0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История выживания: Стивен Каллахэн. 76 дней дрейфа в Атлантическом океане

История выживания: Стивен Каллахэн. 76 дней дрейфа в Атлантическом океане

Что самое главное при выживании? Нет, не знания — иногда достаточно базовых познаний о мире и наличии формальной логики, чтобы выжить в трудную минуту. Нет, не навыки — очень часто случаются ситуации, в которых не пригодится ни один навык не поможет выжить. Главное — решительность и желание выжить чуть ли не на уровне инстинкта. А если они сочетаются с навыками и знаниями — то твои шансы резко возрастают.

Именно такая ситуация и произошла со Стивеном Каллахэном — яхтсменом из США. Он был по профессии судостроителем и конструктором парусных судов, регулярно выходил в море на своей собственной яхте, ещё и популяризатором парусного спорта был. То есть нужные знания и навыки, касающиеся выживания в открытом океане, у него были. И, к сожалению, пригодились.

Ситуация

1981 год. Стивен Каллахэн решает участвовать в парусной регате, на самостоятельно модернизированном шлюпе «Наполеон-Соло». Маршрут должен был пролегать с побережья Франции, вдоль западной оконечности Африки, через Атлантический океан и до Бразилии. Но что-то пошло не так, поэтому пришлось сходить с трассы и останавливаться на ремонт на испанском побережье. А потом как-то возвращаться домой. Стивен не придумал ничего лучше, чем таки пройти заявленный маршрут, пусть и с некоторыми поправками. Добравшись до Канарских островов, он направился к Антигуа. Но попал в страшный шторм, который его 6,5 метровый шлюп не пережил.

К счастью, Стивен Каллахэн был опытным мореплавателем. Поняв, что судно всё равно не спасти, он использует надувной спасательный плот, куда берёт два солнечных опреснителя, навигационный карты, гарпунное ружьё и книгу о выживании в открытом море под авторством Дугала Робертсона. Да, серьёзно. Не надеясь на собственные навыки и знания, Стивен сообразил взять с собой источник достоверной и полезной информации, а также средства, которые реально могли его спасти. Жаль, что так фундаментально подготовиться к выживанию в открытом море получается далеко не у всех…

Решение проблем

Проблема заключалась в том, что средств связи у Стивена не было, а был только радиомаяк сомнительной эффективности. Так что оставалось дрейфовать в надежде, что проплывающие суда заметят яркий спасательный плот. Но пассивно дрейфовать не получилось, поскольку спасательное средство подхватило Северное Пассатное течение и понесло в открытый океан. В перспективе — прямиком до Карибских островов, куда, собственно, Стивену Каллахэну и надо было. Осталась мелочь — дожить до того момента, когда плот доберётся до мест с активным судоходством.

Да, в распоряжении выживальщика были опреснители, но они давали вдвоём не более пол-литра пресной воды. Да, было гарпунное ружьё, но, чёрт побери, вы когда-нибудь пробовали охотится с этой штукой? Нужна крупная рыба, которая сама к вам подплывёт, которую ещё нужно подстрелить, да так, чтобы она не вырвалась. Да, плот был рассчитан на 6 человек, но только в сидячем положении — в нём даже нормально лечь не получалось. Да, плот был довольно ярким, но из 10 проплывающих вдалеке судов, его не заметил никто, а сигнальных ракет у Стивена не было. Да, были навигационные карты, но как по ним определить хоть что-то, если не знаешь своего положения и под рукой нет ни одного инструмента? То есть не всё было так уж радужно…

Тем не менее, Стивен Каллахэн сдаваться не собирался. 500 мл гарантированной воды есть — отлично. Можно ещё дождевую воду собирать — как раз хватит при минимальной физической нагрузке и режиме экономии. Навигационные карты? Хорошо! Из карандашей сделаем примитивный секстант, который позволял с огромной погрешностью, но ориентировать по солнцу и звёздам. Есть возможность ловить рыбу? Отлично, этим и займёмся — всё равно делать больше нечего.

Итого — за всё плаванье удалось добыть 12 дорад и 12 спинорогов — довольно крупных рыб, которых пришлось есть в сыром (или слегка подвяленном на солнце) виде. И всё бы ничего, но одна из рыб, будучи пробитой навылет, подплыла к плоту и продырявила его торчащим гарпуном. Пришлось спешно ликвидировать повреждения за счёт куска брезента и смекалки. На это ушло несколько дней, но плот сохранил плавучесть. Некоторые проблемы были и с устойчивостью плота — большие волны почти переворачивали его. К счастью — только «почти», но от этого было не сильно легче.

Дальше хуже. Срок гарантийной службы подобных спасательных плотов — 40 дней. И он давно уже прошел, так что начала облезать яркая краска, которая, как выяснил Стивен Каллахэн, могла вызывать пищевые отравления. Выяснил, увы, на личном опыте. А это потеря драгоценной жидкости и сил. К счастью, даже в сыром виде рыба была весьма питательной, да и содержащей полезную жидкость. Тем не менее, Стивен Каллахэн похудел на 20 кг, а также на личном примере осознал, что морская соль прекрасно разъедает кожу, оставляя неприятные язвы.

Так прошло 75 дней.

Северное Пассатное течение таки вынесло плот к побережью острова Мари Галант, неподалёку от Гваделупы. Местные рыбаки его подобрали и доставили в больнице, где внезапно выяснилось, что кроме истощения и язв, проблем у Стивена Каллахэна нет. И он до сих пор находится в приличной форме. Так что чудом выживший мореплаватель даже не остался в больнице на ночь, а сразу пошел в посольство восстанавливать документы и карточки, чтобы можно было спокойно поправлять здоровье на этом тропическом острове. На это ушел месяц, после чего судостроитель принялся за новое дело.

Используя свой личный опыт, он создал и запатентовал несколько новинок, призванных сделать спасательные средства более надёжными. А также поспособствовал тому, чтобы в «аварийный запас» на спасательных плотах всегда включали сигнальные ракеты. Кроме того, написал книгу о выживании в открытом океане и справочник на ту же тематику. Стивен жив до сих пор, регулярно читает лекции на тему судостроения и спасения на водах, а также периодически выходит в открытое море. Но, разумеется, на более совершенных судах.

Что, собственно, можно добавить. А ничего. Мужик всё правильно сделал. Здраво рассчитал собственные силы и знания, держался до последнего, стоический преодолевал неприятности, без которых жизнь просто не обходится. Да и потом не стал почивать на лаврах, а попытался улучшить жизнь других людей. Короче, он реально крут.

Читать еще:  Делаем печь-буржуйку своими руками

ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ

Фото: Wikipedia Commons

ЛИНЬ ПЭН

Китайский моряк, известный тем, что выжил спустя 133 дня пребывания в Атлантическом океане. В 1942 году британское торговое судно, на котором служил Линь Пэн, направлялось из Кейптауна в Голландскую Гвиану и было подорвано немецкой подлодкой. Линь Пэну удалось спастись: он прыгнул за борт до взрыва судна, а через несколько часов обнаружил спасательный плот с припасами: печеньем, питьевой водой, шоколадом, сахаром, парой дымовых шашек и электрическим фонариком.

Репродукция рисунка «В штормовом океане» художников Горпенко и Денисова. Фото: РИА Новости

БАРЖА Т-36

17 января 1960 года ураганным ветром была сорвана со швартовки советская самоходная танкодесантная баржа проекта 306 под номером T-36, стоявшая на разгрузке на Курильских островах. На ее борту находилось четверо военнослужащих инженерно-строительных войск Советской армии: младший сержант Асхат Зиганшин, рядовые Филипп Поплавский, Иван Федотов и Анатолий Крючковский. Эти люди 49 суток провели в открытом море без воды и еды. Последняя полученная радиограмма с баржи была следующей: «Терпим бедствие, к берегу подойти не можем».

Около 22:00 17 января 1960 года баржу, уже успевшую получить пробоину, вынесло в открытый океан. Судно не было предназначено для плавания в открытом море, его использовали для перевозки грузов, ему даже не было присвоено название. Волны достигали высоты пятиэтажного дома, одна из них вывела из строя радиостанцию. В районе бедствия не было предпринято интенсивных поисков, солдат посчитали пропавшими без вести. Кроме того, поисковые работы были остановлены из-за проводившихся в те дни ракетных стрельб: спасательным и другим судам было запрещено выходить в море. Тем временем баржа была подхвачена теплым течением Куросио, скорость которого достигает 78 миль в сутки. Японские рыбаки не без основания прозвали его «течением смерти». Запасов продовольствия на барже практически не было, и вскоре в пищу пошло все, что хотя бы отдаленно напоминало съестное: кожаные ремни, кирзовые сапоги, мыло, зубная паста. Пресная вода имелась в системе охлаждения двигателей баржи, когда она закончилась, солдаты стали собирать дождевую.

7 марта баржа была обнаружена американским авианосцем «Кирсердж», который доставил военнослужащих в Сан-Франциско. Корабельные медики установили, что, если бы спасение пришло на сутки позже, живыми моряков уже бы не нашли: каждый из них похудел в среднем на 30 килограммов. В Америке, когда солдаты уже достаточно окрепли, была организована пресс-конференция, во время которой моряки рассказали о подробностях дрейфа. О нем написали все американские газеты. Губернатор Сан-Франциско вручил героям символический ключ от города. Затем военнослужащих отправили в Нью-Йорк, там они встретились с представителями советского посольства, а после были отправлены на родину, где были награждены орденами Красной Звезды и получили широкую известность. Например, именем Асхата Зиганшина была названа улица в Сызрани. Сплоченность, скромность и отвага, с какой эти люди пережили тяжкое испытание, вызвали по всему миру настоящий восторг. Моряки, оказавшиеся в столь экстремальных условиях, не только выжили, но и смогли не потерять человеческое лицо. Спасшие их американские солдаты удивлялись той поддержке, что моряки оказывали друг другу. Известен и тот факт, что во время дрейфа 27 января Анатолию Крючковскому исполнился 21 год, виновнику торжества была предложена двойная порция воды, от которой тот отказался. Эта история нашла свое отражение и в культуре: о ней снимали фильмы, а Владимир Высоцкий посвятил морякам песню «Сорок девять дней».

ТАМИ ОЛДХЭМ ЭШКРАФТ

В 1983 году американка Тами Эшкрафт и ее молодой человек из Британии Ричард Шарп планировали совершить приятную прогулку по маршруту Таити — Сан-Диего, однако планам помешал шторм силой 4 балла и ветер, дувший со скоростью 100 км/ч. Их лодка перевернулась, а Тами оказалась под палубой и потеряла сознание. Когда спустя 27 часов она пришла в себя, то обнаружила, что Ричард пропал, его спасательный пояс был разорван, грот-мачта сломана. Когда парусник вернулся в нормальное положение, девушке удалось соорудить временную мачту и проплыть на расстояние 1,5 тыс. миль, прокладывая маршрут к Гавайям по звездам. Экономно используя запасы еды и воды, Тами 40 дней спустя вошла в гавань Хило. О своей истории в 2000 году она рассказала в книге «Небо, багровое от печали».

МЕКСИКАНСКИЕ РЫБАКИ

Трое мексиканских рыбаков попали в 2006 году в Книгу рекордов Гиннесса, проведя более девяти месяцев в Тихом океане без припасов и питьевой воды. 28 октября 2005 года ловцы акул из города Сан-Блас отправились на промысел. Неожиданно у их двухмоторной лодки остановились оба двигателя, и сильный ветер отнес рыбаков в открытый океан. 9 августа 2006 года спящих в лодке мексиканцев заметил тайваньский рыболовецкий траулер к северо-востоку от Австралии, то есть в 8 тыс. километров от родных берегов. Все это время рыбаки питались от случая к случаю рыбой, чайками, собирали дождевую воду. Иногда оставались без пищи на две недели. Во времени ориентировались по часам одного из них. Несколько раз они видели суда, кричали им, но оставались незамеченными. С собой у рыбаков была Библия, которую они регулярно читали, утверждая, что только вера помогла им сохранить надежду на спасение.

СТИВЕН КАЛЛАХЭН

Стивен Каллахэн — американский яхтсмен, известный тем, что в 1982 году, потерпев кораблекрушение, за 76 дней пересек Атлантический океан на надувном спасательном плоту. Он отправился от Канарских островов в сторону Антигуа на небольшой лодке, которую сам же и построил, будучи судостроителем по образованию. Шесть дней спустя лодка затонула из-за того, что в ночное время в 450 милях от островов Зеленого Мыса столкнулась с чем-то неизвестным, возможно китом. Стивен перебрался с лодки на двухметровый спасательный плот диаметром около 6 футов (1,8 метра), который не позволял выпрямиться в полный рост. У Каллахэна с собой были навигационные карты, гарпунное ружье, три солнечных опреснителя воды и спальный мешок, а также книга о выживании в открытом море. Кроме того, Стивен читал об опыте выживания Линь Пэна. В море Каллахэн провел 76 дней, пережил встречу с акулами, многочисленные солнечные ожоги, пробоины в плоту, физические и душевные страдания. За время дрейфа он потерял около трети своего веса. Так как припасы быстро закончились, ему пришлось охотиться с копьем на рыб, ловить птиц и моллюсков. Поскольку плот был невелик, а радиомаяк оказался неэффективен, Каллахэна не заметили девять судов, мимо которых он проплывал. На 75-й день, 20 апреля 1982 года, течение принесло плот к острову Мари Галант в Карибском море, а на следующий день Каллахэна обнаружили рыбаки. За это время американец пересек Атлантический океан на дистанцию примерно 1,8 тыс. морских миль (3300 километров). После спасения Каллахэн выпустил книгу «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» и справочник для выживания в море. В 2012 году он был приглашен в качестве консультанта на съемки фильма «Жизнь Пи».

Читать еще:  Тераси - сушеная паста из ферментированных креветок

АЛЕН БОМБАР

Французский врач, биолог, путешественник и политик оказался в открытом море по собственной воле: он хотел доказать, что люди, потерпевшие кораблекрушение, могут прожить длительное время в море без запасов пищи и воды, питаясь только тем, что они могут добыть в море. Как врач, хорошо знающий резервы человеческого организма, Ален Бомбар был уверен в том, что множество людей, которые по той или иной причине оказались на шлюпках, плотах или других подручных средствах, погибли задолго до того, как их покинули физические силы: их убило отчаяние. В 1952 году он в одиночку пересек в маленькой резиновой лодке под названием «Еретик» Атлантический океан от Канарских островов до острова Барбадос за 65 дней. Все это время он питался исключительно сырой рыбой, которую ловил, а пил только дождевую и морскую воду или сок, выдавленный из рыб. Несмотря на то что Бомбар существенно подорвал свое здоровье и потерял 25 килограммов веса, опыт завершился успешно, а его путешествие не имеет себе равных в истории мореплавания.

ТАЙСКИЕ РЫБАКИ

Двоим рыбакам с тайского судна, потерпевшего крушение во время бури, удалось выжить, попав в большой холодильник для хранения рыбы. Их дрейф продолжался с 23 августа 2008 года по 17 января 2009 года, когда рыбаков по чистой случайности обнаружил таможенный самолет, который вызвал на помощь спасательный вертолет. Все это время рыбаки питались оставшейся на дне холодильника рыбой и дождевой водой. Тайцев доставили в больницу на остров Терсди у берегов Австралии, где лечили от тяжелого обезвоживания, последствий голода и сильных солнечных ожогов.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Спасённая ворона с чувством юмора подшутила над моим мужем

Умение играть, как свидетельствуют и зоо, и просто психологи – говорит о наличии интеллекта. А умение шутить?

Однажды я нашла кем-то разоренное гнездо ворон. Два птенца еще цеплялись за жизнь. Я принесла их домой, так и появились у нас Роня и Карина. Вот именно Роня очень любил подшучивать над нами.

Один случай наиболее врезался память. Муж торопится на работу, вспоминает, что оставил ключи на столе на веранде, забегает домой и на его глазах Роня подхватывает связку, выносит ее во двор и аккуратно кладет на край крыши.

Поставил высокий табурет, встал на цыпочки и почти дотянулся до ключей. Все это время ворона внимательно следила за ним. Он уже почти ухватил ключи, как она подскочила и нет, не унесла, а слегка их отодвинула. Мы с детьми замерли, у мужа прорезался голос, и он помчался за лестницей.

Поставил, залез, лег грудью на крышу и потянулся за ключами. Роня был готов к такому развитию событий, подхватив связку, он перенес ключи поближе к коньку. Тут уж муж взревел в голос, произнося слова, которые детям слышать не рекомендуется. Но дети уже валялись от хохота на земле.

Практически по-пластунски муж полз по хрупкому шиферу наверх, не обращая внимания на то, во что превращалась его одежда. Дополз, перевел дыхание, нет чтобы сразу хватать. Роня дыхания не переводил, он просто взял ключи, перенес их на крышу сарая и вернулся на веранду, на свое место, где обычно спал.

Обещание свернуть шею – было самым легким вариантом гибели шутника. Добыв наконец вожделенную связку ключей и переодевшись, муж с обидой посмотрел на продолжающую ржать семью, хотел обидеться, потом, видимо поняв всю комичность происходящего, рассмеялся и отправился на работу.

Все это время ворона всем свои отрешенным видом показывала, что вообще не понимает, чем вызвана такая суета и шум. Вот и говори потом, что жизнь животных – это только рефлексы.

Автор Нина Литвинова

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Как вы, невестки, не убирайтесь, но по-нашему все равно не сможете! Учу своих – всё без толку

Реальные истории и случаи из жизни — такое не придумаешь:)

«У меня два сына, и соответственно снохи тоже две. Я поражаюсь современным девушкам, ну вы и лентяйки! Или вас техника так избаловала? Каждая моя невестка мнит себя прекрасной хозяйкой, но такое впечатление, что у них у обеих руки-крюки: все вокруг пыльно и неряшливо, а вещи в шкафу как попало. А еще они настроились против меня, за то, что я их иногда могу поругать за незнание элементарных правил уборки. Да не сказать даже, что ругаю, а скорее советую и учу!

Первая сноха жила с нами почти год. Удивительно, но для протирки пыли с поверхностей ей необходимо было средство с пулевизатором, видимо, по ее мнению, больше никак пыль не сбить. Продемонстрировала ей «классику» с влажной и сухой тряпочкой, вуаля — и все чисто. Она только фыркнула. С полами вообще проблема оказалась: без швабры никак! То есть, чтобы просто не наклоняться. Я до сих пор мою полы руками в три действия: увлажнение, сбор грязи, и вытирание насухо. Не пройду мимо ни один участок полов, прогнусь и под шкаф, и кресла все отодвину. Невестку это просто бесило, говорит: «Делать вам нечего на пенсии, вот вы и корячитесь!».

Видимо, первая невестка передала второй, что жить со мной трудно, поэтому даже перед свадьбой «вторая партия» молодых сразу сняла себе квартиру, а старшая сноха с мужем взяли ипотеку. Ни то, что мы с девчонками в плохих отношениях, но они не в восторге от моего визита к ним. Я постоянно удивляюсь: почему, имея в доме по одному ребенку, у них собирается гора посуды в раковине? Почему каждая из них пользуется какой-то чудесной шваброй-маброй со специальным ведром-отжималкой, которая просто развозит грязь по полу? Почему нельзя простирнуть мелкое белье руками, а надо накапливать огромную кучу, чтобы все запихнуть в машинку? Неужели трудно поработать кистями рук, вместо того, чтобы просто нажимать кнопки?

Одна из невесток (младшая) постоянно смотрит мотивирующие ролики в интернете: как легко и просто убрать квартиру, видимо мои наставления ее не волнуют. В итоге покупает всевозможные средства и растирает по всей квартире пену. Я раз ей сказала: «Только без обид, давай так – ты отдыхаешь, а я на своем примере показываю тебе, как и что надо правильно делать». Причем, я не стала пользоваться ее новомодными средствами, брала только все «народное»: хозяйственное мыло, стиральный порошок, уксус, нашатырь, сода и перекись водорода. К вечеру ее квартира просто блестела! Она честно призналась: «Ну не могу я так!».

В принципе, если бы я одна такая была, так нет же! Все мои подруги, у кого есть невестки и дочери, все жалуются на то, современные девушки вообще обленились, и кроме химических средств и электроприборов ничего не признают! Некоторые вообще имеют роботы-пылесосы и посудомоечные машины, а еще жалуются, что устают от домашнего хозяйства. Да, мы старой закалки, мы стирали детям пеленки вручную и готовили кашки сами, а не с помощью мультиварки! А представьте, уважаемые невестки, если завтра у вас отберут всю эту технику и средства? Что вы будете делать? Да вы же грязью зарастете! Мы не цепляемся, нам обидно, что наши сыновья с вами живут!

Читать еще:  Спасательные операции в лесах. Часть 1: Мотивация и снаряжение

Да, мы – свекрови, гораздо проворнее и мудрее, так что учитесь уже у нас! Вы же должны передавать свои умения своим дочерям, чтобы в любых условиях марафет умели наводить и перед мужьями не позориться! Уборка, благодаря нашим хитростям, гораздо экономичнее в деньгах и к труду приучает с малых лет, даже если она сложнее. При хорошем подходе в доме ни пылинки, и это без ваших современных озонаторов и ионизаторов. Прислушивайтесь, девочки, к нашим советам, и отодвиньте в угол всю вашу технику, а то как у нас, у свекровей и матерей, ваш порядок в доме все равно другой: без блеска и лоска!»

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Стивен Каллахэн. В дрейфе: 76 дней в плену у моря

«…Оглушительный взрыв перекрывает треск древесины и рокот моря. Я вскакиваю на ноги. Вдруг на меня обрушивается водяной вал, словно я очутился на пути разбушевавшейся реки. Откуда он хлынул — с носа, с кормы? Или снесло сразу половину борта?». Стивен Каллахэн — яхтсмен, путешественник, художник — вышел в море в ночь на 19 января 1982 года на небольшой яхте «Наполеон Соло» с Канарских островов. Через шесть дней его яхта затонула, но он успел надуть спасательный плотик…

Одиночный дрейф

Он потерпел кораблекрушение и оказался на крохотном спасательном резиновом плоту в 450 милях к северу от островов Зелёного Мыса. Его плот мог только дрейфовать по ветру, а в подветренном направлении расстояние до ближайшей суши, Антильских островов, — 1800 морских миль.
Всего один человек в истории мореплавания пережил одиночный дрейф через Атлантический океан длительностью более четырёх месяцев. Произошло это в годы Второй мировой войны, а человеком, пережившим невероятное приключение, был английский моряк Пун Лим из Гонконга. Торговое судно «Бен Ломонд» было торпедировано в Атлантическом океане в 1600 милях западнее скал Сен-Пол 23 ноября 1942 года. Пуна подобрало бразильское рыболовное судно возле Салинополиса, у берегов Бразилии, 5 апреля 1943 года. Он провёл в море на жёстком плоту 133 дня! С тех пор прошло более 60 лет, и теперь подвиг англичанина пришлось повторить американскому яхтсмену.

Противостояние стихии

Море штормило, днём солнечные лучи ещё слегка отогревали скованного холодом человека на резиновом плотике, но по ночам ветер и волны бушевали ещё злее, и даже в субтропической зоне температура воды океана опускалась до 10°С, так что Стив Каллахэн вполне мог погибнуть от переохлаждения. Его сотрясал озноб, от которого не спасал насквозь промокший спальник, он мог отдыхать только урывками, поскольку волны постоянно накрывали плотик и приходилось вычёрпывать воду. Как вспоминал Каллахэн, грузное падение волн на плот или рядом с ним напоминало разрыв снаряда.
Кожу Стива, не просыхающую от солёной воды, усыпали сотни фурункулов, поясница, ягодицы и колени покрылись ссадинами, и морская соль разъедала гноящиеся раны. Плот был слишком мал, чтобы в нём можно было вытянуться во весь рост, и Стиву приходилось лежать на боку, поджав колени. Он постоянно подкачивал камеры плота едва работающим насосом, на что тратил много сил.
Пресной воды практически не было, Каллахэн установил себе жёсткий режим: полпинты в день (250 граммов). Выпивать по одному-единственному глотку примерно каждые шесть часов — это было жестокое, но необходимое требование. Морскую воду Каллахэн пить не решился, а входящий в комплект плота бортовой опреснитель работал плохо, давая не более 300 граммов пресной воды в сутки.
Однажды нижнюю камеру плота пробила акула, и Каллахен с помощью минимальных подручных средств закрыл пробоину. Временами он терял сознание, впадал в забытье.

«Я чувствовал себя богачом»

Иногда ему удавалось поймать рыбёшку, но порой он сам едва не становился добычей дорад, весьма больших рыб, длиной до метра, которые, рассерженные потерей своих сородичей, яростно атаковали плот.
Стив вынужден был есть попадавшиеся ему пучки водорослей и многочисленных их обитателей — крабиков и креветок, поселившихся на днище плота морских моллюсков (морских уточек). Однажды он умудрился поймать чайку, но избавиться от чувства голода ему не удавалось, все мысли были о еде и воде.
«Я был здесь один: от человеческого общества, богатства, от какой бы-то ни было роскоши меня отделяли тысячи миль пути, и тем не менее я чувствовал себя богачом: пятнадцать фунтов сырой рыбы покачивались, как бельё, на верёвке, натянутой поперёк плота», — записал он позже.
Каллахэн был близок к потере рассудка, эмоциональный стресс достиг предела и по самому незначительному поводу он впадал то в гнев, то в глубокую депрессию. «Тело было так измучено, что с трудом повиновалось командам рассудка. Тело хотело только покоя и избавления от физических страданий…».
Через 76 дней он увидел землю, остров Гваделупа, и был спасён рыбаками.

Всё изменилось…

Стив Каллахэн потерял 30 процентов своего веса — почти 20 килограммов, его организм был обезвожен, истощён и ослаблен. Через несколько дней сильно отекли ноги, начались колики в желудке, подскочила температура. Потребовалось полтора месяца, чтобы физическое состояние пришло в норму, восстановилась функциональная деятельность организма, опали отёки на ногах. Но через несколько месяцев Стив начал катастрофически лысеть, волосы выпадали в течение двух месяцев. Многочисленные рубцы на пояснице и ногах исчезли только на следующий год.
После этого уникального плавания у Каллахэна заметно изменился обмен веществ — если раньше ему требовалось трёхразовое обильное питание, то теперь было вполне достаточно двух раз, а зачастую — вообще одного раза.

Большая удача

«Что я вынес из этого плавания? — размышлял Стив Каллахэн, — Окрепла моя вера в безразличие морской стихии, в относительность понятий добра и зла и всех человеческих ценностей, в равенство всех творений Божьих и в собственную мою незначительность… Столкнувшись с голодом и жаждой, испытав на собственном опыте жестокие лишения и отчаяние, я научился по-настоящему сочувствовать1 тем миллионам земных обитателей, которые не знают в своей жизни ничего иного… Эта катастрофа вызвала у меня чувство утраты и надолго поселила страх в моей душе, но я решил не поддаваться страху и извлёк для себя полезный урок. Каждый человек может считать удачей, если ему за всю жизнь однажды выпадет серьёзное испытание… Когда я отчаиваюсь, когда чувствую себя одиноким и заброшенным, я утешаюсь молчаливым присутствием других людей, которым пришлось претерпеть большие страдания и которые сумели их пережить».

Журнал: Тайны 20-го века №31, август 2009 года
Рубрика: Сильные духом
Автор: Алексей Каздым

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector