0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Черный рынок оружия оказался однообразным

Черный рынок оружия оказался однообразным

Необычное исследование провели ученые из Мичиганского госуниверситета. Целью работы не было практическое использование полученной информации, полученной про так называемый «чёрный рынок оружия», поэтому ученые не поведали своим читателям, как провозили оружие через таможню — такой попытки с их стороны не было. Они пытались отследить ассортимент и пути распространения оружия.

Использовав анонимный браузер Tor, исследователи провели изучение того, чем и как торгуют на подпольном рынке оружия.

«Мы так мало знаем о распространении огнестрельного оружия, продаваемого в DarkNet, что это напоминает черную дыру, похожую на незаконный оборот фармацевтических препаратов и наркотиков: мы знаем, что люди покупают их в Интернете, но мы не знаем количества», — говорит Томас Холт, профессор уголовного права Мичиганского университета. Чем лучше мы понимаем, как движется и продается оружие и какие его виды доступны в темной сети, тем лучше мы будем понимать, как интернет служит нишевым рынком для распространения оружия».

Наибольшей неожиданностью стал ассортимент. Шестьдесят четыре процента рекламируемой продукции были пистолетами, 17% — полуавтоматическими винтовками, и только 4% — автоматами.

«Что меня больше всего удивило, так это то, что большая часть того, что мы видели, не была оружием военного уровня», — сказал Холт. «Вместо экзотического или редкого огнестрельного оружия мы видели пистолеты — виды оружия, которые кто-то в США мог купить в обычных магазинах. Кроме того, цены на эти пистолеты не сильно отличались от магазинных. Эти наблюдения ставят вопрос: «Почему вместо этого DarkNet?»

По мнению Холта, объяснений может быть два. Либо покупатель живет в стране с более строгими, нежели американские, законами, либо он по каким-то причинам не может купить оружие легально. Третья версия — что покупателю нужно оружие, в принципе не соприкасавшееся с государственной системой контроля, — Холтом почему-то не называется.

Исследователи не смогли отследить конкретных продавцов и покупателей. В некоторых случаях, исходя из имен, можно думать, что продавцы живут не в Европе, но на этом информация заканчивается.

Доставка товара покупателю осуществляется обычными контрабандными способами: подкладыванием оружия или его деталей в какой-то обыденный сильно пахнущий груз, вроде обуви или какао. Оплата чаще всего производится биткойнами.

Оригинальное исследование опубликовано в «Deviant Behavior».

Черный рынок оружия оказался однообразным

Почему охотник изначально должен ущемляться в конституционных правах, в отличие от 18-летнего покупателя спортивного автомобиля? Почему никто не боится управляемых снарядов в виде миллионов личных автомобилей?

Хайп, пиар и ложные посылы

Трагедия с участием «лубянского стрелка» вызвала резонанс в обществе. Не обошлось и без громких заявлений. Стрельба в центре Москвы вызвала предсказуемую волну негодования со стороны обывателей и сторонников ужесточения оборота гражданского оружия. На эту конъюнктурную тему не отписался только ленивый.

В отдельных случаях в анализе ситуации и предлагаемых действиях звучали разумные нотки. Но в целом аналитики и эксперты в отношении примененного нарезного оружия выступили одинаково эмоционально и категорично – ограничить или запретить. Без какой-либо оглядки на суть вопроса, здравый смысл и возможные последствия.

Одним из таких радикалов оказался публицист Максим Кононенко, на которого сослался автор статьи «Атака на ФСБ вызвала новые вопросы к закону об оружии», опубликованной в газете «Взгляд». Прецедентом это не назовешь, но и без внимания такой сложный вопрос, как оценка трагедии с применением законного гражданского оружия, оставлять нельзя.

Разберу посыл Кононенко с объективной позиции. Возможно, для кого-то это станет ориентиром для понимания уровня аргументации основной массы «говорящих голов» и основанием для более взвешенных оценок ситуации.

Зачем молодежи нужно оружие и почему никто не требует запретить автомобили?

Начало цитаты Кононенко из публикации в Facebook (пунктуация и орфография автора сохранены): «. уже в ТРЕТИЙ раз мы поднимаем вопрос о том, на каком основании выдают разрешения.

Керченский стрелок, Благовещенский стрелок – вообще пацаны были. У выдававшего разрешение не возникло вопроса: ЗАЧЕМ 18-летнему пацану ПОМПОВОЕ ружье? Ну то есть охотничье – мы понимаем, охота. Есть регионы, где люди рождаются с охотничьим ружьем в руках. И всю жизнь с ним живут» (с).

Ну что же, давайте обо всем по порядку. Апелляция к юному возрасту здесь неуместна – в 18 лет в России не только ружье можно купить, но и получить в пользование автомат, пулемет или снайперскую винтовку. В армии. Для войны ты созрел, для дробовика – нет. Диссонанса это ни у кого почему-то не вызывает.

Читать еще:  Как сделать верёвку из растений: юкка, тростник, крапива, молочай

В России зарегистрировано около 4,4 млн владельцев гражданского огнестрельного оружия (менее 3% от общего числа населения), а всего на руках находится порядка 6,5 млн «стволов» различного типа. Право на владение оружием в нашей стране столь же неотъемлемо, как и право на владение автомобилем. Если человек нормальный – государство по исполнении 18 лет доверяет ему и то и другое. Еще с 18 лет можно завести семью, что куда ответственнее покупки ружья. И спрашивать гражданина о мотивах естественных желаний никто не должен и не собирается – у нас свободная страна.

От применения гражданского оружия, включая оружие самообороны, в России в 2015 году погибло 594 человека, то есть 0,0004% от общего числа населения России. Это десятитысячные доли процента, причем сюда же входят несчастные случаи и доказанные случаи самозащиты. Более свежих данных я не нашел, но последние годы в МВД отмечали резкое снижение количества владельцев оружия и, соответственно, единиц самого гражданского оружия. Поэтому цифра четырехлетней давности будет вполне применима и к 2019 году.

Сейчас читают

Число легковых автомобилей в нашей стране – более 42 миллионов. Статистически машина есть практически в каждой семье. Автолюбителей у нас в 10 раз больше, чем владельцев гражданского оружия. Все знают, что автомобиль – это источник повышенной опасности. За 2018 год в России в ДТП погибло около 18 тыс. наших сограждан. Это население небольшого города, или больше чем 0,01% от общего числа жителей страны. А в 2015 году количество погибших было еще больше.

Проще говоря, от применения автомобилей в России гибнет примерно в 30 раз больше людей, чем от применения оружия. И в 95% случаев причиной ДТП становится человеческий фактор во всех его проявлениях, каждый десятый смертельный случай происходит по вине пьяного водителя. При этом все знают, как у нас легко и просто получить (порой – просто купить) права и как наплевательски мы относимся к соблюдению правил дорожного движения.

Но почему-то эта ужасающе стабильная «автомобильная» статистика, которая намного хуже европейской, не вызывает резонанса у наших журналистов и политиков. А ведь вдумайтесь: ежедневно в России на дорогах погибает 50 человек и в разы больше остаются калеками.

Запрет на оружие не влияет на смертность

Важно понимать, что степень либеральности законодательства об оружии не оказывает прямого влияния на уровень смертности в результате его применения. Об этом говорит открытая статистика, полученная из различных международных организаций. К примеру, в Бельгии и Швейцарии от применения оружия на 100 тысяч человек за год гибнет 3,7 человека, во Франции – пять человек, в США – 11,3. В «благополучной» Финляндии убивают больше, чем в Мексике, и в разы больше, чем в России. В Австрии, Канаде и Норвегии этот показатель колеблется в районе трех с половиной человек, в Швеции, Италии, Дании, Португалии – двух человек.

В России, внимание, этот показатель один из самых низких в мире – 1,4, при этом сюда включены и покушения на убийство. Реальный же показатель – 0,35. Чуть лучше дела только в Англии, но там оружейное законодательство одно из самых жестких в мире, круче только в Японии и Китае. Таким образом, даже с некоторыми допущениями, по уровню смертности от применения оружия Россия выглядит островком безопасности даже среди стран «золотого миллиарда».

Купить оружие в России непросто

Следующая цитата М. Кононенко: «Видимо, разрешение на приобретение не подразумевает градаций – что именно ты покупаешь. Но в магазине-то человек, который продает, мог поинтересоваться? Или позвонить куда следует. Или же он купил с рук? Ну так может запретить продавать огнестрельное оружие с рук – а только через уполномоченный орган? Спортивное – мы понимаем. Человек любит стрелять. Я люблю стрелять. У меня много пневматики. Но ПОМПОВОЕ ружье – это оружие убийства. Оно больше ни для чего не предназначено» (с).

Выдаваемая в МВД лицензия на приобретение как раз подразумевает наличие градаций по предполагаемому использованию оружия. Но закон об оружии не обязывает продавца в оружейном магазине задавать вопросы о том, для чего человек покупает ружье или винтовку. Его задача – продать, все остальное – в компетенции МВД.

Читать еще:  Карта для выживания: 5 реальных применений набора выживания размером с кредитку

И куда должен звонить продавец, в какие «куда следует»? И какую такую «продажу с рук» без посредника в лице «компетентного органа» имеет в виду публицист Кононенко? И на каком основании вы, Максим, утверждаете о том, что «помповое ружье – это оружие убийства»? Или вы полагаете, что охотничий или спортивный дробовой полуавтомат 12-го калибра для этих целей годится меньше? Или огнестрельное оружие, конструктивно отличающееся от «помпы», в принципе не предназначено для убийства?

Помповые ружья выпускаются в огромных количествах, они активно используются в спорте по всему миру, в различных дисциплинах практической стрельбы.

Для охоты помповое ружье с нормальной длиной ствола порой куда удобнее классической охотничьей самозарядки – хотя бы по причине большей надежности. Поэтому помповые ружья часто продаются с двумя стволами: длинным (дробовым) и коротким (пулевым). Да и выбор оружия – личное дело каждого.

Покупка ружья, как и покупка авто, никак не может квалифицироваться как жажда убийства. Большая часть приобретенного оружия вообще никогда не покидает сейф, что особенно характерно для жителей мегаполисов – у людей просто нет времени поехать пострелять. Но сам факт наличия оружия в доме греет душу нормального мужчины, это вам подтвердит и объяснит любой психолог. Вооруженный человек ментально более свободен. Да и сама стрельба, на охоте или на стрельбище, является прекрасной разрядкой, проверенным и хорошо изученным средством для снятия психического напряжения.

Купить в России оружие непросто. Уже несколько лет как в 20 раз увеличена госпошлина на получение лицензии на приобретение оружия. В 35 раз подорожал бланк разрешения на хранение и ношение оружия. В несколько раз подорожали услуги медицинской комиссии и принципиально ужесточились условия ее прохождения. В МВД вам могут запросто отказать в получении лицензии, а два административных правонарушения в течение года – это повод для конфискации всего оружия из сейфа провинившегося гражданина.

Стрельба в неположенном месте, халатность при транспортировке, малейшие нарушения правил охоты, хранения оружия и боеприпасов – это все законные поводы для обезоруживания и жесткого наказания. Крайняя дороговизна охоты, а также катастрофическая нехватка доступных тиров и стрельбищ является дополнительной причиной снижения числа владельцев оружия, массового закрытия оружейных магазинов и деградации всей оружейной отрасли.

Покупка карабина – повод для беспокойства?

Следующая цитата: «Теперешний случай, конечно, сложнее. Если у человека было разрешение на гладкоствольное оружие и он мог купить «Сайгу» (это, если кто не знает, автомат Калашникова без автоматической стрельбы) – то тут сложнее вычислить мудака. Но с другой стороны, любой человек, который покупает «Сайгу», априори должен рассматриваться под лупой. Ибо ЗАЧЕМ он ему? На охоте гладкоствольное ружье как-то традиционнее и сподручнее» (с).

Тут у публициста Кононенко все смешалось в кучу. Чем нарезная «Сайга» смертоноснее любого другого нарезного полуавтомата? Знает ли Максим, что чисто спортивный по предназначению самозарядный «Вепрь» или сугубо охотничье полуавтоматическое ружье Benelli 12-го калибра в городских условиях куда смертоноснее? Один выстрел картечью на дистанции до 50 м – это эквивалент очереди в полмагазина из автоматического оружия под промежуточный или пистолетный патрон. Почему покупатель «Сайги» должен вызывать какой-то особый интерес со стороны правоохранительных органов? И с каких это пор дробовик на охоте стал более традиционным и сподручным? Где, когда, на какой охоте?

Как устроен подпольный рынок оружия в России

За последние пять лет правоохранители изъяли из незаконного оборота 200 тысяч единиц огнестрельного оружия. Больше половины из них в боевое переделали народные умельцы.

Одну из подпольных оружейных мастерских силовики нашли в спортивно-стрелковом клубе под Калугой. Масштабы нелегального производства превзошли все ожидания. По оперативным данным, 1200 стволов боевого оружия хранились в неприметной постройке всего в паре сотен километров от Москвы. Все это вряд ли предназначалось для стрельбы по мишеням.

Читать еще:  Подводные лодки класса «George Washington» (США)

С помощью токарного станка хозяева клуба создавали стрелковое оружие из охолощенного, то есть деактивированного или списанного. По сути, это безобидные пистолеты и ружья. Такие можно увидеть, например, в частных коллекциях, в сценках боевиков или в военно-исторических реконструкциях. Однако, попадая в нехорошие руки, они вновь становятся опасными и получают новую жизнь на черном рынке.

С каждым днем подпольных цехов становится все больше. И проконтролировать, кто и кому такое оружие продает, очень сложно. Это и страшно, говорят эксперты. Ведь оружие может попасть в руки к кому угодно. В том числе к бандитам, убийцам и к психопатам. Как было в случае с Алексеем Александровым из Екатеринбурга. Мужчина состоял на учете у психиатра и держал дома целый арсенал оружия, которое своими руками доводил до ума. Из усовершенствованной пневматической винтовки он застрелил двух девушек, которые устроили пикник на склоне горы Уктус. На допросе Александров рассказал, что готовился к преступлению заранее, а личности жертв для него были не важны.

Прокурор Свердловской области недавно обратился в Генпрокуратуру с предложением внести изменения в федеральный закон об оружии в части регулирования оборота пневматики. Ведь, например, криминалисты сразу установили, из какого оружия были застрелены девушки. Но официальный учет владельцев подобных пневматических винтовок в настоящий момент не ведется.

Разговоры о запрете свободной продажи пневматики витают в воздухе уже много лет. Но решить вопрос никак не получается. Ведь в первую очередь, говорят эксперты, это оружие для развлечений. Смертельное ранение оно способно нанести лишь в редких случаях.

Сергей Ахундзянов, адвокат: «Полностью запрещать пневматическое оружие не целесообразно. Большое количество нашего населения с удовольствием занимаются стрелковой подготовкой. И это повлечет за собой появление черного рынка пневматического оружия».

Оружие, попавшее не в те руки, в одночасье перевернуло жизнь Александру Кубраку из Краснодара. Мужчина вышел на улицу, чтобы проверить, кто бросает камни во двор его дома, и получил пулю в бок. Врачи боролись за его жизнь несколько часов. Стрелка хозяин дома узнал. Это был его сосед Дмитрий Залесный. При обыске в его доме оперативники обнаружили около десяти единиц переделанного оружия. В том числе пистолет с глушителем, из которого он и стрелял в своего соседа. Сам ли Залесный переделывал оружие или покупал его у кого-то — доподлинно неизвестно. До конца расследования Залесного взяли под стражу.

Такие случаи далеко не единичны. Ведь, чем легче приобрести переделанное оружие на черном рынке, тем чаще оно будет фигурировать в бытовых конфликтах. А чем свободнее в продаже охолощенное оружие, тем больше соблазн у мошенников сделать на этом бизнес. Тем более что вложения в него минимальные, а окупаются сразу же — торг подпольные умельцы ведут без разбора, а продают оружие всем, кто готов был заплатить. В том числе и перекупщикам. Которые покупают у них автомат за 20 тысяч, а продают за сто. Вот и вся коммерция.

По оценкам одних экспертов, остановить увеличение нелегального оружия может лишь ужесточение уголовного законодательства в части незаконного оборота оружия. Другие уверены, что за охолощенным оружием, которое в данный момент находится в легальном обороте, требуется жесткий контроль.

Алексей Шапошников, председатель Московской городской думы: «Обсуждается возможность корректировки федерального закона об оружии с точки зрения продажи охолощенного оружия. Есть предложения выдавать соответствующую лицензию на его приобретение. Кто-то предлагает более умеренные меры, например, продавать его в специализированных магазинах, чтобы невозможно было купить в каких-то простых».

Между тем в большинстве случаев действия людей, причастных к незаконному обороту оружия, квалифицируются как преступления небольшой или средней тяжести. За них грозят маленькие сроки лишения свободы или вовсе условное наказание. И, как показывает статистика, почти половина торговцев оружием вновь возвращаются к своему криминальному ремеслу.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector