2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Эскадренный миноносец Murasame (Япония)

Содержание

JDS Murasame (1994)

Начата 12.03.1996
Япония, входит в 6-й дивизион 2-й флотилии эскортных кораблей.
Базируется в Сасебо.

  • 1 x 1 — 76-мм/62 АУ OTO Melara 3;
  • Комплекс противокорабельных ракет тип 90;
  • Комплекс противолодочных ракет тип ASROC;
  • Зенитные ракетные комплексы Sea Sparrow.

Harusame, Yudachi, Kirisame, Inazama, Samidare, Ikazuchi, Akebono, Ariake

Содержание

Общие сведения

Murasame представляет собой дальнейшее развитие ЭМ типа Hatsuyki. Еще в период постройки Эм типа Asagiri руководство ВМС Японии пришло к выводу о необходимости переработать проект с учетом новейших технологий.

В частности, было решено оснастить корабль установками вертикального пуска (ВПУ) Mk.41 mod.9 для ПЛРК ASROC (с ПЛУР RUM-139 VLA) и Mk/41 mod.7 — для ЗРК «Sea King» (с ЗУР RIM-7P), новыми более подходящими и совершенными радиотехническими средствами, а вместо вертолета HSS-2B «Sea King» использовать вертолет «Sea Hawk» производства США.

История создания

В соответствие с восьмым планом развития вооруженных сил Японии, утвержденным парламентом в ноябре 1989 года, было заказано 9 кораблей такого типа. Murasame заказали в рамках 1991/1992 финансового года.

Постройка

Постройку ЭМ типа Murasame осуществили быстрыми темпами. Murasame был построен с 18 августа 1993 года по 23 августа 1994 года. Введен в строй 12 марта 1996 года. Стоимость постройки составляла 45,560 млрд. йен ( 219 млн. долл. по курсу 1985/1986 финансового года). Такие темпы строительства в настоящее время может обеспечить (помимо промышленности Японии) только судостроительная промышленность США.

При постройке корабля была применена технология STEALTH для снижения уровня физических полей. В частности, корпус и надстройки выполнены с неповторяющимися углами наклона наружных поверхностей, а в конструкции мачт и надстроек использованы радиопрозрачные и радиопоглощающие материалы.

Корпус

Корпус корабля стальной, гладкопалубный, со значительной седловатостью в носовой оконечности и со срезом в корме (для снижения массы корпуса).

Его обводы обеспечивают Murasame высокие мореходные качества и позволяют решать поставленные задачи в полном объеме при скорости ветра до 30 м/с и волнении моря до 6 баллов. По расчетам проектантов , корабль сможет оставаться на плаву при затоплении двух смежных отсеков. За счет внедрения улучшенной автоматизированной системы боевого управления и обслуживания общекорабельных систем, других организационных и технологических мероприятий экипаж сократился до 170 человек (на 50 по сравнению с Asagiri). Одновременно повысились стандарты обитаемости экипажа.

Энергетическая установка и ходовые качества

По сравнению с Asagiri на Murasame усовершенствовали главную энергетическую установку. В частности, в ней использовали два ГТД SM-1C «Spey» и два ГТД GE LM 2500 (вместо четырех ГТД SM-1C «Spey» на Asagiri) Эти два ГТД также объединены в два независимых ГТА правого и левого бортов. ГТА расположены в двух эшелонах, каждый из них работает на свою линию вала и включает в себя ГТД SM-1C «Spey» и ГТД GE LM 2500, работающие на главный редуктор через муфты обгонного типа.

ГТД GE LM 2500 обеспечивает экономический ход (корабль способен его поддерживать даже при одном работающем двигателе данного типа) и используются в базе для экстренного приготовления эсминца к бою и походу. Для обеспечения выхода на полую мощность этому двигателю требуется 90 секунд.

Вооружение

  1. Ракеты: 2 4-контейнерные ПУ ПКР SSM-lB Harpoon; ПУЗУР вертикального старта Мк.48 Sea Sparrow компании Raytheon; ПУ ПЛУР MU VI ASROC.
  2. Пушечное вооружение: 1 АУ калибра 76-мм/62 compact компании «ОТО Melara» (на более поздних кораблях может быть заменена на 127-мм АУ; 2 АУ Vulcan Phalanx калибра 20-мм компании GE/GD.
  3. Торпеды: 2 ТТА Туре 68 калибра 324-мм; торпеды Mk.46 Mod.5 Neartip.
  4. Ложные цели: 4 системы сверхбыстрой постановки облака дипольных отражателей Мk.36; буксируемая торпедная ловушка AN/SLQ — 36 Nixie.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Система спутниковой связи SATCOM включает в себя аппаратуру «Super Bird» SHF японского производства с антеннами на крыльях мостика. Насколько известно, американская система WSC-3 UHF с двумя антеннами OE-82C в настоящее время на кораблях данного типа не установлена. Гидроакустическая станция: активная ГАС SQS-5 компании Mitsubishi; пассивный с буксируемой антенной ГАС OQS-1.

Модернизации и переоборудования

Для участия в контртеррористических операциях ЭМ данного типа, возможно, будут дополнительно вооружены четырьмя 12,7-мм пулеметами или 20-мм автоматами, а также аппаратурой ночного видения.

Читать еще:  Десантный катер на воздушной подушке типа LCAC (США)

Японский эсминец-робот

Как остроумно подметил один пользователь Интернета, разница между нами и японцами заключается в том, что мы стараемся притворяться умными, а они — глупыми.

С такой заметки следует начать обзор японских эсминцев «Мурасамэ» и их близких родственников — «Таканами».

Одно из самых многочисленных семейств ракетных эсминцев общим числом 14 единиц.

9 «дождей» и 5 «волн». Такая поэзия обыгрывается в их названиях.

Это не просто лирика. «Мурасамэ» — первый в мире корабль, оснащенный радаром с активной фазированной решеткой (АФАР).

Японцы крайне неохотно делятся информацией о своей боевой технике. Поэтому мы всегда так неожиданно узнаем о реальных достижениях и возможностях их ВМС.

В официальных пресс-релизах «Мурасамэ» скромно именуют эскортными эсминцами общего назначения. Указывая в новой строке, что благодаря весьма совершенному облику и универсальному оружию корабли данного типа играют важную роль при проведении морских операций.

Проект эсминца был утвержден в 1991 году. Головной «Мурасамэ» был заложен в 1993 г. и введен в боевой состав в 1996.

Параллельно в Японии велось строительство крупных (9500-тонных) эсминцев «Конго» с системой «Иджис». Меньший и слабее вооруженный «Мурасамэ» выглядел на их фоне очевидным шагом назад.

Но японцы видели ситуацию иначе.

Им предоставили первоочередной доступ к лучшим технологиям; они — единственный союзник, которого американцы воспринимали всерьез.

В результате японский эсминец с «Иджисом» оказался заложен раньше, чем первый «Арли Берк» успел вступить в строй.

Но японцы не оставляли намерений строить корабли по собственным проектам, конструкция которых содержала не только современные решения, но и учитывала все особенности и предпочтения японских ВМС.

Промышленность была не в состоянии создать собственный эсминец, превосходивший лицензионный проект в тех аспектах, где раскрывался потенциал «Иджиса». Да и задачи такой в то время не стояло. Все необходимое для постройки эсминцев ПРО уже имелось в наличии. С использованием полученных технологий на верфях Сасебо, Майдзуру и Йокосуки были оперативно заложены четыре 9500-тонных «Конго», получивших свое название отнюдь не в честь африканского государства.

Следующим потребовался универсальный боевой корабль для решения задач, для которых крупный эсминец с «Иджисом» был явно избыточен (пример — противолодочная оборона). «Национальный» эсминец, который мог стать испытательным стендом для отработки всех тенденций, концептов и решений, свойственных кораблестроению 1990-х гг.

Кинжал и длинное копье

Из связки флагманского «Конго» и «эскортного» эсминца «Мурасамэ» предполагалось сформировать боевые группы, в которых флагман, предназначенный для боя на дальних дистанциях (ПВО-ПРО), прикрывало соединение эсминцев, чья вооружение было «заточено» под ближний бой.

На самом деле концепция не нова. Японский морской пароль во все времена звучал одинаково: «восемь-восемь».

В начале 1920-х годов это означало намерение иметь флот из 8 линкоров и 8 линейных крейсеров. В итоге счет 8 : 8 в пользу японских ВМС. План осуществить не удалось.

В 1970-1980-е «восемь-восемь» стало означать восемь боевых групп, состоявших из восьми кораблей. Типовой состав: вертолетоносец ПЛО, пара эсминцев ПВО и 5 «обычных» эсминцев. На практике выглядело достаточно примитивно. Япония в то время не обладала морскими вооружениями требуемого уровня.

В 1990-е годы состав боевых групп сменился на «Иджис» в охранении меньших эсминцев, построенных по собственным японским проектам.

«Национальные» проекты по изощренности своей конструкций не уступали своим «импортным» собратьям.

Сэнсэй «Мурасамэ» выглядит современно даже сейчас, а 30 лет назад это был гламур высоких технологий.

Японские кораблестроители одними из первых реализовали компоновку с подпалубным размещением вооружения и использовали дизайн с наклонными поверхностями надстройки, для снижения радиолокационной заметности кораблей.

Родовой приметой эсминцев стала не самая обычная кормовая оконечность. Японцы не терпят прямых линий! Она называется Oranda-zaka, «дом на склоне». Цель — повысить безопасность взлетно-посадочных операций. Все, что расположено на корме и не является вертолетной площадкой, в том месте идет под откос. Во избежание касания лопастями винта швартовых устройств или ограждения верхней палубы.

Внешне эсминец производит хорошее впечатление. Каждый его элемент выполнен с особым вниманием. Но его настоящие воинские качества скрыты глубоко внутри.

В начале 90-х гг. на основе компонентов зарубежного производства японцам удалось создать собственную БИУС, связавшую воедино все боевые посты корабля. На Западе такие системы получили обозначение «C4I» (по первым буквам: «командование», «контроль», «коммуникации», «компьютеры» и «интеллект»). Если говорить в более широком смысле, эсминцы типа «Мурасамэ» были одними из первых во всем мире, кто получил боевую информационную систему такого уровня.

Что касается снижения заметности, то наклонные поверхности надстроек, несомненно, придают «Мурасамэ» современный вид. Что касается реальной пользы, то главным радиоконтрастным элементом японских эсминцев была и остается массивная фок-мачта, представляющая металлическую ферменную конструкцию, обвешанную антенными устройствами.

Массивность — дань японским представлениям, согласно которым конструкция должна выдерживать штормовые условия северных широт.

Что касается потребности в самой мачте, то во времена создания «Мурасамэ» японцы еще не имели собственного радара с неподвижными антеннами (ФАР), вмонтированными в стены надстройки. Подобная система FCS-3 будет представлена только в 2007 году.

FCS-3 — это европейское обозначение. Оригинальное японское название произнести невозможно. FCS-3 всего лишь значит «fire control system», третья по счету японская разработка в данной области, о которой что-либо известно.

Читать еще:  Подводная лодка проекта 646 (СССР)

Что касается «Мурасамэ», их система управления огнем известна как FCS-2.

Еще одна ремарка будет посвящена подпалубному размещению вооружения. Ракетный боезапас «Мурасамэ» действительно размещен в индивидуальных ячейках УВП, подразумевающих их нахождение под палубой. Но есть один нюанс. 16 УВП кормовой установки размещены НАД палубой. Как? Самым очевидным образом: поставлены в виде бокса. Но зачем? Очевидно, не хватило подпалубных объемов. Да, это выглядит очень странно (честно говоря, это выглядит крайне подозрительно). Единственный в мире современный проект с подобным размещением оружия. Помнятся истории из прошлого, когда наши восточные соседи неожиданно для всех меняли состав вооружения кораблей с «мирного варианта» на «военный», ошарашивая своей ловкостью противника. Что-то с «Мурасамэ» нечисто…

По технической части «Мурасамэ» является таким же «импортным», как и его собрат «Конго». Но если «Конго» — копия зарубежного проекта, то «Проливной дождь» содержит лишь отдельные узлы иностранного происхождения. Которые подобраны в соответствии с японскими представлениями о прекрасном.

Комбинированная силовая установка эсминца, имеющая схему COGAG, состоит из четырех газовых турбин: пары американских GE LM2500 и пары Rolls-Royce Spray — британское наследие.

Разумеется, из Англии привезли только техническую документацию. Промышленные корпорации «Исикавадзима» и «Кавасаки» еще в 1970-е гг. освоили лицензионное производство газотурбинных силовых установок, необходимых для военных кораблей.

Зато много чего привезли из США. Например, ракетное вооружение — вертикальные пусковые установки (4 модуля, 32 ячейки). И к ним в придачу — консоли управления оружием. Боевой информационный центр «Мурасамэ» был создан по образу и подобию БИЦ Иджис-эсминца. Были скопированы средства РЭБ (комплекс SLQ-32). Закуплены «Фаланксы» и торпеды.

Скопировать не удалось только корабельный радар с технологией АФАР ввиду отсутствия где-либо в мире подобных устройств в 1996 году.

Одной из ключевых особенностей эсминца стала его автоматизация.

Несмотря на наличие на борту «Мурасамэ» полного спектра вооружений и средств для противодействия надводным, подводным и воздушным угрозам, численность его экипажа, по открытым источникам, составляет всего 165 человек.

Если приведенные цифры — правда, то японский эсминец был абсолютным лидером по автоматизации среди кораблей своей эпохи. В 1990-е годы такую численность экипажа имели только самые примитивные фрегаты, вдвое уступавшие «Мурасамэ» по размерам и имевшие значительно более сжатый состав вооружения (пример: французский «Лафайет» — экипаж 160 чел.).

Раз уж зашла речь о размерах… По современным представлениям водоизмещение «Мурасамэ» находится где-то на верхней границе для класса «фрегат» и на нижней планке для класса «эсминец». 6200 тонн полного водоизмещения при длине корпуса 151 метр.

Типичные размеры для корабля океанской зоны. Будет не совсем корректно называть их скромными «рабочими лошадками» флота.

С учетом всех затраченных на них сил и высокого уровня технического исполнения на момент появления это были настоящие «скакуны».

Всего планировалось построить 14 подобных эсминцев, но построили только 9. Нет, остальные не были «сдвинуты вправо» и затем вычеркнуты из списков в пользу «оптимизации» бюджета.

Их достроили в 2000-2006 гг. по улучшенному проекту «Таканами».

«Высокая волна» является практически полными аналогом «Проливного дождя». Одни и те же размеры. Один и тот же силуэт — с плавно изогнутым полубаком и площадкой Oranda-zaka в кормовой части. Такой же формы надстройка и массивная мачта, в передней части которой установлен радар с АФАР. Идентичная силовая установка и практически неизменный состав вооружения.

Снаружи отличить «Мурасамэ» и «Таканами» под силу, наверное, только увлеченным моделистам.

Главным изменением стал отказ от размещения части УВП на палубе, в средней части корпуса. Все 32 ракетные шахты «Таканами» поместились в носовой части, перед надстройкой.

А что же осталось на месте «бокса»? Ничего. Пустая коробка. Здесь мы не станем делать далеко идущих выводов, но по всему «Таканами» (как и «Мурасамэ», у которого в носовой части всего 16 УВП) недогружены и имеют зарезервированные объемы для увеличения ракетного боекомплекта или установки боевых модулей.

Еще одно изменение — увеличение калибра универсальной артустановки с 76 до 127 мм. Впрочем, для современного корабля это имеет весьма немного значения.

Остальной состав вооружения прежний, соответствует «Мурасамэ».

Два основных поисковых радара, две РЛС управления зенитным огнем, подкильный гидролокатор и буксируемая низкочастотная антенна.

32 пусковые ячейки: источники называют 16 противолодочных ракет и 64 зенитные ракеты ESSM. От 4 до 8 противокорабельных ракет «Тип 90». Пара «Фаланксов». Малогабаритные торпеды. Вертолет.

Разумеется, когда перед нами серия из 14 кораблей, строившихся на протяжении 13 лет, то ни о какой полной унификации не может идти речи. Особенно это касается боевой информационной системы и средств управления огнем — самых сложных элементов корабля; произведенные в них изменения могут считаться чуть ли не созданием нового проекта.

Первые три и два последних «Таканами» имеют заметные различия по составу элементов БИУС. В этом смысле первые представители имеют больше сходства с «Мурасамэ». В свою очередь, два последних, «Зыбь» и «Прохладная волна», также различаются между собой.

2050 год уже ближе, чем 1990-й

«Мурасамэ»/«Таканами» для японцев — не прошлый, а позапрошлый век.

В 2010-х гг. наши восточные соседи «налепили» еще 6 весьма самобытных эсминцев нового поколения, которыми удивили всех. Чего стоит их радиолокационный комплекс, состоящий из восьми АФАР!

Читать еще:  Крейсер УРО «Ticonderoga» (США)

Шесть многоцелевых эсминцев, не считая «беркообразных» флагманов и эсминцев-вертолетоносцев.

Далее начинается такой расчет — в следующем году в состав ВМС самообороны Японии будет принят последний, восьмой эсминец-флагман — «Хагуро». И на этом 30-летнюю амбициозную программу «восемь-восемь» можно считать завершенной.

Будущее японского флота скрыто пеленой параноидальной секретности. Известно лишь, что в целом концепция боевых групп останется прежней. Но последующее поколение эсминцев получит совершенно другой облик и новую компоновку. Подробности? От японцев не дождетесь.

Впрочем, 2050 год уже ближе, чем 1990-й. Поэтому весьма скоро подробности станут известны. Когда случайно удастся заснять корпуса строящихся эсминцев в высокой степени готовности.

Что же касается последствий для России от этого безудержного японского милитаризма… Если когда-нибудь нашему ВМФ придется схлестнуться с этой армадой, не хотелось бы, чтобы вновь звучали слова командира ЭБР «Император Александр III»: «За одно я ручаюсь: мы умрем, но не сдадимся…» (эпизод на прощальном банкете из легендарной книги А. Новикова-Прибоя).

Эсминец DD-110 «Takanami» — рабочая лошадка морских сил самообороны Японии.

Данный материал рассказывает о эскадренном миноносце морских сил самообороны Японии «Таканами».

Название данного корабля переводится как «Высокие, ровно бегущие волны» (весьма поэтично, не находите?) и имеет исторические корни: так назывался эсминец типа Yugumo императорского флота (заложен в 1941 году на Верфи Uraga Dock, Токио; спущен на воду 16 марта 1942 года; вошел в строй 31 августа 1942 года; участвовал в боях у Соломоновых островов и у Гуадалканала. В ночном бою 30 ноября / 1 декабря 1942 года тяжело поврежден и на следующий день добит американскими кораблями у острова Саво).

Перед тем, как перейти собственно к DD-110 необходимо коснуться вопроса классификации. Собственно класс эскадренных миноносцев японских ВМС можно условно разделить на «большие» и «малые» ЭМ. К «большим» относятся эсминцы-вертолетоносцы (DDH, представителями которых в настоящее время являются корабли типа «Харуна», «Сиране» и небезызвестный «Хьюга») и эсминцы УРО (DDG, строго говоря ЭМ ПВО, несущие ЗРК средней и большой дальности; наиболее современными представителями таких кораблей являются ЭМ типа «Конго» и «Атаго»).

Поскольку «большие» ЭМ в постройке весьма непростые и довольно дорогие, помимо них строятся массовые и дешевые (сравнительно) «малые» дестойеры (ЭМ типа «Хацуюки», «Асагири», «Мурасаме») для выполнения боевых задач по экскорту и противолодочной борьбы. Как правило они имеют упрощенный состав вооружения и РТВ (76 мм. АУ, ЗРК самообороны «Си Спарроу» ), но противолодочное вооружение у них достаточно мощное, включает в себя вертолет ПЛО. Т.е. по совокупности характеристик это типичные середнячки класса ЭМ, зато массовые и недорогие.

Наиболее современным классом кораблей экскортных сил страны Восходящего солнца являются на данный момент ЭМ типа «Таканами». Данные корабли являются развитием типа «Мурасаме», имея аналогичную конструкцию корпуса и энергетику, но при этом отличаются усиленным составом вооружения.

ЭМ типа «Мурасаме».

Основными отличиями ЭМ типа «Танаками» является наличие 127 мм./54 кал. АУ «Ото-Мелара» вместо 76 мм. АУ «Ото-Мелара Рапид» той-же фирмы; кроме этого иное размещение ракетного вооружения ПВО/ПЛО. На ЭМ типа «Мурасаме» в носовой части располагается УВП Мк-41 на 16 ячеек (ПЛРК ASROK), в средней части корпуса между трубами располагается ВПУ Мк-48 комплекса «Си-Спарроу», также 16 ячеек; на DD-110 в носовой части располагается УВП Мк-41 на 32 ячейки, где и размешается ЗРК и ПЛРК (внизу). Для сравнения — схемы кораблей (слева «Танаками», справа «Мурасаме»):

Ну а теперь непосредственно о ЭМ типа «Таканами».

Водоизмещение (стандартное/полное) 4650/5350 т. Длина – 151,0 м, ширина – 17,4 м, осадка – 5,3 м. ЭУ – двухвальная, 2 ГТУ IHI-GE LM-2500 (2х16500 л.с.), 2 ГТУ Kawasaki/Rolls-Royce Spey SM-1C (2х13500 л.с.). Скорость – 32 уз. Экипаж – 170 чел.

ПКРК: 2х4 ПУ ПКР SSM-1B (или ПКР «Гарпун»; боекомплект 8 ракет).

ЗРК: «Sea Sparrow» (ракеты RIM-162 ESSM (Evolved Seasparrow Missiles)) — отличаются от RIM-7 увеличенной дальностью (до 50 км.) и динамическими характтеристиками; более компактны, в ТПУ Мк-25 помещается 2 ракеты (вместо одной RIM-7 в ТПУ Мк-22).

Артиллерийское: 1 127-мм АУ OTO Melara, 2х6 20-мм Mk15 Vulcan-Phalanx.

Противолодочное: 2х3 324-мм ТА HOS-302 (торпеды Type 73 и Mk46 Mod.5), 1 вертолет SH-60J Sea Hawk (имеется постоянный ангар и вертолетная площадка).

Состав РТВ: приемник ORN-6 (URN-25) TACAN, навигационная РЛС JRC OPS-20, РЛС обнаружения воздушных и надводных целей JRC OPS-28D, 2-координатная РЛС обнаружения воздушных целей Melco OPS-24D, 2 РЛС управления стрельбой АУ/ЗРК FCS-2-21, 2 РЛС управления артогнем Vulcan-Phalanx Mk90, подкильная ГАС OQS-5, буксируемая ГАС OQR-2 TASS.

Средства РЭБ: станция радиотехнической разведки NOLQ-3, OPN-7B и OPN-11 (comms intercept), системы РЭБ OLT-3 и OLT-5, 4х6 ПУ Raytheon Mk137 постановки помех Mk36 SBROC, буксируемая противоторпедная ловушка SLQ-25 Nixie.

Кроме этого корабль отличается хорошей мореходностью; также имеется немаловажный нюанс конструкции, который весьма изрядно повышает живучесть корабля.

Дело в том, что, начиная с ЭМ типа «Ассагири», экскортные корабли ВМС японии строятся без использования конструкционных материалов на основе алюминий-магниевых сплавов (гибель британских ЭМ и фрегатов во время фолклендской войны не прошла незамеченной).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector