1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проект подводный лодки пр.П-613 (Россия)

Проект подводный лодки пр.П-613 (Россия)

Одновременно с пр.П-611 в 1955-1956 годах в ЦКБ-18 разрабатывался проект П-613 переоборудования ПЛ пр.613 для проведения испытаний в морских условиях комплекса ракетного вооружения П-5. Проект переоборудования был утвержден совместным решением ВМФ и МСП 25 мая 1956 года. Этим же решением была определена и подводная лодка, подлежащая переоборудованию, а именно — «С-146», зав. № 302, постройки завода «Красное Сормово».

В состав ракетного вооружения, принятого в проекте П-613, входили:
— одна крылатая ракета П-5;
— механизированный поднимающийся контейнер для хранения и пуска крылатой ракеты;
— комплексная система управления стрельбой;
— аппаратура производства старта и предстартового контроля бортовой аппаратуры крылатой ракеты;
— устройства, системы и приспособления, обеспечивающие нормальную эксплуатацию ракетного оружия;
— система навигационных приборов.

Первоначально предполагалось применить в бортовой системе управления крылатой ракеты интегрирующие приборы (гироштурман) разработки главного конструктора В.И.Кузнецова, но так как изготовление элементов этой системы оказалось сложным и длительным, то было решено применить упрощенную систему управления, состоящую из автопилота АП-70А разработки главного конструктора Е.Ф.Антипова и барометрического высотомера, которые совместно обеспечивали стабилизацию ракеты в полете относительно трех осей, вывод на заданную высоту, ведение в установившемся горизонтальном полете, перевод ракеты в пикирование по заданному времени полета и выдачу сигнала на срабатывание боевой части. Установка ракетного оружия на ПЛ производилась за счет снятия с корабля запасных торпед со стеллажами, торпедо-погрузочного устройства и артиллерийского вооружения с боезапасом. Погрузка торпед в носовые торпедные аппараты производилась через передние крышки при помощи нового торпедо-погрузочного устройства. Выгрузка — с помощью базового крана.

Так же, как и на пр.П-611, вместо гирокомпаса «Курс-3» на ПЛ устанавливались комплексы навигационных приборов «Сила-Б» и «Сила-В». Вместо лага ГОМ-III устанавливался гидродинамический лаг «Бурун». Астронавигационный перископ «Лира» не устанавливался по той же причине, что и на проекте П-611. Из отсеков ПЛ наибольшей перекомпоновке подверглись первый и третий отсеки. Из топливной цистерны №3 была выделена цистерна для замещения массы крылатой ракеты. Центр тяжести цистерны замещения был смещен в нос от центра тяжести корабля, вследствие чего при приеме воды замещения создавался дифферент на нос. Для выравнивания дифферента необходимо было перегнать из носовой дифферентной цистерны в кормовую около 1,5 м воды. Такое конструктивное решение было неудобным в эксплуатации, но было принято как временное в целях сокращения объема работ и сроков переоборудования ПЛ. В VI отсеке на место коек устанавливался гидроцилиндр для подъема контейнера. Для погрузки гироскопических приборов в I и III отсеки на прочном корпусе были предусмотрены съемные сварные листы в I и IV отсеках (из IV отсека через дверь на переборке 65 шп. приборы перегружались в III отсек).

Механизированный контейнер устанавливался на палубе надстройки в диаметральной плоскости, в корму от ограждения рубки. В положении «по-походному» контейнер располагался горизонтально, а в боевом положении — поднимался на угол 15. Стрельба в нос осуществлялась поверх ограждения рубки. В надстройке в районе действия газовых струй от стартовых двигателей крылатой ракеты устанавливался отбойник. Крылатая ракета П-5 стартовала непосредственно из контейнера, где она находилась на стартовых направляющих со сложенными консолями крыла, которые автоматически раскрывались в полете сразу же при выходе ракеты из контейнера. Такой способ старта не требовал установки на лодке громоздкого стартового устройства, как это имело место в случае применения крылатой ракеты П-10 на ПЛ пр.611, в связи с чем значительно упрощалась и ускорялась подготовка к старту.

Размещение стартового устройства непосредственно в контейнере позволяло увеличить число крылатых ракет на лодке. Контейнер диаметром в свету 1,65 и длиной около 12 метров имел с обоих торцов открывающиеся крышки с резиновыми уплотнениями и кремальерными затворами, обеспечивающими герметичность контейнера до предельной глубины погружения. Подъем контейнера и его стопорение, открытие и закрытие крышек, крепление ракеты «по-походному» производились при помощи корабельной системы гидравлики. Подготовка к старту, то есть управление всеми механизмами контейнера, связанными с приведением его из походного положения в стартовое и обратно, осуществлялось дистанционно с пульта управления, расположенного в первом отсеке подводной лодки. Стрельба крылатыми ракетами предусматривалась только в надводном положении при состоянии моря до 4-5 баллов и при скорости хода ПЛ до 8-10 узлов. Крылатая ракета хранилась в контейнере полностью заправленной с пристыкованной боевой частью и навешенным стартовым агрегатом, состоящим из 2-х твердотопливных двигателей. Доступ к крылатой ракете после погрузки ее на подводную лодку не требовался.

Переоборудование ПЛ «С-146» по проекту П-613 производилось на заводе «Красное Сормово» в течение 1956-1957 годов. Испытания всех устройств механизированного контейнера предусматривалось проводить на специальном стенде, а пуски крылатых ракет с ПЛ на полигоне в Белом море. Специальный стенд представлял собой комплекс корабельных конструкций подводной лодки проекта П-613, включая части прочного и легкого корпусов, ограждения рубки со всеми выдвижными устройствами, стартовую установку (контейнер) и обслуживающие ее системы. Стенд был смонтирован на бетонном основании на полигоне в/ч 15644. В период с 28 августа 1957 года по 27 января 1958 года на стенде были проведены и отработаны динамика старта ракеты из механизированного контейнера, раскрытие крыла в полете ракеты, проверена прочность и надежность стартового устройства, сделаны качественная и количественная оценки воздействия газовых струй маршевого и стартового двигателей на элементы корабельных конструкций и устройств.

В процессе испытаний были внесены изменения во внутреннее оборудование контейнера и конструкцию газоотводов. Испытания подтвердили возможность запуска крылатых ракет из контейнера, а также работоспособность стартовой установки, выдвижных устройств и корпусных конструкций после воздействия на них газовых струй. При отработке комплекса возникло много неполадок, в связи с чем подводная лодка «С-146» вышла в Белое море на полигон для производства первого пуска крылатой ракеты П-5 только в конце октября 1957 года. Пуски на выходах 1 и 2 ноября 1957 года не состоялись ввиду обнаруженных коротких замыканий в электрических цепях системы управления. Как было впоследствии установлено, короткие замыкания возникали в местах заделки корабельных кабелей трасс системы управления в штепсельные разъемы авиационного типа на пультах предстартовой подготовки и производства старта.

После ликвидации дефектов, на том же полигоне, днем 22 ноября 1957 года состоялся первый пуск крылатой ракеты П-5 с ПЛ, а в ночь с 29 по 30 ноября — второй пуск. Оба пуска производились в сложных метеорологических условиях при сплошной облачности. Полет крылатых ракет регистрировался наземными и корабельными радиотелеметрическими станциями. Первые пуски дали удовлетворительные результаты и показали, что задача старта из контейнера ПЛ крылатой ракеты П-5 с автоматически раскрывающимся в полете крылом решается вполне успешно. Уменьшение момента инерции крылатой ракеты со сложенным крылом относительно ее продольной оси, делающее ракету неустойчивой при наличии возмущающих сил (ветровая нагрузка, качка и т.д.) — совершенно не влияло на ее старт, так как сразу же по выходе из контейнера специальный механизм автоматического раскрыва крыла (АРК) мгновенно раскрывал крыло, что придавало ракете необходимую устойчивость.

Читать еще:  Проект авиационного ракетного комплекса F-15GSE (США)

Также как и на пр.П-611, особое внимание было уделено выяснению степени воздействия шума двигателей стартующей крылатой ракеты на людей, находящихся в кормовых отсеках. Испытания на собаках, помещенных в VI и VII отсеки ПЛ «С-146», и замер шумности в VII отсеке во время старта ракет подтвердили допустимость нахождения людей в кормовых отсеках в этих условиях. Заслуживает внимания, что при каждом запуске маршевого двигателя крылатой ракеты П-5 из-за воздействия газов маршевого двигателя кормовой аварийно-спасательный буй выходил из строя, вследствие чего его пришлось снять с ПЛ. Первые два пуска ракет П-5 с ПЛ «С-146» были проведены в Белом море вблизи Северодвинска 22 и 29 ноября 1957 года. Всего с 28 августа 1957 года до января 1959 года был проведен 21 пуск П-5. Постановлением СМ № 685-313 от 19.06.1959 г. комплекс П-5 был принят на вооружение ВМФ.

В дальнейшем в соответствии с принятым в 1957 году совместным решением, на ПЛ пр. П-613 предстояло еще испытать ракету и контейнер на взрывостойкость. Пока шла подготовка к испытаниям, на ПЛ проводились другие работы, в том числе отстрел ракет для составления таблиц стрельбы с учетом влияния ветра. Эти стрельбы проводились в августе-сентябре 1959 года. Кроме того, производились различные ремонтные работы по устранению дефектов, выявленных при проведении совместных комплексных испытаний и при отстреле ракет. Подготовка к испытаниям на взрывостойкость затянулась по различным причинам до 1962 года. Испытания состоялись в мае-июне 1962 года в Кольском заливе. Испытания, в частности, показали, что принятая в существующих габаритах контейнера амортизация недостаточно эффективна и для последующих проектов было рекомендовано ее усилить. После завершения испытаний Главнокомандующий ВМФ принял решение восстановить ПЛ «С-146» по пр.613. Главным конструктором проекта П-613 был П.П.Пустынцев, его заместителями — Ю.Р.Хусаинов и С.Ф.Голято.

Тактико-технические характеристики подводной лодки проекта П-613
Водоизмещение нормальное, м 1089
Осадка средняя, м 4,62
Запас плавучести, в % от нормального водоизмещения 27
Начальная метацентрическая высота в надводном положении, м 0,30
Начальная метацентрическая высота в подводном положении, м 0,30
Команда, чел. 57
Автономность, сут. 20
Наибольшая надводная скорость при нормальном запасе топлива, уз. 17,5
Дальность плавания под РДП скоростью 5 узлов (под одним дизелем), мили 5000
Наибольшая подводная скорость, уз. 11,5
Дальность плавания ею, мили 11,5
Дальность плавания экономической подводной скоростью 2 узла, мили 300

Вооружение
Крылатая ракета П-5 с механизированным поднимающимся контейнером и комплексной системой управления стрельбой, компл. 1
Носовые торпедные аппараты для торпед калибра 533 мм, шт. 4
Кормовые торпедные аппараты для торпед калибра 533 мм, шт. 2
Общее количество торпед, шт. 6
Остальные тактико-технические данные ПЛ пр.П-613, за исключением отмеченных выше средств навигации, практически не отличались от пр.613.

Подводные лодки проекта 613

В 1942 году советские конструкторы начали работу над проектом новой средней подводной лодки, предназначенной для замены устаревающих «Щук». Проект получил номер 608, однако до его воплощения в металл дело не дошло.

В 1944-м советским трофеем стала немецкая субмарина U250 серии VIIC, затонувшая на мелководье в Финском заливе. Ознакомившись с ее конструкцией, а также с еще более «продвинутыми» лодками серии XXI, полученными в результате послевоенного раздела кригсмарине, советские конструкторы внесли в проект существенные изменения, учитывавшие самые передовые достижения подводного кораблестроения. В основу переработанного проекта с номером 613 положили конструкцию немецких ПЛ XXI серии. Техническое задание было подготовлено в августе 1946-го, а рабочий проект — ровно два года спустя.

КОНСТРУКЦИЯ

Подлодка проекта 613 имела двухкорпусную конструкцию. Очертания легкого корпуса прорабатывались с учетом обеспечения высоких ходовых качеств в подводном положении. Прочный корпус был цельносварным и разделялся на семь отсеков. В районе аккумуляторных батарей он состоял из двух сопряженных цилиндров, в сечении образовавших «восьмерку». 1, 3 и 7-й отсеки отделены сферическими переборками, рассчитанными на давление до 10 атмосфер — это отсеки-убежища. Остальные переборки легкие, рассчитаны на избыточное давление в одну атмосферу. Балласт принимался в 10 цистерн главного балласта (ЦГБ)( расположенных в легком корпусе. Непотопляемость субмарины обеспечивалась при затоплении одного отсека и двух прилегающих к нему ЦГБ одного борта. Впервые в практике отечественного подводного кораблестроения на ПЛ проекта 613 был применен горизонтальный стабилизатор в кормовой оконечности корабля.

Силовая установка для надводного хода состояла из двух двухтактных дизелей 37Д, имевших такую же мощность, что и дизеля 1Д, устанавливавшиеся на ПЛ IX бис и XIII серий, но более легких и меньших по размерам. Имелся и недостаток — повышенная шумность 37Д по сравнению с прежними дизелями. Дизеля снабжались устройством РДП («работа дизеля под водой», известным также как «шнорхель») — выдвижными трубами забора воздуха и выхлопа, позволяющими лодке двигаться под дизелями, находясь на перископной глубине. Установка подводного хода, наряду с основными электродвигателями ПГ-101, имела и два маломощных двигателя ПГ-103 для малого хода. На лодке имелись две аккумуляторные батареи 46СУ (по 112 элементов).

ВООРУЖЕНИЕ

Главным вооружением подлодок проекта 613 были шесть 533-мм торпедных аппаратов — четыре носовых и два кормовых. Перезарядка в море кормовых ТА не предусматривалась, для носовых имелось шесть запасных торпед. Таким образом, общий боекомплект торпедного оружия составлял 12 единиц. Опционально вместо торпед можно было взять до 22 мин АМД-1000, ставящихся через торпедные аппараты. Как и на субмаринах времен Второй мировой войны, на лодках проекта 613 предусмотрели артиллерийское вооружение — правда, предназначалось оно лишь для противовоздушной обороны, а не для дуэлей с надводными кораблями. Согласно проекту, подлодки несли по две артустановки: перед ограждением рубки имелась 25-мм спарка 2М8, а за ней — 57-мм артустановка СМ-24-ЗИФ, также спаренная. Однако интенсивное развитие авиации быстро сделало подобное вооружение неэффективным, и к 1956 году артиллерию со всех лодок проекта 613 демонтировали. Это позволило несколько увеличить скорость подводного хода — с 13 до 13,6 уз. Отныне единственным спасением от вражеских самолетов для субмарин становилась глубина.

Подлодки оборудовались активно-пассивной ГАС «Тамир-5Л» (антенна в обтекателе под носовой частью корпуса) и пассивной ГАС (шумопеленгатором) «Феникс» с подкильной антенной. Для контроля морского и воздушного пространства при нахождении в надводном положении служила радиолокационная станция «Флаг» с антенной на выдвижной мачте.

ПОСТРОЙКА

Лодки проекта 613 строились поточно-позиционным методом с широким использованием автоматической сварки. Первая ПЛ этого проекта (С-80) была заложена на заводе № 112 («Красное Сормово») в г. Горький (ныне Нижний Новгород) 13 марта 1950 года. С 31 декабря 1950-го она проходила испытания на Каспии, а 2 декабря 1951-го была принята флотом. Выявившиеся в процессе испытаний недостатки (попадание забортной воды в систему гидравлики, вибрация механизмов, повышенная температура подшипников и муфт и пр.) потребовали некоторых доработок конструкции.

Читать еще:  Штурмовая винтовка AAI ACR (США)

САМЫЕ МАССОВЫЕ СОВЕТСКИЕ СУБМАРИНЫ

Первоначальными планами руководства советского ВМФ предусматривалась постройка 340 подлодок проекта 613.

В виду совершенствования техники и создания более совершенных субмарин серию ограничили 215 единицами — что все равно делает проект 613 самым массовым в истории советского подводного кораблестроения.

Постройку лодок проекта 613 осуществляли четыре предприятия. Более половины их — 116 единиц — выпустил до 1956 года завод «Красное Сормово». Еще 72 лодки изготовил завод № 444 (Черноморский судостроительный) в Николаеве. Здесь первая ПЛ проекта 613 была заложена через месяц после горьковской (11 апреля 1950 г.). В Ленинграде на заводе № 189 (Балтийский судостроительный) в 1953-1958 годах построили 16 лодок, а завод № 199 (имени Ленинского комсомола) в Комсомольске-на-Амуре в 1954-1957 годах выпустил 11 таких субмарин. Максимальный годовой темп постройки ПЛ проекта 613 достигал 73 единиц. Подводные лодки проекта 613 служили на всех флотах ВМФ СССР, хотя для Северного и Тихоокеанского ТВД их параметры уже в конце 1950-х годов признавались недостаточными. Здесь на смену средним лодкам пр. 613 достаточно быстро пришли большие ДЭПЛ пр. 641 и атомные субмарины. На Балтике и Черном море ПЛ проекта 613 прослужили дольше. Большинство лодок этого типа было выведено из состава советского ВМФ к 1977 году.

РАКЕТОНОСЦЫ

Хотя субмарины проекта 613 разрабатывались как чисто торпедные, на их базе было создано несколько вариантов с ракетным вооружением. В частности, проект 644 предусматривал установку на палубе надстройки (за ограждением рубки) двух прочных ангаров-контейнеров для крылатых ракет П-5. Такая ракета оборудовалась турбореактивным двигателем, имела дальность стрельбы около 300 км и предназначалась для применения по береговым целям. Пуск П-5 осуществлялся из контейнера при нахождении субмарины в надводном положении. Для пуска следовало поднять контейнер под углом 15° к горизонту. Стрельба осуществлялась в сторону кормы. Для компенсации массы контейнеров и ракет пришлось демонтировать кормовые торпедные аппараты, а также отказаться от запасных торпед для носовых ТА. По проекту 644 переоборудовали шесть подлодок, вошедших в строй в 1960-м. Прослужили они в новом качестве недолго и были выведены из боевого состава в 1969-1974 годах.

Более совершенным ракетоносцем стала ПЛ проекта 665. Она несла четыре КР П-5 в неподвижных наклонных контейнерах, размещенных в ограждении рубки значительно увеличенных по сравнению с прототипом размеров. Такое решение сокращало процесс предстартовой подготовки, поскольку не надо было тратить драгоценные минуты на подъем контейнеров в пусковое положение. Состав торпедного вооружения был аналогичен лодке пр. 644. В прочный корпус субмарины врезали дополнительную секцию, где разместили третью аккумуляторную батарею. Благодаря этому дальность подводного хода ПЛ пр. 665 возросла до 400 миль. За счет увеличения запасов продовольствия и воды увеличилась и автономность — до 45 суток. По проекту 665 переоборудовали шесть ПЛ. Они вошли в строй в 1961-1963 годах, но уже в начале 1970-х были списаны. Реальные боевые возможности ракетоносцев пр. 644 и 665 были низкими — они ограничивались сравнительно малой дальностью полета КР и невозможностью пуска из подводного положения. Все это делало такие ПЛ весьма уязвимыми.

ДРУГИЕ МОДИФИКАЦИИ

Целый ряд ПЛ проекта 613 использовались в экспериментальных целях. Четыре единицы были переоборудованы в корабли дальнего радиолокационного дозора проекта 640, оборудованные РЛС «Касатка». С-229 применялась для испытаний баллистических ракет, С-65 — для отработки ракето-торпед. На С-273 испытывали воздухонезависимую энергетическую установку, на С-43 — новые виды спасательной техники. Весьма интересным было переоборудование лодок С-76 и С-233: они стали мишенями для испытаний противолодочного оружия. Чтобы выдерживать попадания боевых частей (естественно, инертных), корпус ПЛ обшивался тремя слоями дерева (внутренний — лиственница, два наружных — дуб), а защита гребных винтов обеспечивалась специальным кольцевым ограждением.

ЗА РУБЕЖОМ

Подлодки проекта 613 массово поставлялись союзникам СССР — за рубеж попало порядка 40 таких субмарин. Больше всего — 12 — продали Индонезии. 10 единиц вошли в состав ВМС Египта, по четыре — КНДР, Польши, Албании (оставлены на базе Влера во время разрыва советско-албанских отношений). Три лодки попало в Сирию, две — в Болгарию, одна — на Кубу. КНР передали техническую документацию для постройки ПЛ пр. 613, и с 1957-го в этой стране развернулось строительство таких субмарин на заводах в Шанхае и Ханькоу. В общей сложности в КНР построили 21 ПЛ проекта 613.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЛ ПРОЕКТА 613

  • Водоизмещение, т:
    надводное: 1055
    подводное: 1347
  • Размерения, м:
    длина: 76,06
    ширина: 6,64
    осадка: 4,55
  • ГЭУ: дизели 37Д (2 х 2000 л. с), электродвигатели полного хода ПГ-101 (2 х 1350 л. с), электродвигатели экономического хода ПГ-103 (2×50 л. с.)
  • Технические характеристики:
    скорость надводная/подводная, узлов: 18,2/13
    дальность надводная/подводная, миль (при скорости, узлов): 8580 (101/335 (2)
    глубина погружения рабочая/предельная, м: 170/200
    автономность, суток: 30
  • Экипаж, чел.: 52
  • Вооружение:
    артиллерийское: 1 х 2 57-мм АУ СМ-24-ЗИФ, 1 х2 25-мм 2М8;
    торпедное: 6 х 533-мм ТА (4 носовых и 2 кормовых), боекомплект 12 торпед или 22 мины

Проект 613 — субмарина с простотой и надежностью винтовки-«трехлинейки»

13 марта 1950 года заложена головная подлодка проекта 613: самая массовая субмарина русского флота

Опыт Великой Отечественной войны наглядно показал, какую колоссальную роль в боевых действиях на морях и в океанах играют подводные лодки. В войну Советский Союз вступил, имея в составе Рабоче-Крестьянского Красного Флота всего 218 подлодок — почти вдвое меньше, чем составляла численность подводных сил Германии в 1943 году, во время наивысшего расцвета: 432 лодки. А разразившаяся вскоре после Победы новая, на этот раз «холодная» война потребовала резкого увеличения численности субмарин еще и потому, что они составляли существенную часть ударных сил главного геополитического оппонента России — Соединенных Штатов.

Но быстро накачать «подводные мускулы» наша страна, измотанная и обескровленная тяжелейшей войной, могла лишь одним образом: взяв пример с побежденного противника. Ни для кого не было секретом, что в лучшие годы немецкая судостроительная промышленность спускала на воду подлодки едва ли не по одной в два дня. Значит, можно и нужно было воспользоваться этим опытом и наладить собственное производство субмарин поточным методом. А это означало, в том числе, и необходимость тщательно изучить — и возможно, модифицировать под свои нужды — и конструкции немецких подлодок.

Вероятнее всего, именно эти соображения и руководили командованием ВМФ, когда в конце 1944 года оно распорядилось приостановить работы над новым проектом советской средней подлодки, имевшим шифр 608, и заняться анализом трофейных лодок серий VII и XXI. На это ушло полтора года: только в январе 1946-го Главкомат советского ВМФ утвердил новое техзадание на разработку лодки — так на свет появился проект 613. Через два года, 15 августа 1948-го, технический проект новой субмарины был утвержден правительством, а 13 марта 1950 года на заводе «Красное Сормово» в Горьком заложили первую дизель-электрическую подводную лодку проекта 613 — С-80 (заказ 801). Через семь с небольшим месяцев, 21 октября, на три четверти готовую лодку спустили на воду и поставили к достроечной стенке, а уже 1 ноября С-80 пришла в Баку, где после дооборудования с 31 декабря 1950 года по 26 апреля 1951 года проходила ходовые испытания. Наконец, 9 июля лодка совершила контрольное глубоководное погружение, а 2 декабря госкомиссия подписала приемный акт. К этому времени на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве уже достраивали еще одну головную подлодку проекта 613 — С-61. Ее заложили 11 апреля 1950 года, спустили на воду 22 июля, вывели на швартовые испытания 12 января 1951 года, затем перевели в Севастополь и 24 мая 1952 года приняли на вооружение.

Читать еще:  Экспериментальные и опытные образцы оружия Ижевского механического завода

Всего же за всю историю проекта 613 за семь лет — с 1950 по 1957 год — было построено 215 подлодок. Это сделало субмарины этой серии самыми массовыми в советском флоте за всю историю его существования. Впрочем, лодок могло быть и больше: по первоначальному плану, их собирались построить аж 340 единиц! Но за время, пока шло строительство первой сотни лодок, появились новые, более современные проекты, которые достаточно быстро удалось довести до серийного производства, и в итоге 613-й проект ограничили двумя сотнями лодок с небольшим. 116 из них построил горьковский завод «Красное Сормово», 72 — завод в Николаеве, 16 — Балтийский завод имени Серго Орджоникидзе в Ленинграде и 11 — Завод имени Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре.

Фактически в годы наиболее активного строительства лодок проекта 613 советский флот получал по одной новой субмарине этого типа в пять дней! А добиться таких небывалых темпов производства удалось за счет существенной рационализации и технологизации постройки лодок. Впервые в отечественной практике при строительстве подлодок широко применялись поточно-секционный метод постройки, автоматическая сварка и рентгенографический контроль сварных швов. Кроме того, на скорости постройки сказалось и то, что разработчики проекта 613 вместе с производственниками добились максимальной унификации деталей изделий и материалов, вовсю применяли агрегативность (то есть геометрическую и функциональную взаимозаменяемость отдельных элементов и узлов) при сборке механизмов и устройств и сумели практически избавиться от традиционной в то время ручной пригонки элементов при монтаже.


Стоит ли после этого удивляться тому, что в кратчайшие сроки советский флот не только сумел нарастить «подводные мускулы», но и получил в свое распоряжение лодку, которая пользовалась доброй славой у подводников. Достаточно сказать, что из 215 субмарин потеряны были только две — редчайший результат для любого флота мира!

Что же представляли собой «шестьсот тринадцатые»? Это были простые, можно даже сказать, в чем-то примитивные субмарины классической двухкорпусной конструкции, имевшие три отсека-убежища, десять цистерн главного балласта, два дизельных двигателя мощностью 2000 л.с. каждый и два электродвигателя по 1350 л.с. Дизели разгоняли лодку до скорости 18,5 узлов и позволяли ей пройти в надводном положении до 8500 миль. Под электромоторами лодки проекта 613 могли идти в подводном положении с максимальной скоростью 13,1 узел, а запас хода на аккумуляторах составлял 352 мили. Вооружены все лодки были шестью торпедными аппаратами калибра 533 мм — четырьмя носовыми и двумя кормовыми. Кстати, торпеды, которыми вооружались «шестьсот тринадцатые», могли иметь и ядерные боевые части. Кроме того, лодки первых серий имели и артиллерийское вооружение: обязательный 25-миллиметровый спаренный зенитный автомат 2М-8 в переднем ограждении рубки, а некоторые еще и универсальную спаренную артустановку СМ-24-ЗИФ калибра 57 мм, которая размещалась за рубкой. Но постепенно от орудий и артавтоматов отказались, что позволило сократить экипаж с 53 до 52 человек (из них 10 офицеров), а главное, увеличить подводную скорость хода за счет лучшей обтекаемости корпуса.

У советских подводников лодки проекта 613 заслужили подлинное уважение не только своей надежностью и простотой в обращении и управлении, но и непритязательностью. Пусть эти субмарины не были лучшими в мире, и даже не были лучшими в России, но они позволили быстро восстановить подводный флот и сделать это, не прилагая нечеловеческих усилий и не отвлекая людские ресурсы на слишком сложное обучение личного состава. В этом смысле «шестьсот тринадцатые» были очень похожи на мосинскую винтовку-«трехлинейку»: хотя она и не была лучшей в мире, но она наилучшим образом соответствовала требованиям и возможностям именно русской армии, за счет чего и продержалась на вооружении почти век.

Такая же судьба была уготована и подлодкам 613-го проекта. Они стояли на вооружении до 1990 года, а последние из них были пущены на слом в 1991 году. Например, из 54 подводных лодки проекта 613, которые входили в состав 14-й дивизии подводных лодок Черноморского флота СССР, в 1990 году в строю оставались 18 субмарин, большинство из которых были построены в 1954-56 годах. Кстати, именно лодки проекта 613 из состава 14-й дивизии были теми самыми субмаринами, ради которых в Балаклаве (там размещался штаб дивизии и две бригады ее состава) был построен знаменитый «объект 825» — подземная база с проходным каналом, предназначенная для укрытия лодок в случае ядерного удара, а также включавшая в себя арсенал атомного оружия и защищенный командный пункт дивизии с узлом специальной связи.

А еще именно «шестьсот тринадцатые» стали первыми российскими подлодками, вышедшими на международный рынок. В 1954 году рабочие чертежи и техническая документация на подлодки проекта 613 были переданы Китаю, для которого в Советском Союзе были построены и первые три лодки «китайской» серии, затем в разобранном виде перевезенные на китайскую верфь в Шанхае и там уже спущенные на воду. Кроме того, 12 субмарин проекта 613 были переданы Индонезии, 10 — Египту, четыре ходили под флагом Албании, по столько же служили в военно-морском флоте КНДР и Польши, три — в Сирии, две — в Болгарии, и одна на Кубе. В НАТО эти самые известные советские подлодки заслужили кодовое имя «Виски» — что, как ни странно, тоже подчеркивало их массовость и распространенность. Да и голова у западных моряков, неожиданно для себя столкнувшихся с массовым присутствием русских субмарин в Мировом океане, болела от этих встреч ничуть не хуже…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector