0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Торпедный катер проекта 123К (СССР)

Торпедный катер «Комсомолец» – партизан прибрежных районов

Во время Великой Отечественной войны советскому флоту практически не довелось поучаствовать в крупных морских сражениях. Применение крупных кораблей зачастую ограничивалось артиллерийской поддержкой сухопутных операций. Зато все военные годы по прямому назначению (и не только) использовались многочисленные советские катера.

Одним их самых удачных отечественных судов такого класса стал торпедный катер проекта 123 «Комсомолец». Разработанный ещё до начала войны, «Комсомолец» оставался в производстве и в послевоенные годы. Впоследствии в СССР многие экземпляры были установлены на постаменты в качестве памятников.

История создания

В первые десятилетия существования Советского Союза положение Красного Флота было тяжёлым. Из линейных кораблей, например, в эксплуатации сохранились только 4 линкора, да и то в 20-х годах 2 из них законсервировали. В 30-е годы ситуация начала улучшаться – модернизировались старые корабли, закладывались новые. Но для надёжной защиты морских границ этого не хватало.

Выход виделся в развитии «москитного флота». В те годы существовала теория, утверждавшая, что массовое применение торпедных катеров против капитальных кораблей противника может быть очень эффективно. Считалось, что так можно даже лишить противника господства на море.

Одним из первых массовых советских торпедных катеров стал глиссер Г-5, спроектированный авиаконструктором Туполевым. Этот катер, обладая выдающимися скоростными качествами, однако, имел плохую мореходность и небольшой радиус действия. Впрочем, перед самым началом войны начали строить более крупные и мореходные катера типа Д-3. Но они, повышая эффективность москитного флота вообще, недостатки Г-5, разумеется, не исправляли.

Работы по созданию нового глиссера, рассчитанного на применение в прибережной зоне, но превосходящего Г-5, велись в Ленинграде, на заводе №194 (на производственной базе верфей Адмиралтейства).

Проекту корабля присвоили номер 123 и имя собственное – «Комсомолец».

Конструкция

Корпус торпедных катеров «Комсомолец» строился, как и у предшественников, из дюраля. В носовой части днища имеется редан – уступ для отрыва от поверхности воды и выхода на глиссирование. При этом «Комсомолец» имел и киль – точнее, выполняющую его функции полую балку. Боковые кили на бортах, ниже ватерлинии, были призваны уменьшать качку.

Внутри корпус «Комсомольца» делился на 5 водонепроницаемых отсеков. Первый носовой (форпик) использовался для размещения грузов и принадлежностей. Далее находилось машинное отделение, в котором ступенчато размещались два авиационных мотора АМ-34. Двигатели были 12-цилиндровые, карбюраторные, объёмом в 45,8 литров.

Максимальная мощность каждого мотора достигала 1000 л.с. При этом в обычных условиях обороты двигателей рекомендовалось удерживать у границы в 1600 об/мин, а полный ход разрешалось использовать только в течение часа.

В отсеке за машинным отделением находилась радиорубка катера, оснащённая радиостанцией марки «Штиль-К». Передатчик позволял «Комсомольцу» держать связь на дистанции до 20 морских миль.

В четвёртом отсеке устанавливались топливные баки, в качестве топлива применялся бензин с октановым числом 70.

Наконец, пятый отсек (ахтерпик) использовался в качестве трюма. На палубе «Комсомольца», в середине корпуса над радиорубкой, находилась надстройка. В ней находились штурвал, машинный телеграф, и контрольные приборы.

Главным вооружением торпедных катеров «Комсомолец» были 2 торпеды калибра 533 мм. Они устанавливались по обе стороны от надстройки в бугельных аппаратах. Перед запуском торпеды из такого аппарата его платформу надо было откинуть через борт, зато стрельба могла производиться залпами и на любой скорости (даже на стоянке).

Для стрельбы использовались парогазовые торпеды 53-38. Они развивали скорость до 44,5 узлов и несли заряд в 300 кг тротила. Для самозащиты «проект 123» имел турель с пулемётом ДШК, установленную на крыше рубки. Питание пулемёта – из ящиков с лентами на 50 патронов, прицел установки – оптический, расчёт состоял из 2 матросов.

В состав вспомогательного вооружения катеров входили и четыре глубинные бомбы БМ-1. Общий вес этих бомб составлял 41 кг, из них на тротиловый заряд приходилось 25 кг. Из-за малой мощности и отсутствия на «Комсомольце» каких-либо средств обнаружения подводных целей, бомбы предполагалось использовать для подрыва минных полей.

Модернизированные варианты

Во время войны проект 123 был серьёзно доработан, при этом получив индекс «123 бис». Название торпедного катера осталось прежним – «Комсомолец».

Корпус катера был усилен (доработке подверглись днище и фундаменты моторов), а силовую установку полностью заменили.

Теперь на судно устанавливали американские моторы «Паккард» 4М-2500, поставляемые по ленд-лизу. Как и АМ-34, они представляли собой морскую модификацию авиационного мотора. Объём двигателей – 41,8 литра, мощность – 1200 л.с. «Паккарды» оснащались центробежными нагнетателями.

Вооружение изменилось – вместо бугельных торпедных аппаратов стали устанавливать трубные, позволяющие изолировать торпеду от воздействия окружающей среды. Для стрельбы теперь использовались торпеды 45-36Н калибра 457 мм. По мощности заряда они несколько уступали торпедам калибра 533 мм.

Зенитное вооружение «Комсомольца» усилили – в кормовой части палубы появилась вторая пулемётная турель, а установки сделали сдвоенными, доведя обще количество пулемётов до 4. Глубинные бомбы БМ-1 сохранились, при этом их количество увеличилось до 6. Новшеством стала аппаратура для постановки дымовой завесы, благодаря которой «Комсомолец» мог маскировать свой выход в атаку или отход.

Функционировала она так: дымообразующую кислотную смесь, хранившуюся в баллоне, распыляли с помощью форсунок. Кроме этого, пулемётные турели и рубка «Комсомольца» стали защищаться стальной противопульной бронёй толщиной в 7 мм.

Уже после войны начали производить катера, проект которых получил обозначение М-123 бис.

Они отличались силовой установкой – бензиновые моторы заменили 12-цилиндровыми дизелями М-50 объёмом в 61 литр каждый. За счёт этого удалось повысить максимальную скорость, упавшую из-за прироста веса при предыдущей модернизации, а дальность повысилась даже по сравнению с изначальным проектом 123. Помимо этого, из вооружения «Комсомольца» исключили глубинные бомбы.

Последним вариантом «Комсомольца» стал проект 123К. Силовая установка осталась прежней – из двух дизелей М-50. Зато бронирование убрали, а закрытую рубку заменили открытым ходовым мостиком. Зенитное вооружение сократили до одной пулемётной установки, но пулемёты ДШК заменили на более мощные КПВ калибра 14,5 мм.

Изменилась система постановки дымовой завесы –для этого использовались шашки МДШ. Но самым серьёзным отличием проекта 123К от предыдущих «Комсомольцев» стало наличие радара. РЛС модели «Зарница» могла обнаружить эсминец на дальности до 14 км, а перископ подводной лодки – на дальности в 3,7 км. С 1951 года некоторые построенные по проекту 123К катера были оборудованы подводным крылом в носовой части.

Боевое применение

Несмотря на строительство и поставки крупных килевых катеров, основой советского москитного флота до конца войны остались прибрежные глиссеры. В том числе и торпедные катера «Комсомолец». Война и показала, что воззрения на боевое могущество торпедных катеров оказались излишне оптимистичными. Это не означало, что они оказались бесполезны, наоборот – «Комсомольцы» и их аналоги активно использовались на вспомогательных ролях.

Читать еще:  Атомные подводные лодки типа «Astute» (Великобритания)

Например: уничтожали минные заграждения с помощью глубинных бомб, или выставляли мины сами. Высаживали в тылу группы разведчиков и применялись, как десантные суда. Ну а главной их задачей в рамках «основной специальности» стала атака транспортных конвоев и кораблей на стоянках.

В своих боевых выходах торпедные катера поначалу применяли тактику «свободного поиска», в рамках которой бороздили указанные районы, пока не выходили на корабли противника.

Постепенно, ради того, чтобы не перегружать суда дополнительным горючим, лишая маневренности, моряки стали переходить к тактике засад, поджидая конвои у подходов к их базе (чаще всего так делали на Северном Флоте). В случае «Комсомольцев» область применения засадной тактики ограничивалась небольшим запасом хода, не позволяющим осуществлять переходы к отдалённым базам.

Но самый яркий эпизод боевой карьеры катеров проекта 123 связан с использованием тактики набега. Весной 1945 года два «Комсомольца», пользуясь данными авиаразведки, скрытно подошли к Хельской косе, где обнаружили эскадренный миноносец Z-34. Поразив цель 2 торпедами, «Комсомольцы» ушли под прикрытием дымовой завесы. Попадание вывело из строя турбины эсминца и лишило корабль электроэнергии. На следующий день Z-34 на буксире увели на ремонт.

Другой известный случай – атака тремя «Комсомольцами» конвоя в бухте Данцига. Торпедами удалось поразить 2 вооружённые артиллерией десантные баржи. Повреждённый в ходе атаки катер ТК-135 эвакуировали, взяв на буксир. Вообще завоевание советской авиацией господства в воздухе повысило эффективность москитного флота, обеспечив возможность совместных налётов катеров и торпедоносцев.

Послевоенные «Комсомольцы» – корабли проекта 123К – поставлялись на экспорт дружественным СССР режимам.

Вероятно, что китайские катера использовались в ходе конфликта коммунистического Китая с Тайванем. Кроме того, китайцы сами освоили выпуск катеров «P 4» аналогичной конструкции, которые использовались ВМФ НОАК до 90-х годов. КНР, в свою очередь, тоже поставляла «P 4» возможным союзникам, например – в Северный Вьетнам.

Технические характеристики и сравнение с аналогами

Аналогов у кораблей проекта 123 было немного. И такая уникальность торпедного катера «Комсомолец» связана в основном с тем, что реданные катера к началу 40-х годов строил только Советский Союз. Прочие морские державы ещё в течение 30-х годов пришли к выводу о бесперспективности такой схемы, и впоследствии строили мореходные килевые катера, сравнивать которые уместнее с Д-3.

В «Кригсмарине» катера типа “LS”, схожие по параметрам с «Комсомольцем», строились малой серией и предназначались для обеспечения действий вспомогательных крейсеров.

Торпедные катера. Как больно кусался «москитный флот» СССР

14 марта 1927 года в Севастополь прибыл первый советский торпедный катер, спроектированный авиаконструктором Андреем Туполевым

Эти юркие кораблики стали одним из главных символов советского военно-морского флота времен Великой Отечественной войны. Их можно встретить стоящими на пьедесталах и покачивающимися на волнах у музейных стенок, их нередко изображают на открытках, посвященных военным годам. Они были самыми массовыми кораблями в РККФ к началу войны и приняли на себя колоссальную нагрузку, занимаясь не только своим прямым делом — торпедными атаками, но и выполняя множество иных задач, стали незаменимыми и для флота, и для армии.

Торпедный катер АНТ-3 «Первенец» в Севастопольской бухте, весна 1927 года

Наследники минных катеров

Строго говоря, первенство в боевом применении торпедных катеров принадлежит России, и сделала она это еще в XIX веке. Те катера назывались минными и представляли собой небольшие корабли, базировавшиеся на минном транспорте. Перед атакой их спускали на воду, а чтобы выпустить «мины Уайтхеда», как тогда назывались торпеды, они должны были так же аккуратно опустить их на воду и отправить в путь к цели. Так действовали 26 (14 по ст. ст.) января 1878 года базировавшиеся на транспорте «Великий князь Константин» минные катера «Чесма» и «Синоп», выполнившие первую в мире результативную торпедную атаку турецкой канонерки «Интибах».

Однако вплоть до конца Первой мировой войны, когда подобные корабли уже вовсю строили в других морских державах, в России так и не появилось способных стрелять на ходу быстроходных торпедных катеров. А уж сразу после Октябрьской революции о них и вовсе не могло быть речи: когда в 1919 году командование Красного флота обратилось наверх с просьбой отдать распоряжение о постройке такого типа кораблей, ответ был простым и лаконичным: нет технической возможности. И только в 1925 году наркомат по морским делам выдал ЦАГИ задание по разработке торпедного катера. За работу взялась бригада под руководством авиаконструктора Андрея Туполева, и созданный катер многое унаследовал от авиации. По сути, он представлял собой увеличенный поплавок тяжелого гидроплана с экипажем в три человека и одной 450-миллиметровой торпедой в кормовом лотке, которая сбрасывалась по ходу катера. Материал для корабля тоже выбрали авиационный — недавно созданный советскими металлургами кольчугалюминий (позднее ставший дюралюминием). Этот катер получил индекс АНТ-3, а потом и собственное имя «Первенец»: он был первым кораблем, от начала и до конца построенным уже в советское время!

Торпедный катер типа Ш-4 Балтийского флота, вторая половина 1930-х годов

Советский «Первенец»

6 марта 1927 года построенный в Москве АНТ-3 погрузили на поезд и отправили в Севастополь, куда он прибыл 14 марта. Через три дня начались испытания, и на них катер развил сумасшедшую скорость — до 54 узлов, то есть больше 100 км/ч! Правда, так быстро он мог идти только по спокойной воде, что определялось теми же конструктивными особенностями корабля, которые обеспечивали высокую скорость. Отсутствие развитого киля и наличие редана, то есть выступа на днище, позволявшего катеру выходить на глиссирование (то есть опираться на воду только задней половиной днища, снижая сопротивление) как раз и снижали его мореходность. Но все это не смутило военных моряков: согласно концепции того времени, новые торпедные катера планировалось, как и минные катера времен Крымской войны, доставлять к театру боевых действий на крупных боевых кораблях типа легких крейсеров, и только там спускать на воду. И хотя вскоре от этой концепции отказались, переделывать юркие быстрые катера уже не стали.

Первыми серийными кораблями, наследниками «Первенца», стали торпедные катера типа Ш-4, принятые на вооружение в 1928 году. Они представляли собой чуть модернизированные корабли того же реданного типа, но получившие более мощное основное вооружение: два торпедных аппарата вместо одного. За счет этого их максимальная скорость немного упала и составила «всего» 46 узлов, то есть 85 км/ч, но и этого было достаточно, чтобы суметь выйти на атакующий курс, выпустить торпеды и уйти с их курса. Это был, пожалуй, главный недостаток Ш-4: чтобы выстрелить по цели, катер должен был иметь скорость не ниже 17-18 узлов, потому что только она позволяла ему успеть отвернуть от торпед, которые сбрасывались с лотков назад по ходу корабля, но хвостовой частью вперед и сразу же начинали движение. И если торпедный катер не успевал увернуться от своих же торпед, он мог стать их жертвой.

Читать еще:  Десантный транспорт-док типа «Anchorage» (США)

Советский торпедный катер ТКА-15 типа Д-3 Северного флота в порту Полярный, 1942 год

За четыре года Красный флот получил 59 кораблей типа Ш-4. Они неплохо зарекомендовали себя, но в процессе эксплуатации «четверок» стало понятно, что флоту нужны более мореходные и «дальнобойные» торпедные катера с более современным вооружением, чем дореволюционные торпеды калибра 450 мм. Создание таких кораблей вновь поручили Андрею Туполеву, который на основе Ш-4 в 1933 году разработал новый торпедный катер серии Г-5, которому суждено было стать самым массовым кораблем такого типа советского ВМФ: их было построено 307 единиц!

Три сотни «пятерок»

Торпедные катера серии Г-5 начали выпускать в 1933 году. Они уже могли выдерживать волнение до 4 баллов, имели на вооружении две новые торпеды калибра 533 мм и в полтора раза большее водоизмещение, что позволило удобнее разместиться экипажу. Несмотря на большие размеры, корабли этого проекта развивали скорость до 50 узлов. Постройка одного такого катера не занимала много времени, со своими основными задачами они справлялись удовлетворительно, и к началу Великой Отечественной войны именно Г-5 стали основными советскими торпедными катерами.

Торпедный катер «Московский ремесленник» типа Г-5, построенный на средства учащихся столичных школ фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Черноморский флот, 1943 год

Как ни хороши были Г-5, а слабая мореходность и маленькая дальность хода делали их кораблями исключительно прибрежного действия, к тому же из-за особенностей торпедная стрельба не была стабильно точной. Флоту же требовались катера открытого моря, способные выпускать торпеды хоть из неподвижного положения. И в 1939 году конструктор Адмиралтейского завода Леонид Ермаш спроектировал деревянный торпедный катер Д-3, отвечавший всем этим требованиям. Корабль получился более крупным (водоизмещение 32 тонны) и чуть медленнее (скорость до 48 узлов), чем Г-5, но зато он прекрасно чувствовал себя при волнении до шести баллов и позволил разместить более мощное оборонительное оружие, вплоть до 20-миллиметровых автоматических пушек. Большие размеры позволили увеличить и экипаж корабля до 9-11 человек в зависимости от модификации. В общей сложности с 1940-го по 1945-й годы советские корабелы построили 73 катера серии Д-3, которые отлично зарекомендовали себя в боевых действиях.

Последней серией торпедных катеров военного времени стали торпедные катера типа «Комсомолец» (проект 123 и его модификации). Корабль считался малым торпедным катером и имел водоизмещение в пределах 17 тонн, но зато был солидно вооружен: две торпеды калибра 533 мм, четыре глубинных бомбы и крупнокалиберный пулемет. Именно эти торпедные катера сегодня встречаются чаще всего в качестве памятников героизму катерников Великой Отечественной войны, и это неудивительно. Хотя проект был разработан еще до начала войны, тогда успели построить всего один катер, который вошел в состав Черноморского флота 25 октября 1940 года. Но серийное производство началось только в 1944 году в… Тюмени, откуда корабли поездами доставляли к местам службы. Эти катера шифра 123бис водоизмещением до 20,5 т получили новые торпеды калибра 457 мм, шесть глубинных бомб и два пулемета, что делало их грозным морским оружием. А поскольку применять новые корабли стали в конце войны, то большинство из 31 успевшего повоевать катера типа «Комсомолец» дожили до Победы.

Торпедный катер типа 123бис «Комсомолец» (реплика) в экспозиции Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве

И в атаку, и в разведку

Первое, что приходит в голову при слове «торпедный катер», это мчащийся поднимая буруны кораблик, атакующий вражеский транспорт, или миноносец. Тактика катерников была разнообразной: они парами или группами выходили на свободную охоту, прятались в засадах под берегами и в шхерах возле маршрутов вражеских конвоев, совершали нападения на порты и даже вели маневренные бои при поддержке авиации. И, конечно, прославились советские катерники прежде всего именно этими лихими атаками.

Кроме того, уже в самом начале войны стало понятно, что корабли такого типа могут выполнять и множество других функций. Например, когда Красная Армия вынуждена была оставить не только Крым, но и часть Черноморского побережья Кавказа, катера стали использовать как конвой для… эшелонов! Базировавшиеся в Черном море немецкие подлодки подходили по ночам к берегу и из своих пушек обстреливали поезда, идущие вдоль побережья. Чтобы отпугнуть немцев, и стали использовать катера: их высокая скорость и торпеды были достаточной угрозой для подводников.

Торпедные катера серии Д-3 Балтийского флота принимают на борт бойцов в порту Виртсу (Эстония) во время подготовки к высадке морского десанта на остров Муху (Моон) Моонзундского архипелага, сентябрь 1944 года

Но таких экзотических примеров не много, и гораздо чаще торпедным катерам доводилось заниматься другой работой. Как корабли, имеющие осадку не больше метра, они могли подходить вплотную к берегу, причем не только в ясную погоду, но и в туман, не слишком опасаясь подводных препятствий; на малом ходу они были почти бесшумными, а на крайний случай на каждом катере имелась система постановки дымовой завесы. Все это превращало торпедные катера в идеальное средство доставки разведывательных групп, десантов и боеприпасов для них. Кроме того, дюралевый или деревянный корпус позволял использовать эти корабли для борьбы с донными магнитными минами: они «глушили» их своими глубинными бомбами, и те же бомбы применялись для борьбы с подлодками.

Такая разнообразная работа делала службу на торпедных катерах очень опасной: порой эти кораблики, многие из которых строились из дерева (как те же Д-3), возвращались на базы с парой, а то и тройкой сотен пробоин. Стоит ли удивляться, что за годы войны был потерян каждый четвертый торпедный катер из состава флота. К 22 июня 1941 года в РККФ числились 269 кораблей этого типа, в военное время в строй вступили еще 154 катера отечественной постройки и 166 полученных по ленд-лизу, а потери составили 139 торпедных катеров.

Морские мины типа Р-1 в торпедных лотках катеров типа Г-5. Катера этой серии, как и другие торпедные катера РККФ, применялись в том числе и для постановки минных заграждений

Торпедный катер «Комсомолец» проекта 123-бис. СССР

Головной катер «Комсомолец» проекта 123 был заложен 30 июля 1939 года на верфи Ленинградского судостроительного завода № 194 им. товарища А. Марти. Спущен на воду 16 мая 1940 года, вступил в строй 25 октября того же года, а 12 марта 1941 года – зачислен в состав Черноморского флота. Торпедный катер «Комсомолец» предназначался для торпедирования судов противника и для постановки дымовых завес. Еще летом 1940 года, когда «Комсомолец» еще только проходил заводские испытания, его проект подвергся серьезной переделке. За модификацию корабля взялась конструкторская группа ЦКБ-19 В.М. Бурлакова. В первую очередь было усилено зенитное вооружение, вместо одного крупнокалиберного пулемета ДШК на тумбовой установке поставили четыре (по два – в спаренных башенных установках). Водоизмещение корабля при этом увеличилось на 3 тонны, а скорость хода уменьшилась с 51 узла до 46–48. Также был уменьшен калибр торпедных аппаратов с 533 до 450 мм, теперь рассчитанных под торпеды 45-36-НУ. «Комсомолец» представлял собой катер совершенно новой конструкции, существенно отличавшийся от серийных торпедных катеров типа Г-5 и Д-3, и превосходивший их по целому ряду боевых качеств. В отличие от старых, деревянных, новый катер имели дюралюминиевый корпус длиной 18,7 и шириной 3,4 м (разделенный водонепроницаемыми переборками на пять отсеков). По всей длине корпуса проходила полая киль-балка, которая выполняла роль киля. Кроме того, по бортам ниже ватерлинии имелись дополнительные бортовые кили, уменьшавшие качку. Два авиационных двигателя типа «паккард» мощностью 2400 л. с. (взамен ГАМ-34-Ф мощностью по 1000 л.с.) обеспечивали катеру скорость хода до 48 узлов (86 км/ч). Моторы располагались в корпусе продольно, один за другим так, что длина левого гребного вала составляла 12,2 м, а правого – 10. Основное вооружение составляли два 450-мм торпедных аппарата, которые в отличие от катеров предыдущих типов, были трубными, а не желобными. Серийные катера «Комсомолец» вооружались четырьмя 12,7-мм крупнокалиберными пулеметами ДШК, смонтированными в двух спаренных установках УК-2 (на катерах XIII серии более поздней постройки их заменили на две установки с 20-мм автоматическими пушками ШВАК), а также шестью большими глубинными бомбами. На катере монтировалась дымовая аппаратура (аппарат ДА-7 емкостью 40 л). Изменения в конструкции обусловили неплохую мореходность нового катера, он мог использовать свое вооружение и ходить на максимальной скорости при волнении до 3 баллов, включительно. В отличие от других торпедных катеров отечественной постройки катер «Комсомолец» получил бронированную рубку (из листа толщиной 7 мм).

Читать еще:  Атомная подводная лодка типа «Vanguard» (Великобритания)

В ходе Великой Отечественной войны торпедный катер проекта 123 был еще раз доработан. Изменения коснулись, в основном, технологии производства. Была также усилена конструкция корпуса, и проведен ряд мелких усовершенствований. Вместо одного мотора поставили два, и хотя водоизмещение катера выросло на 5 тонн, скорость осталась прежней – 48 узлов. В ноябре 1943 года Тюменская судоверфь (судостроительный завод № 639) сдал флоту головной катер типа «Комсомолец» нового проекта, получившего обозначение «123-бис». Он вступил в строй в августе 1944 года, когда война все дальше откатывалась на запад. Строились торпедные катера проекта 123-бис на добровольные взносы советских людей, и поэтому некоторые из них, помимо номеров, получили собственные наименования, например: «Тюменский рабочий», «Тюменский комсомолец», «Тюменский пионер», «Речник Ангары», «Одесский патриот», «Одесский колхозник», «Одесский комсомолец», «Комсомол Казахстана», «Артемовец», «Трудящийся Артема», «Моряк Дальстроя» и другие. До конца войны со стапелей Тюменского завода № 639 сошли 30 катеров типа 123-бис, а в 1946–1953 годах на судостроительном заводе № 183 в Феодосии построили еще 205 таких кораблей (50 – проекта 123-бис и 155 – проекта 123-К).

Новые торпедные катера прибрежного действия типа «Комсомолец» успели принять активное участие в заключительных боях на Балтике в годы Великой Отечественной войны. Действия маневренных и быстрых «Комсомольцев» против немецких конвоев оказались весьма успешными. Свои высокие боевые качества эти торпедные катера в полной мере проявили весной 1945 года, когда части Красной армии уже завершали разгром гитлеровских войск, с тяжелыми боями продвигаясь к Берлину. С моря советские сухопутные войска прикрывали корабли Краснознаменного Балтийского флота, причем вся тяжесть боевых действий в водах южной Балтики легла на плечи экипажей подводных лодок, морской авиации и торпедных катеров. Пытаясь как можно дольше сохранить порты в Восточной Пруссии для эвакуации отступающих войск, немецкие войска предприняли лихорадочные попытки резко увеличить число поисково-ударных и дозорных групп катеров. Эти меры существенно обострили положение на Балтике, и тогда в помощь действующим силам КБФ был переброшен 3-й дивизион торпедных катеров «Комсомолец». Ночью 21 апреля 1945 года поиск кораблей противника в районе косы Хель проводился отрядом катеров, под командованием капитан-лейтенанта П. Ефименко. Советские катера шли на самом малом ходу. Это маскировало, но и требовало от экипажей железной выдержки и самообладания. И тогда П. Ефименко принял решение идти в глубь Данцигской бухты – к устью Вислы. Задача в тот период перед катерниками ставилась только одна: находить и топить корабли врага, продолжавшие интенсивно перебрасывать войска по морю. Наконец были обнаружены три германские быстроходные десантные баржи (БДБ) с сильным артиллерийским вооружением. В небольшом отдалении за ними следовали пять сторожевых катеров. Однако атаку пришлось отложить, поскольку это мог быть авангард большого конвоя. И в данном случае интуиция и расчет капитан-лейтенанта П. Ефименко оказались верными. В предрассветных сумерках показался караван. Он состоял из предельно перегруженного транспорта, шедшего в охранении нескольких миноносцев, сторожевиков и торпедных катеров. Замыкали походный ордер еще две быстроходные десантные баржи. Распределив цели, командир отряда отдал приказ на атаку. Первым вперед пошел катер ТК-135 старшего лейтенанта А. Аксенова и тут же дал залп из обоих торпедных аппаратов. Следом за ним с небольшим запозданием разрядил торпедные аппараты катер ТК-133 «Трудящийся Артема» капитан-лейтенанта В. Солодовникова. Прошли несколько секунд, и позади катеров раздался оглушительный сдвоенный взрыв: торпеды попали в цель – серьезные повреждения получил германский эсминец Z-34. Дальше действия Аксенова и Солодовникова были почти автоматическими – разворот катеров, постановка дымовой завесы и уход на форсаже. Однако на этот раз советским катерникам не повезло: при выходе из боя в моторный отсек ТК-135 угодил вражеский снаряд, и его двигатели сразу же заглохли. Он лишился хода, но вскоре ему подоспела помощь. Под плотным огнем орудий противника другой катер ТК-131 «Речник Ангары» лейтенанта Н. Короткевича, прикрыв дымовой завесой «Комсомолец» А. Аксенова, взял поврежденный катер на буксир и начал выводить его из боя. Однако немецкий сторожевик, переоборудованный из рыболовецкого судна, стреляя из всех орудий, преградил путь советским торпедным катерам. И сразу же с обоих катеров по противнику был открыт огонь из крупнокалиберных пулеметных установок. Вскоре немецкий сторожевик загорелся, а затем последовал взрыв, и через несколько минут на поверхности воды остались лишь его обломки. Путь к своей базе торпедным катерам был открыт.

В 1995 году на судостроительном морском заводе «Алмаз» в г. Санкт-Петербурге, специализировавшемся на строительстве и ремонте скоростных катеров для Федеральной пограничной службы и Военно-морского флота России, специально для Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве был построен по подлинным чертежам полноразмерный макет катера проекта 123-бис. Ему присвоили бортовой номер в честь заслуженного торпедного катера «ТК-131».

Водоизмещение стандартное – 20,5 тонны

Водоизмещение полное – 23 тонны

Скорость хода максимальная – 48 узлов

Скорость хода крейсерская – 28,8 узлов

Мощность: бензиновый авиационный двигатель внутреннего сгорания «Паккард» – 2х1200 л.с.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector