0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проект подводной лодки пр.622 (Россия)

Проект подводной лодки пр.622 (Россия)

Спустя два года после окончания разработки технического проекта 612 ЦКБ-18 в инициативном порядке вновь начало проектные проработки малой дизель-электрической подводной лодки. В ноябре 1950 года было утверждено тактико-техническое задание на проектирование ПЛ пр.б22. В мае 1951 года был выполнен эскизный проект, а в мае 1953 года — технический проект, удовлетворяющий всем требованиям ТТЗ. Одновременно на заводе №196 был построен и принят специальной комиссией натурный деревянный макет ПЛ, на котором совместно с представителями ВМФ проверялись условия обслуживания, ремонтопригодность и обитаемость лодки.

Устройство лодки пр.622
Главным конструктором проекта 622 был И.Б.Михайлов. Первоначально в техническом проекте была предусмотрена установка двигателей надводного хода 39Д, которые в то время находились в стадии разработки. Поэтому по указанию министерства в июле 1952 года был разработан вариант технического проекта с двигателями 32Д меньшей мощности, который в
ноябре 1952 года был представлен на рассмотрение заказчику. В связи с заменой двигателей, скорость корабля уменьшилась с 25,0 узлов до 13,7 узла. Оборудование ПЛ пр.622, ее системы и устройства, в основном, были аналогичны проекту 612. ПЛ пр.622 должна была транспортироваться по железной дороге. Объем демонтажных работ при транспортировке у проекта 622 был еще большим, чем у проекта 612.

При рассмотрении проекта 622 в Главном управлении кораблестроения ВМФ было обращено внимание на то, что подводные лодки этого проекта будут иметь существенно меньшие скорости и дальности плавания в подводном положении, чем подводные лодки проекта 615. Исходя из этого, в заключении ВМФ отмечалось, что в связи с удовлетворительными результатами государственных испытаний скоростной малой подводной лодки пр.615, ВМФ считает нецелесообразной дальнейшую разработку проекта малой аккумуляторной подводной лодки проекта 622 и предлагает строительство малых ПЛ ограничить проектом 615. Дальнейшие работы по проекту 622 были прекращены.

Тактико-технические характеристики подводной лодки проекта 622
Водоизмещение нормальное, м 461
Длина наибольшая, м 57,6
Ширина наибольшая, м 5,0
Осадка средняя, м 3,4
Запас плавучести, в % от нормального водоизмещения 28
Глубина погружения предельная, м 120
Глубина погружения рабочая, м 100
Автономность, сут. 15
Время непрерывного пребывания под водой, при использовании всех средств регенерации, ч. 150
Полная надводная скорость, уз. 13,7
Дальность плавания экономической надводной скоростью 8 узлов
при усиленном запасе топлива, мили 4000
Наибольшая подводная скорость, уз. 12,0
Дальность плавания экономической подводной скоростью 2 узла, мили 250

Вооружение
Носовые торпедные аппараты для торпед калибра 533 мм, шт. 4
Общее количество торпед, шт. 4
Автоматическая спаренная зенитная артиллерийская установка калибра 25 мм, компл. 1

Энергетическая установка
Двигатель 32Д мощностью 900 л.с. при 675 об/мин., шт. 2
Гребной электродвигатель мощностью 675 л.с. при 535 об/мин, шт. 2
Аккумуляторная батарея 46СУ по 60 элементов в группе, групп 2

Проект 613 — субмарина с простотой и надежностью винтовки-«трехлинейки»

13 марта 1950 года заложена головная подлодка проекта 613: самая массовая субмарина русского флота

Опыт Великой Отечественной войны наглядно показал, какую колоссальную роль в боевых действиях на морях и в океанах играют подводные лодки. В войну Советский Союз вступил, имея в составе Рабоче-Крестьянского Красного Флота всего 218 подлодок — почти вдвое меньше, чем составляла численность подводных сил Германии в 1943 году, во время наивысшего расцвета: 432 лодки. А разразившаяся вскоре после Победы новая, на этот раз «холодная» война потребовала резкого увеличения численности субмарин еще и потому, что они составляли существенную часть ударных сил главного геополитического оппонента России — Соединенных Штатов.

Но быстро накачать «подводные мускулы» наша страна, измотанная и обескровленная тяжелейшей войной, могла лишь одним образом: взяв пример с побежденного противника. Ни для кого не было секретом, что в лучшие годы немецкая судостроительная промышленность спускала на воду подлодки едва ли не по одной в два дня. Значит, можно и нужно было воспользоваться этим опытом и наладить собственное производство субмарин поточным методом. А это означало, в том числе, и необходимость тщательно изучить — и возможно, модифицировать под свои нужды — и конструкции немецких подлодок.

Вероятнее всего, именно эти соображения и руководили командованием ВМФ, когда в конце 1944 года оно распорядилось приостановить работы над новым проектом советской средней подлодки, имевшим шифр 608, и заняться анализом трофейных лодок серий VII и XXI. На это ушло полтора года: только в январе 1946-го Главкомат советского ВМФ утвердил новое техзадание на разработку лодки — так на свет появился проект 613. Через два года, 15 августа 1948-го, технический проект новой субмарины был утвержден правительством, а 13 марта 1950 года на заводе «Красное Сормово» в Горьком заложили первую дизель-электрическую подводную лодку проекта 613 — С-80 (заказ 801). Через семь с небольшим месяцев, 21 октября, на три четверти готовую лодку спустили на воду и поставили к достроечной стенке, а уже 1 ноября С-80 пришла в Баку, где после дооборудования с 31 декабря 1950 года по 26 апреля 1951 года проходила ходовые испытания. Наконец, 9 июля лодка совершила контрольное глубоководное погружение, а 2 декабря госкомиссия подписала приемный акт. К этому времени на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве уже достраивали еще одну головную подлодку проекта 613 — С-61. Ее заложили 11 апреля 1950 года, спустили на воду 22 июля, вывели на швартовые испытания 12 января 1951 года, затем перевели в Севастополь и 24 мая 1952 года приняли на вооружение.

Читать еще:  Опытная снайперская винтовка Константинова (СССР)

Всего же за всю историю проекта 613 за семь лет — с 1950 по 1957 год — было построено 215 подлодок. Это сделало субмарины этой серии самыми массовыми в советском флоте за всю историю его существования. Впрочем, лодок могло быть и больше: по первоначальному плану, их собирались построить аж 340 единиц! Но за время, пока шло строительство первой сотни лодок, появились новые, более современные проекты, которые достаточно быстро удалось довести до серийного производства, и в итоге 613-й проект ограничили двумя сотнями лодок с небольшим. 116 из них построил горьковский завод «Красное Сормово», 72 — завод в Николаеве, 16 — Балтийский завод имени Серго Орджоникидзе в Ленинграде и 11 — Завод имени Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре.

Фактически в годы наиболее активного строительства лодок проекта 613 советский флот получал по одной новой субмарине этого типа в пять дней! А добиться таких небывалых темпов производства удалось за счет существенной рационализации и технологизации постройки лодок. Впервые в отечественной практике при строительстве подлодок широко применялись поточно-секционный метод постройки, автоматическая сварка и рентгенографический контроль сварных швов. Кроме того, на скорости постройки сказалось и то, что разработчики проекта 613 вместе с производственниками добились максимальной унификации деталей изделий и материалов, вовсю применяли агрегативность (то есть геометрическую и функциональную взаимозаменяемость отдельных элементов и узлов) при сборке механизмов и устройств и сумели практически избавиться от традиционной в то время ручной пригонки элементов при монтаже.


Стоит ли после этого удивляться тому, что в кратчайшие сроки советский флот не только сумел нарастить «подводные мускулы», но и получил в свое распоряжение лодку, которая пользовалась доброй славой у подводников. Достаточно сказать, что из 215 субмарин потеряны были только две — редчайший результат для любого флота мира!

Что же представляли собой «шестьсот тринадцатые»? Это были простые, можно даже сказать, в чем-то примитивные субмарины классической двухкорпусной конструкции, имевшие три отсека-убежища, десять цистерн главного балласта, два дизельных двигателя мощностью 2000 л.с. каждый и два электродвигателя по 1350 л.с. Дизели разгоняли лодку до скорости 18,5 узлов и позволяли ей пройти в надводном положении до 8500 миль. Под электромоторами лодки проекта 613 могли идти в подводном положении с максимальной скоростью 13,1 узел, а запас хода на аккумуляторах составлял 352 мили. Вооружены все лодки были шестью торпедными аппаратами калибра 533 мм — четырьмя носовыми и двумя кормовыми. Кстати, торпеды, которыми вооружались «шестьсот тринадцатые», могли иметь и ядерные боевые части. Кроме того, лодки первых серий имели и артиллерийское вооружение: обязательный 25-миллиметровый спаренный зенитный автомат 2М-8 в переднем ограждении рубки, а некоторые еще и универсальную спаренную артустановку СМ-24-ЗИФ калибра 57 мм, которая размещалась за рубкой. Но постепенно от орудий и артавтоматов отказались, что позволило сократить экипаж с 53 до 52 человек (из них 10 офицеров), а главное, увеличить подводную скорость хода за счет лучшей обтекаемости корпуса.

У советских подводников лодки проекта 613 заслужили подлинное уважение не только своей надежностью и простотой в обращении и управлении, но и непритязательностью. Пусть эти субмарины не были лучшими в мире, и даже не были лучшими в России, но они позволили быстро восстановить подводный флот и сделать это, не прилагая нечеловеческих усилий и не отвлекая людские ресурсы на слишком сложное обучение личного состава. В этом смысле «шестьсот тринадцатые» были очень похожи на мосинскую винтовку-«трехлинейку»: хотя она и не была лучшей в мире, но она наилучшим образом соответствовала требованиям и возможностям именно русской армии, за счет чего и продержалась на вооружении почти век.

Читать еще:  10 навыков выживания во время стихийного бедствия

Такая же судьба была уготована и подлодкам 613-го проекта. Они стояли на вооружении до 1990 года, а последние из них были пущены на слом в 1991 году. Например, из 54 подводных лодки проекта 613, которые входили в состав 14-й дивизии подводных лодок Черноморского флота СССР, в 1990 году в строю оставались 18 субмарин, большинство из которых были построены в 1954-56 годах. Кстати, именно лодки проекта 613 из состава 14-й дивизии были теми самыми субмаринами, ради которых в Балаклаве (там размещался штаб дивизии и две бригады ее состава) был построен знаменитый «объект 825» — подземная база с проходным каналом, предназначенная для укрытия лодок в случае ядерного удара, а также включавшая в себя арсенал атомного оружия и защищенный командный пункт дивизии с узлом специальной связи.

А еще именно «шестьсот тринадцатые» стали первыми российскими подлодками, вышедшими на международный рынок. В 1954 году рабочие чертежи и техническая документация на подлодки проекта 613 были переданы Китаю, для которого в Советском Союзе были построены и первые три лодки «китайской» серии, затем в разобранном виде перевезенные на китайскую верфь в Шанхае и там уже спущенные на воду. Кроме того, 12 субмарин проекта 613 были переданы Индонезии, 10 — Египту, четыре ходили под флагом Албании, по столько же служили в военно-морском флоте КНДР и Польши, три — в Сирии, две — в Болгарии, и одна на Кубе. В НАТО эти самые известные советские подлодки заслужили кодовое имя «Виски» — что, как ни странно, тоже подчеркивало их массовость и распространенность. Да и голова у западных моряков, неожиданно для себя столкнувшихся с массовым присутствием русских субмарин в Мировом океане, болела от этих встреч ничуть не хуже…

Проект подводной лодки пр.622 (Россия)

Войти

Проект ударной подводной лодки «Проект 881 «Меркурий» (СССР. 1982-1989 год)

В рамках каждого из первых трех поколений советских АПЛ был осуществлен минимум один проект специализированной ПЛАРК, предназначенной для поражения крупных корабельных соединений противника (в частности, авианосных ударных групп) ракетным оружием большой дальности. Исключением из этого правила не было и 4-е поколение атомных субмарин. Так, в начале 80-х гг в ЦКБ МТ «Рубин» были развернуты работы над ПЛАРК проекта 881 (шифр «Меркурий»), которая в начале 90-х гг. должна была прийти на смену проектам 949 и 949А аналогичного назначения. Проектирование велось под руководством Главного Конструктора И.Л.Баранова и было, в основном, окончено к 1989 году. Целью проекта было значительное увеличение боевой эффективности противоавианосных АПЛ за счет их оснащения противокорабельным ракетным комплексом «Болид», а также за счет значительного снижения уровня собственных шумов .

Комплекс «Болид» являлся дальнейшим развитием РК П-50 «Гранит» разработки НПО «Машиностроения» с увеличенной до 800 км дальностью стрельбы. В то же время, столь высокая дальность потребовала значительного увеличения скорости ракеты для уменьшения ее подлетного времени. Данное требование было реализовано за счет замены турбореактивного двигателя на сверхзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, обеспечивший максимальную скорость порядка М=4 при высотном профиле полета, вместо М=2,5, достигнутых ранее. Подобное решение рассматривалось еще в 60-х гг при разработке ракет 3М-15 и 3М-45 комплекса «Гранит», но тогда не представлялось возможным реализовать многорежимный СПВРД, способный стартовать из-под воды. Вместе с новым двигателем, ПКР комплекса «Болид» должна была получить средства спутниковой навигации. От своего прототипа, ракета унаследовала высокоэффективный алгоритм группового применения, интеграцию в составе системы спутникового целеуказания «Легенда» и мощную осколочно-фугасную БЧ. ПЛАРК проекта 881 должны была нести на борту 24 ракеты «Болид» в вертикальных шахтных пусковых установках, за счет чего, обеспечивался гарантированный прорыв ПВО современной авианосной или корабельной ударной группы в том виде, в каком ими обладают, например, ВМС США .

«Меркурий» должен был обладать двухкорпусной архитектурой с одновальной главной энергетической установкой. Ракетные шахты, в отличие от всех предыдущих советских ПЛАРК, располагались в два ряда внутри прочного корпуса за ограждением выдвижных устройств. Верхние части шахт скрывались под развитой проницаемой надстройкой. Подобная компоновка, свойственная, скорее стратегическим ПЛАРБ привела к значительному увеличению длины лодки, которая должна была составить не менее 170 м. Подводное водоизмещение должно было достичь порядка 25 тыс. т, что сделало бы проект 881, в случае его реализации, самой большой ПЛ-носителем тактического ракетного оружия в мире.

Читать еще:  Самоходная пушка F.1 GCT (Франция)

Всю носовую часть корпуса занимала сферическая антенна ГАК «Иртыш-Амфора». В дополнение к ней имелись крупные бортовые антенны в носовой и средней частях лодки. Носовые горизонтальные рули размещались на рубке. При этом, всплывающая спасательная камера была впервые расположена не в ограждении выдвижных устройств, а за ракетными шахтами. Само ОВУ крыловидного профиля имело скошенную вперед переднюю часть, аналогично проекту 957. Позднее оба этих технических решения были использованы на проектах ПЛАРБ разработки ЦКБ МТ «Рубин». Хвостовое оперение имело стандартную крестообразную форму. Для применения торпедного и ракето-торпедного оружия предусмотрены бортовые торпедные аппараты.

Бортовое радиоэлектронное оборудование проекта 881 включает, помимо всего прочего, аппаратуру «Селена» морской системы целеуказания и разведки «Коралл», систему космической навигации «Синтез», РЛК «Радиан», перископ атаки ПЗНС-10С, перископ телевизионного комплекса «Сигнал-3», радиопеленгатор «Зона», систему связи «Анис», систему космической связи «Молния-М» с антенной «Кора» и многие другие.

На завершающем этапе разработки проекта 881, в связи со сменой руководства ВМФ СССР, произошел коренной пересмотр доктрины флота и тактических принципов ведения боя с потенциальным противником. При этом, стало ясно, что «Меркурий» будет слишком уязвим от средств ПЛО, прежде всего, в силу своих гигантских размеров. С другой стороны, подвергалась сомнению сама способность применения ракетных комплексов «Гранит» и «Болид» на полную дальность. В случае начала боевых действий, спутниковые и авиационные средства целеуказания, ввиду их низкой боевой устойчивости, были бы подавлены или выведены из строя первыми. Без них лодка была бы вынуждена производить целеуказание самостоятельно за счет собственных гидроакустических средств. Поскольку их дальность резко ограничена, лодке было бы необходимо приближаться к противнику на расстояние, на котором он, в ряде случаев, способен гарантировано уничтожить нападающую ПЛАРК, особенно если речь идет о столь крупной субмарине. Фактически, проекты 949, 949А и 881 превращались в оружие первого удара и сразу теряли бы большую часть своей эффективности если бы первый удар был нанесен противником.

Ввиду туманных перспектив проекта 881, в ЦКБ МТ «Рубин» был разработан вариант его альтернативного вооружения ПКР «Оникс», которая ввиду сравнительно малых габаритов, позволяла разместить на борту по меньшей мере удвоенный боекомплект. Однако, за счет укороченной дистанции стрельбы, проблема приближения ПЛАРК к цели на необходимое расстояние , вставала так же остро, как при использовании комплекса «Болид» без внешнего целеуказания. В конечном итоге, в 1989 году, новым Главнокомандующим ВМФ В.Н. Чернавиным было принято окончательное решение о закрытии проекта 881 уже после того, как его технический проект был одобрен научно-техническими советами ВМФ и промышленности. Функции узкоспециализированных одиночных ПЛАРК по уничтожению авианосцев противника должен был принять на себя комплекс надводных, подводных и воздушных средств, который должен включать в себя, помимо всего прочего, многоцелевые ударные АПЛ проекта 885.

Стоит отметить, что идея создания своеобразного подводного корабля-арсенала не была лишена смысла, и 15 лет спустя была реализована в США при переоборудовании ПЛАРБ типа „Ohio“ в носитель СКР „Tomahawk“. Однако, подобная концепция подразумевает, прежде всего, массированное применение высокоточного оружия по наземным целям против относительно слабого противника и не увязывается с тогдашней советской доктриной обороны от внешней агрессии со стороны НАТО и, в частности, США.

Не смотря на все вышесказанное, разработка комплекса «Болид» не была прекращена и после закрытия проекта 881. Вместо этого, было принято решение о разработке проекта 949Б «Атлант» вооруженного новыми ракетами. Серия этих лодок в количестве 6 единиц, начиная с подводной лодки «Белгород», должна была сменить в производстве серию ПЛАРК проекта 949А с последующей перспективой перевооружения всех тринадцати лодок типов «Гранит» и «Антей» ПКР «Болид». В рамках этой программы 9 июля 1990 г. было принято решение о проведении совместных летных испытаний этих ракет и переоборудовании для этих целей в 1993 г. головной ПЛАРК проекта 949 «Архангельск». Из-за развала Советского Союза и связанным с ним прекращением финансирования ВПК, эти планы не были осуществлены. Тем не менее, официально работы над ПКР «Болид» не были прекращены и в 2005-м году.

В дальнейшем наработки ЦКБ МТ «Рубин» по проекту 881 были во многом использованы при создании ПЛАРБ проектов 935 и 955.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector