0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инфекционный стационар в своей квартире

В переоборудованном под коронавирус госпитале «Ленэкспо» полная антисанитария: рассказы постояльцев

Там вкусно кормят, но вообще не лечат

10.05.2020 в 15:01, просмотров: 9610

Переоборудованный под полевой госпиталь для больных с коронавирусом павильон «Ленэкспо» попал в громкий скандал. На днях в соцсетях произвёл фурор пост петербурженки Оксаны Кутафиной-Шишловой. Женщина называла происходящее в госпитале – в том числе свою госпитализацию – фарсом. По ее словам, условия там для больных – не подходящие. После чего проверкой информации занялась Прокуратура города.

В своем сообщения Оксана писала, что 21 апреля попала в больницу с двусторонней пневмонией, 28 числа получила отрицательный анализ на covid-19, после чего её отправили якобы ждать результатов повторного анализа в Ленэкспо. Там, по ее словам, её отказались кормить, мотивировав тем, что она не поставлена на довольствие. При этом по ангару, по словам женщины, бродили люди с ментальными нарушениями, которые по сути были предоставлены сами себе.

Кутафина-Шишлова считает, что у неё «пролеченная, но не зажившая пневмония» и что в Ленэкспо она может подхватить ещё и covid-19, которого у неё по первому анализу не было. Женщина пыталась обратиться через соцсети к губернатору Александру Беглову, но на его странице её заблокировали.

В ответ на резонанс петербургский Комздрав пояснил, что сейчас всех больных с пневмонией автоматически считают ковид-положительными: в официальном сообщении комитета сказано, что результаты тестов не всегда верны, и медики исходят в первую очередь из данных КТ и общей клинической картины. Поэтому в госпитале могут быть и больные с не подтвержденным лабораторно коронавирусом. Также комитет саркастически отмечает, что полевые условия «отличаются от гостиничных и санаторных». Больных с психиатрическими патологиями в Ленэкспо, по официальным данным, нет.

Скандал дошёл до петербургской прокуратуры: в кратком сообщении ведомство обещает проверить факты нарушений в Ленэкспо, указанные СМИ и «принять исчерпывающие меры прокурорского реагирования». Чтобы выяснить, как все же обстоят дела в Ленэкспо, «МК» нашёл ещё одного «постояльца» госпиталя – с подтвержденным covid-19. Илья подробно рассказал, в каких условиях живёт. Если Кутафину-Шишлову, по сообщениям местных муниципалов, уже выписали, то Илья лечится в госпитале прямо сейчас.

После положительного теста на коронавирус Илья провел десять дней в Александровской больнице. Так как он чувствовал себя вполне неплохо, его решили перевести в Ленэкспо – мощности больницы нужны для более тяжёлых случаев. Перевозили ночью, определили на койко-место, мужчина сразу лёг спать. Ближе к вечеру следующего дня взяли мазки для тестов, потом кровь из вены. КТ не делали (до этого томографию делали в больнице). А дальше Илья поясняет, почему предпочёл бы остаться в Александровской: «Ко мне подходит медсестра и, не делая аллергическую пробу, просто молча вкалывает антибиотик под названием цефтриаксон». Через три часа мужчина почувствовал, что у него поднялось давление и пульс, ему стало очень плохо. Он пошёл на сестринский пост, где замерили давление и температуру, давление оказалось повышенным. Через 40 минут подошёл ещё раз замерить давление, «в ответ на мою просьбу сидящая без маски и очков просто ответила, что ей тоже плохо, что давление у неё 200, и сказала, что если хочу, то могу сам измерить, и дала мне тонометр». Илья также отмечает, что у него уже четыре дня подряд сильно болит горло, воспалена левая гланда, но его никто не осматривал и не давал никаких лекарств. Мужчина просил соль, чтобы он прополоскал горло раствором, но не дали (соли якобы тоже нет) – а передачи в госпиталь запрещены.

«МК» расспросил Илью более подробно об условиях госпитализации в «Ленэкспо»

— У вас есть розетки около койко-мест? Как люди там заряжают гаджеты?

— В каждом боксе есть три розетки для приборов. Кто-то имеет даже свой чайник

— Госпиталь заполнен, или есть свободные места?

— Каждый день и даже ночь прибывает все больше и больше людей. По моим представлениям, здесь уже порядка трёхсот человек, но все равно даже половина не заполнена, ещё очень много свободных мест

— Сколько мед работников вы видели в Ленэкспо?

— По моим расчётам, здесь всего 10-15 человек медперсонала максимум, видимо из-за этого я вчера и не дождался планового обязательного обхода врача и сам пошёл в 16:00 сообщить о том, что нехорошо себя чувствую. Сегодня снова обхода ещё не было, не знаю, будет ли.

— По вашим наблюдениям и со слов соседей, кому-нибудь делали в госпитале КТ?

— Вчера я просил врача сделать мне КТ, на что он мне ответил, что компьютер ещё не настроен, а в праздники этим никто заниматься не будет, поэтому КТ здесь видимо никому не делали…

— Сколько оборудовано душевых? Есть очереди в них по утрам и вечерам?

Читать еще:  Пропитание в лесу: Трутовик настоящий

— В этом ангаре оборудованы две мужские душевые комнаты, где по десять душевых кабин, и также две женские душевые комнаты. Очередей я туда не замечал, так же, как и в туалеты, и к раковинам.

— Некоторые пишут, что в Ленэкспо много людей с ментальными нарушениями. Вы их видели?

— Это действительно так, хотя в правительстве и отрицают то, что здесь психически нездоровые люди. Я их насчитал минимум трех, одна женщина и два парня. Они не особо буйные, не неприятные вещи выдают очень часто, я думаю, они не должны здесь находиться. Они зачастую на сестринском посту, видимо, их держат поближе, чтобы они не донимали других людей. Больше всего меня поражает отношение персонала. Абсолютное равнодушие и безразличие. Я лежал до этого 10 дней в Александровской больнице, там все было отлично, там меня поставили на ноги, здесь же мне становится только хуже. Огромное помещение без естественного света, без свежего воздуха, духота постоянно. Никаких тревожных кнопок в боксах нет. Если тебе становится плохо, то нужно самому идти через чуть ли не ползала за помощью. При заезде выдают постельное белье, подушку и одеяло, которое не всегда меняют после прошлого пациента.

— А как вы поняли, что не меняют одеяла?

— В моем боксе со мной лежит уже третий мужчина, двух прошлых перевели в Госпиталь ветеранов войн на Народной. Так вот, после второго мужчины одеяло не поменяли. Само постельное меняют, а одеяло – не всегда.

— А по еде – вас устраивает, как там кормят?

— Еда – это единственное, что здесь нормально. Кормят хорошо и вкусно, мясо дают каждый день. В первый день моего здесь пребывания на ужин мне выдали два куска чёрного хлеба, вилку и чай. Я подошёл спросить: «Это все?», и мне ответили, что да, все. Это шутка какая-то, подумал я… Но после того, как поговорил с персоналом, через два часа принесли нормальную еду. Я так понимаю, у многих в первый день бывает такая ситуация.

Довольно странно Илье измеряют температуру – он рассказывает, что весь персонал пользуется только «пистолетами», которые не всегда дают корректный результат. Например, зафиксировали 36,8, а через 20 минут – 36,0.

Елена Хохрина, которая тоже лежит в Ленэкспо, также страдает по поводу запрета на передачи и нехватки лекарств. Правда, про свежий воздух у неё другое мнение: рассказывает, что спала в шапке, приехав из тёплой отапливаемой больницы (Елену привезли в госпиталь из Покровской больницы). У женщины два отрицательных анализа на коронавирус, при этом двусторонняя пневмония, а соседка по боксу с подтвержденным covid-19 – этим Елена, как и Оксана Кутафина-Шишлова, возмущена. Также рассказывает про людей с расстройствами, не толерантно формулируя: «весь «дурдом» переехал сюда». Но как и Илья отмечает хорошую еду – «много и вкусно». Мясо, гарнир, овощи, суп, салат, йогурт, фрукты.

Сейчас город намерен расширить госпиталь в Ленэкспо, под него выделяют деньги – надеемся, публикации в СМИ и прокурорская проверка приведут к какому-то знаменателю – во всяком случае, «легким» больным не будет там становиться хуже, чем было в больницах.

Инфекционный стационар в своей квартире

Инфекционный стационар в своей квартире. Представьте себе, что события из сериала “Эпидемия” начали превращаться в реальность. И не где-нибудь, а в вашем городе.

Если кто-то из членов вашей семьи или друзей заболел, а в местной больнице нет койко-мест, врачей и лекарств, то вам придется обеспечить больному карантинную зону — инфекционный стационар — у себя дома, и лечить близкого вам человека самому и теми лекарствами, что у вас есть. А также утилизировать труп после лечения, поскольку, если бы с этой болячкой могли справиться врачи, больницы не были бы переполненны, и в городе не объявили бы карантин. Так что у вас вылечить заболевшего тоже вряд ли получится. Поэтому лучше смиритесь с этой мыслью заранее.

Инфекционный стационар в своей квартире

Наиболее оптимальный вариант изоляции заболевшего от здоровых людей — это разбить палатку на заднем дворе частного дома. Но далеко не все из нас имеют собственный частный дом. Большинству придется вводить карантин в своей квартире, выделив для этого отдельную комнату.

Идеально, если выбранная комната имеет окна для вентиляции и находится близко к туалету. Но поскольку в большинстве случаев квартира обустроена только одним саузлом, которым пользуются все члены семьи, то наилучшее решение — купить биотуалет, которым будет пользоваться только больной.

Далее следует заблокировать попадание воздуха из карантинной зоны в остальную часть квартиры. Для этого проветривайте комнату, где находится больной, и ту часть квартиры, где находятся здоровые люди, в разное время. Или хотя бы не открывайте форточки во всех комнатах одновременно. Не пользуйтесь кондиционером!

Контакты с больным должен будет осуществлять только один человек — так сильно снизится риск заражения остальных. Тот, кто осуществляет уход за больным, в идеале не должен вообще выходить и контактировать с другими людьми. Находясь рядом с пациентом, ему необходимо носить спецодежду, которую он будет одевать и снимать, не выходя из изолированной комнаты. Минимальный комплект — маска, перчатки и очки. Обувь должна быть без шнурков, использоваться только в изолированной комнате и всегда оставаться в ней. Полезно будет сделать фартук или халат из большого мусорного мешка (просто наденьте поверх обычной одежды). При выходе из изолированной комнаты надлежит обработать (опрыскать) защитную одежду дезинфицирующим средством, и подождать несколько минут перед тем, как её снять.

Читать еще:  Пособие по выживанию армии США: Психология выживания

Рядом с дверью в изолированную комнату поставьте мусорное ведро с крышкой и прочным целофановым пакетом внутри — это будет хранилищем для всего, что вступало в контакт с больным или находилось в его комнате. Дезинфицирующий спрей должен стоять рядом — им нужно опрыскивать и само ведро, и дверную ручку, и спецодежду, и вообще все потенциально заразное.

По возможности всё, что находилось в помещении с больным, должно быть выброшено в урну, стоящую внутри комнаты. Постельное белье, а также подушку и одеяло лучше потом тоже выбросить. Целлофановый пакет вместо клеенки поможет защитить матрац на кровати от выделений больного. Изолированную комнату нужно мыть ежедневно, обязательно протирая все поверхности дезинфицирующим средством. Также перед дверью изнутри комнаты должна лежать влажная тряпка, пропитанная дезинфицирующим раствором.

Этот материал я позаимствовал для вас из учебника «Военная токсикология и радиобиозащита личного состава ВС»

Не видят семьи, работают сутками и готовятся к худшему. Врачи из регионов — анонимно и честно о борьбе с пандемией

При открытии сбора мы столкнулись с негативной реакцией в соцсетях — мол, так ли это необходимо? Мы анонимно опросили нескольких врачей, чтобы дать полную картину происходящего.

«Мы потеряли порядка 70% сотрудников»

Инфекционист, центральная Россия

— Наша больница не профильная, мы никогда не сталкивались с инфекционными заболеваниями, поэтому перед нами встала новая задача — активно перепрофилироваться. То есть нам нужно из непрофильной больницы сделать профильную. Палаты переделать в индивидуальные боксы, выстроить блокпосты, на которых медики и другой персонал будут переодеваться в спецодежду перед работой, а после смены снимать ее и проходить дезинфекцию.

Также самим врачам нужно оперативно перепрофилироваться. Медиков нужно обучать, стимулировать, защищать. Все это осложняется тем, что у нас много возрастных сотрудников, а также сотрудников, входящих в группу риска. И мы не сможем их привлекать к работе после перепрофилирования больницы.

Соответственно, мы потеряли порядка 70% сотрудников. В основном, проблема возникла даже не с врачами, а с младшим медицинским и обслуживающим персоналом. Это уборщики, санитары, лифтеры, то есть те люди, которые обеспечивают работу больницы в целом. Мы их сейчас лишились и не только наша больница в такой ситуации оказалась, но и медицинские учреждения по всей стране. Обеспечивать внутренние работы оказалось некому. Но мы сделаем все возможное, чтобы врачи могли работать и свой долг исполнять.

В нашем регионе пока стабильная эпидситуация, зараженных немного. Руководство области держит ситуацию под контролем. Пока нагрузка на врачей и медперсонал не увеличилась. Но мы готовимся к возможному неблагоприятному развитию событий, к тому, что больных станет больше. Хватит ли врачей и медперсонала, если количество пациентов с коронавирусом вырастет, сложно сказать, прогнозировать пока никто ничего не может. А вот палат реанимации должно хватить, у нас огромные корпуса.

Аппаратов ИВЛ тоже достаточно, есть своя кислородная станция, в этом плане все должно быть стабильно. Хотя если российский сценарий будет развиваться по типу итальянского, чего все опасаются, мы столкнемся с дефицитом и ИВЛ, и палат реанимации, и докторов.

Что касается средств защиты, конкретно сегодня их хватает. Но в ближайшее время, скорее всего, возникнут вопросы, запас масок у нас всего на неделю. Если эпидемиологическая ситуация пойдет по негативному сценарию, возникнет огромный дефицит средств защиты для врачей и медперсонала, и это нужно предусмотреть.

«Вместо хирургов, лоров и терапевтов будут одни инфекционисты»

Заместитель главного врача, центральная Россия

— Мы открыли отдельный обсервационный госпиталь при больнице, пока туда отправляются пациенты с признаками острой респираторной инфекции. Эти люди не вернулись недавно из-за рубежа и не имели контактов с приехавшими из-за границы, мы лечим их, обследуем и наблюдаем за течением болезни. При подозрении на коронавирус отправляем в инфекционную больницу. Пока работаем в таком режиме.

Но если эпидемия в нашем городе примет массовый характер, одна инфекционная больница не справится. И к этому мы тоже готовимся, наши специалисты будут привлекаться, врачи инфекционки одни точно не справятся. Доктора сейчас шутят, что скоро не останется ни хирургов, ни лоров, ни терапевтов, останутся одни инфекционисты. По всему миру. Грустная шутка, конечно.

Для работы в обсервационном госпитале администрация выделила отдельный персонал. И пока что нагрузка увеличилась именно на это отделение и на людей, что там работают. Но по своим коллегам мы видим, что нагрузка серьезно возросла на участковые службы, первичное звено — педиатров, терапевтов, медсестер, словом, на тех специалистов, что ходят по вызовам. Хватит ли врачей, если эпидемия в нашем городе разыграется всерьез? Не знаю. Если все будет в как Италии, то, конечно, нет. Как и врачи в других городах России, мы полностью зависим от этого сценария.

Сейчас мы пользуемся тем запасом одноразовых масок, костюмов, перчаток, что у нас есть. Но их хватит всего на неделю. Мы сами активно шьем многоразовые маски, шапки, костюмы. Но, конечно, врачам нужны маски-респираторы, это наша безопасность.

«Лично я давно работаю сутки через сутки, как и большинство врачей»

Врач скорой помощи, центральная Россия

— Конечно, нагрузка на скорую помощь выросла, как и в целом на все больницы. В графике дежурств пока ничего не изменилось, врачи работают сутки через трое, а с подработками — сутки через сутки. Лично я давно работаю сутки через сутки, как и большинство врачей. Недавно у меня было три подряд выходных за месяц, отвыкла от такого.

Читать еще:  Альтернативная еда: Жёлуди и способы их употребления в пищу

Народу пока хватает, но уже есть вероятность, что кого-то могут отозвать из отпуска. На все вызовы мы, разумеется, надеваем маски. Если диспетчер сообщает, что у больного есть одышка, кашель, температура, стараемся надевать еще и очки. В костюмах ездим, только если диспетчер подтверждает, что у больного был контакт с лицами, приехавшими из других стран, или из Москвы.

Изменился и порядок транспортировки в инфекционное отделение. Если у больного есть подозрение на коронавирус, мы привозим его в отдельный бокс в инфекционное отделение городской больницы. Тяжелых сразу госпитализируем в реанимацию. Таким больным мы выдаем одноразовые костюмы и выводим их из квартиры, надев на них предварительно маски.

Пожилые люди пока продолжают работать в бригадах скорой, их не отстраняли и не переводили на другую работу. Но мы находимся в 600 километрах от Москвы, народ еще не сильно испуган. Да, есть беспокойство по поводу средств индивидуальной защиты, но острой паники нет. Но она появится, если эпидемия у нас начнет разрастаться.

Соответственно, бригад скорой и мест в больницах может не хватить, как и аппаратов ИВЛ и палат реанимации. Изолированных боксов в инфекционной больнице тоже практически нет. А пациенты с коронавирусом должны лежать в изолированных боксах.

Масок, костюмов и прочих средств защиты нам хватит максимум на 4–5 дней. На один выезд нужно три комплекта защиты — для врача, медсестры и водителя. Плюс один запасной комплект для возможной госпитализации больного. На нашей скорой помощи работает восемь бригад, получается нужно 24 комплекта в сутки. Плюс комплекты для пациентов, которых придется госпитализировать. Пока наплыва нет, но скоро вернутся вахтовики из Москвы, больных коронавирусом в нашем городе явно станет больше.

«Для пациентов с Covid-19 выделили отдельные машины скорой помощи»

Заместитель главного врача, Поволжье

— У нас многопрофильное медицинское учреждение, включающее и роддом, и станцию скорой помощи, и инфекционное отделение. Сейчас госпитализированы люди только с подозрениями на коронавирус, результаты пока отрицательные. Но все меры безопасности повышены, участковые врачи на вызовы ходят в халатах.

Транспортировка больных с подозрением на коронавирус — строго в специальных костюмах. И для них выделены отдельные машины скорой помощи. Если ситуация в городе обострится, большую часть больницы придется перепрофилировать в инфекционную. План по переустройству есть.

Очень большая нагрузка сейчас легла на первичное звено, амбулаторно-поликлинические службы. Поступает много звонков, люди хотят узнать, как и где можно сдать анализы на коронавирус. Конечно, все наши врачи и медицинский персонал получили средства защиты. Хватит ли врачей – будет зависеть от многих факторов, в первую очередь, от развития сценария.

«Итальянский сценарий» пугает. Но медики давали клятвы Гиппократа, и в любом случае приложат все усилия, чтобы помочь стране справиться с эпидемией, лечить людей. Каждую неделю мы узнаем о коронавирусе что-то новое: раньше мы думали, что в основном старшее поколение особенно тяжело его переживает, оказывается, и люди до 40 лет могут тяжело болеть и умирать.

Пока маски и прочие средства защиты у нас закуплены согласно нормативам прошлого года. В 2019 году при планировании текущего года мы заложили одно их количество, а сегодня нужно совсем другое. Пока масок нам хватит недели на три. С перчатками, одеждой все сложнее, костюмов у нас осталось 50 максимум. Их хватит буквально на 2—3 дня.

«Врачи домой не идут, остаются в общежитии»

Врач-инфекционист, юг России

— Объем работы наших врачей, конечно, вырос из-за этой эпидемии. Фактически восьмичасовой рабочий день каждого врача не заканчивается после смены, потом все они идут заполнять документы. Это наше новое правило: документы не разрешают заполнять на зараженной территории. Еще одно правило: все врачи, которые у нас обслуживают пациентов с коронавирусной инфекцией, остаются в общежитии госпиталя, не уходят домой. Это, конечно, тоже тяжело, люди фактически оторваны от своих семей.

Пока мы не можем отстранить от работы людей старшего возраста, потому что тогда мы не перекроем кадры. Но тех, у кого есть сопутствующие патологии, которые относятся к группе риска, стараемся максимально оградить от возможного заражения. Для них предоставляется иная работа на условно чистой территории.

Если эпидемия начнет разрастаться, врачей может не хватить. Как и аппаратов ИВЛ, и палат реанимации. Но пока их хватает, пока справляемся.

Но у нас сегодня нет ни одного комплекта одноразовой одежды. Сейчас обходимся многоразовыми, их обработка идет в круглосуточном режиме, но даже при таком объеме мы не справляемся. Есть острая нехватка респираторов и защитных очков.

«На одного сотрудника уходит 15 масок в день»

Диспетчер скорой помощи, северо-запад России.

На нашей скорой помощи, как и у всех, прибавилось работы. В частности у телефонных диспетчеров — при каждом звонке им нужно узнавать, приезжал ли из-за рубежа пациент, контактировал ли с кем. И следом информировать бригаду, которая на такие выезды должна определенным образом одеваться.

Пока нам хватает масок, шапок, костюмов, очков, но уже чувствуется напряженка. Ведь госпитализаций стало больше. На одного сотрудника уходит порядка 15 масок в день. Запасы подходят к концу.

Фонд “Правмир” открывает сбор на покупку средств индивидуальной защиты для врачей на местах, которые сегодня работают в эпицентре эпидемии: в больницах, поликлиниках, лабораториях.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector