-транспортных самолетов, не могут скрытно выдвигаться на передовые рубежи пуска. БРВЗ применяются в своем воздушном пространстве под прикрытием системы ПВО и не создают угрозы внезапного нападения с малым подлетным временем. Более того, БРВЗ обладают совокупностью качеств, позволяющих рассматривать это оружие как в наибольшей степени способствующее повышению стратегической стабильности, в том числе в неопределенных и кризисных ситуациях. Как одностороннее, так и обоюдное включение БРВЗ в состав СЯС приводит к повышению стратегической стабильности.

Таким образом, пункт 18d статьи V действовавшего Договора СНВ-1, вводящий запрет на производство, испытания и развертывание БРВЗ, полностью противоречит целям этого договора, изложенным в его преамбуле. Почему же БРВЗ заняли место в одном ряду с объективно крайне дестабилизирующими видами СНВ типа ядерного оружия орбитального базирования?

Военно-политическое руководство США понимало, что любой новый разработанный и развернутый ими класс стратегических ракет обязательно вызовет ответную реакцию в СССР. Наличие БРВЗ у обеих стран было не в интересах США, стремящихся не к укреплению стратегической стабильности, а к достижению одностороннего превосходства. Негативные (с позиции американского руководства) последствия для США от развертывания советских БРВЗ перевешивали положительный эффект от роста боевой устойчивости их стратегических наступательных сил.

Такие же причины имело стремление США добиться запрета или максимальных ограничений на другие виды подвижных ракетных комплексов – грунтового и железнодорожного базирования. Показательно, что США никогда не предлагали запретить другой вид стратегических ракет класса «воздух–земля» – крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности. Наши КРВБ и их самолеты-носители уязвимы, в отличие от комплексов с БРВЗ, от систем ПВО НАТО.

Каких-либо объективных причин, обусловливающих отказ СССР от создания БРВЗ и последующее введение их запрета, в том числе связанных с технической реализуемостью, военно-экономической эффективностью или их свойствами, не было. По оценке экспертов, с точки зрения государственных интересов, это была ошибка. В случае иного развития событий сегодня Россия могла бы иметь группировку, например, из двенадцати-пятнадцати самолетов Ан-124 с ракетами типа Р-29РМ, которая обеспечила бы существенный вклад в поддержание стратегической стабильности на длительную перспективу.

Нынешний период ракетного противостояния характеризуется, с одной стороны, проводимыми в соответствии с Договором о стратегических наступательных потенциалах (СНП) значительными сокращениями СНВ, а с другой – предпосылками к возникновению новой холодной войны и гонки стратегических вооружений. Появились негативные факторы, подрывающие стратегическую стабильность: выход США из бессрочного Договора по ПРО и начало развертывания 3-го позиционного района ПРО в Европе; крупномасштабное развертывание США высокоточных крылатых ракет в неядерном оснащении и разработка качественно новых межконтинентальных систем высокоточного неядерного оружия по программе «Быстрый глобальный удар»; возможность двукратного увеличения США численности ядерных боезарядов, развернутых на стратегических носителях после сокращений по Договору о СНП за счет так называемого «возвратного потенциала» (ядерных зарядов, снятых с МБР и хранящихся на складах); развертывание США космических радиолокационных систем обнаружения подвижных грунтовых ракетных комплексов и возможное их комплексирование с ударными средствами; расширение НАТО и приближение к границам России.

Читать еще:  Снайперская винтовка CSR (Caracal sniper rifle) (ОАЭ)

Возможны различные варианты развития событий в ближайшие годы. Россия и США могут заключить соглашение, предусматривающее количественные и качественные ограничения систем ПРО на уровне, не угрожающем потерей нашими СЯС способности стратегического сдерживания.

Возможен и диаметрально противоположный вариант, при котором США в ближайшие годы продолжат развертывание территориальной системы ПРО наземного (на территории США), морского и передового наземного базирования вблизи границ России и реализуют «возвратный потенциал», что потребует нашего ответа. Это наиболее неблагоприятный для России и в целом для общей стратегической стабильности вариант «холодной войны-2» и гонки вооружений-2. Возможны и промежуточные варианты.

В любом из них ключевое значение будут иметь качественные характеристики отечественных ракетных комплексов стратегического назначения, и, прежде всего, высокая живучесть при нападении противника, а также гибкость функционирования СЯС в неопределенных и кризисных ситуациях. Эти качества в наибольшей степени присущи БРВЗ. Пролонгация Договора СНВ-1, предусматривающего запрет БРВЗ, существенно ограничила бы возможности отечественного совершенствования СЯС.

В случае продления Договора СНВ-1, необходимо было поставить вопрос о снятии запрета на производство, испытания и развертывание межконтинентальных БРВЗ, как противоречащего целям этого договора и обеспечению стратегической стабильности. Если наличие мощных и избыточных СЯС в период заключения Договора СНВ-1 нивелировало последствия ошибочного решения о запрете БРВЗ, то в современных условиях такой запрет будет более серьезной ошибкой.

Будет ли сохранен необоснованный запрет на БРВЗ, являющиеся эффективным средством поддержания стратегической стабильности в новых условиях, возможно мы узнаем в ближайшее время. В то время как 5 декабря 2009 года срок действия Договора СНВ-1 уже истёк.

Проект 1143 Кречет


Проект 1143 «Кречет» — проект авианесущих противолодочных крейсеров, который создавался как продолжение серии кораблей проекта 1123 «Кондор».
История: история создания авианесущих кораблей,

наверное самая трагичная из историй созданий кораблей в Советском Союзе. Ещё до начала Великой Отечественной войны, в Союзе началась разработка собственного полноценного авианосца водоизмещением до 35 000т, но до постройки дело так и не дошло.

После войны, адмиралу флота Николаю Кузнецову, удалось включить в планы по проектированию кораблей на 10 лет, но проекты авианосцев так и не появились. К концу 60-х годов ХХ века, в СССР уже существовали два противолодочных крейсера проекта 1123 «Кондор».
В это же время, после показа правительству прототипа Як-36, благодаря стараниям Устинова, началось проектирование нового противолодочного корабля с авиационным вооружением.
В результате, появилось постановление правительства от 2 сентября 1968 года № 685 — 251 о прекращении строительства на ЧСЗ в г. Николаеве крейсера проекта 1123.3, и о начале строительства противолодочного крейсера проекта 1143 «Кречет» с авиационным вооружением.

В задачи новых кораблей должны были входить:

противовоздушная оборона корабля и (или)группы кораблей сопровождаемый им;

обеспечение безопасности подводных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;

поиск и уничтожение подводных лодок противника в составе противолодочной группы;

обнаружение, наведение и уничтожение надводных сил противника;

обеспечение высадки морского десанта.

По инициативе Невкого ПКБ, началась проработка нескольких вариантов корабля. Из предложенных вариантов, был выбран проект, максимально совместимый с кораблями прошлого проекта 1123, его утвердили 30 апреля 1970 года.

Новый противолодочный крейсер, был построен по классическим авиационным канонам: остров был смещён вправо от осевой линии корабля, полётная палубы имела консольный свес, на которой были размещены взлётно-посадочные площадки. Ангар, размерами 130 м x 22,5 м x 6,6 м для хранения авиакрыла, располагался под полётной палубой корабля.
Для подъёма ЛА использовались два самолётоподъёмника. В носовой части корабля и позади надстройки, располагалось вооружение. На носовой и занадстроечной части, были установлены ЗРК «Шторм» и 76-мм артиллерийские установки АК-726, ЗРК ближнего боя «Оса-М» разместили по левому и правому бортам.
Для обороны корабля, расположение 30-мм ЗАК АК-630 сделали круговым. Ударным целям ПРК, служили 2 комплекса «Базальт». Для борьбы с подводными лодками использовались: 2 ракетных комплекса «Вихрь», 2 ракетно-бомбовые установки РБУ-6000, 2 пятитрубных 533 мм торпедных аппарата, расположенные в специальных закрываемых нишах побортно.

Для решения боевых задач, на корабле базировалось до 36 СВВП Як-38, а также вертолёты Ка-25 и Ка-27. Очень много проблем пришлось решать для обеспечения авиакрыла расходными материалами.
На корабле были расположены баки для ГСМ и дополнительные помещения под авиационные боеприпасы. Со временем, командиры кораблей убедились в бесполезности в южных широтах палубных самолётов.

Всего было построено 3 корабля проекта 1143:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector